Чуваши и булгары по данным Ахмеда Ибн-Фадлана

Ковалевский А. П. Чуваши и булгары по данным Ахмеда Ибн-Фадлана. — Чебоксары: Чувашское государственное издательство, 1954. — 64 с.Научно-исследовательский институт языка, литературы и истории

при Совете Министров Чувашской АССР

Учёные записки

Выпуск IX

Ковалевский А. П.

Чуваши и булгары по данным Ахмеда Ибн-Фадлана. — Чебоксары: Чуваш. гос. изд-во, 1954. — 64 с.

Печатается по постановлению Учёного Совета Научно-исследовательского института языка, литературы и истории при Совете Министров Чувашской АССР.

Если, таким образом, существует тесная связь между историей развития языка и историей народа, то, естественно, при отсутствии у народа древних исторических памятников данные языка могут пролить некоторый свет на его происхождение и развитие. О древнейших судьбах чувашского народа не имеется никаких устных письменных источников или, по крайней мере, они до нас не дошли. Но вот в этих затруднительных обстоятельствах пришли нам на помощь данные языка, в 60-х годах прошлого столетия лектор восточного факультета Петербургского университета Хусейн Фейзханов открыл чувашские элементы в надгробиях булгар. Разбирая намогильные надписи, оставшиеся от древних волжско-камских булгар, он немало был изумлён сходством булгарских слов с нынешними чувашскими словами.

Скачать PDF, 3,1 MB

 

Ссылки

 

Однако и независимо от постановки этого знака, чтение «Сӯāр» у Ибн-Фадлана всё же возможно. Ведь здесь речь идёт о передаче иноземного имени, которое в правила арабской графики не укладывается60.

Ковалевский А. П. Чуваши и булгары по данным Ахмеда Ибн-Фадлана. — Чебоксары: Чуваш. гос. изд-во, 1954. — С. 27.

Из приведенного обзора различных вариантов слова цуаç, суаç, сăваç, сăвар и тому подобных мы видим, что это старинное название народа чуваш засвидетельствовано в памятниках, начиная с X века, причем, повидимому, в тех формах, которые соответствуют выводам Н. И. Ашмарина, добытым, совсем иным путем.

Ковалевский А. П. Чуваши и булгары по данным Ахмеда Ибн-Фадлана. — Чебоксары: Чуваш. гос. изд-во, 1954. — С. 29.

 

 


 

От редакции

И. В. Сталин учит, что «язык относится к числу обще- ственных явлений, действующих за все время существования общества. Он рождается и развивается с рождением и разви- тием общества. Он умирает вместе со смертью общества. Вне общества нет языка. Поэтому язык и законы его развития можно нанять лишь в том случае, если он изучается в нераз- рывной связи с историей общества, с историей народа, кото- рому принадлежит изучаемый ЯЗ1؛К и который является твор- дом и Носителем этого языка»*. Если, TaK؛JM образом, суще- ствует тесная связь между историей развития языка и исто- рией народа, то, естественно, при отсутствии у народа древних исторических памятников данные языка могут пролить неко- торый свет на его нисхождение и развитие. О древнейших судьбах чувашского народа не имеется никаких УСТНЫХ письменных источников или, по крайней мере, они до нас не дошли. По вот в этих затруднительных обстоятельствах при- шли нам на помощь данные языка, в 60-х годах прошлого столетия лектор восточного факультета Петербургского универ- ситета Хусейн Фейзханов открыл чувашские элементы в над- гробиях булгар. Разбирая намогильные надниси, оставшиеся от древних волжско-камских булгар, он немало был изумлен сходством булгарских слов с нынешними чувашскими словами. Например:

булг.

хир

ض

чув.

хĕр

девушка, доч

أء

айх

أ. أخ

,,

уйăх

месяц

وء

джял

مجال

çул

год

ءء

джюр

در

 

Çĕр

сто

٠٠

джиати

جباتى

 

çиччĕ

[семь

ءء

сакр

سكل

أم

саккăр

восемь и т. д.

На основании указанных языковых данных Хусейн Фейз- ؛анов первый высказал мнение о родстве чуваш с древними булгарами.

؛ и. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания. Госполитиздат, 1950, стр. 22.

5 Три надгробных булгарских надписи. Известия Археологического об- щества, IV, 395—404, 1863.

Через 40 лет после него в 1902 году проф. н. и. Ашмарин в своей работе «Болгары и чуваши» вновь обратился к этой теме и после тщательного изучения этого воароса пришел «К заключению, что ««временные нам чуваши представляют из себя не что другое, как прямых потомков волжских болгар»*.

Советские историки, археологи, этнографы и лингвисты, не отрицая сходства булгарского языка с чувашским, не могут однако всецело согласиться с выводами проф. Н. И. Ашмарина о том, что чуваши явяются прямыми потомками булгар. Работая над этим вопросом в направлении своей специальности, они осветили некоторые моменты ранней истории чуваш. Но все же вопросы формирования чувашского народа до последнего времени остаются весьма неясными, спорными и требуют дальнейшего исследования.

Одним из важнейших источников для изучения ранней иçтории народов Поволжья, в том числе и чуваш, являются сочинения восточных авторов, писавших главным образом на арабском языке. На этих авторов ссылаются очень многие исследователи, но они, к сожалению, систематически еще очень мало изучены. Среди этих авторов исключительное место занимает Ахмед Ибн-Фадлан, лично побывавший на берегах Волги в 922-ом году и давший подробное описание своего путешествия. Среди описанных им народов обрашает на себя внимание одно племя, которое, судя по его названию и некоторым обстоятельствам его истории, повидимому, не только явилось одной из важнейших составных частей позднейшего чувашского народа, но и дало ему свое название.

Автор предлагаемой работы историк-арабист профессор А. П. Ковалевский, специально занимавшийся изучением Ибн- Фадлана и давший в 1939-ом году первый полный перевод сохранившегося текста его сочинения, первоначально читал название упомянутого племени как «саван» (по тексту Мешхедской рукописи, стр. 2086, строка 11). Однако в настояшее время, тщательно изучив этот вопрос на основании арабской палеографии, проф. А. П. Ковалевский убедительно доказывает, что это название должно читаться «суваз» или «сăваз», именно учитывая, что в старой арабской графике конечные буквы «н» и «з» писались почти одинаково (см. прилож. на стр. 63). Таким образом в племенном названии суваз мы можем видеть древнюю форму нынешнего названия чуваш (стр. 21—22). После открытия проф. А. П. Ковалевского становится совершенно ясным, почему именио марийцы с древнейших времен чуваш называют «суас» или «суасла мари». Возможность того, что сувазы частично являются предками чуваш, отчасти подтверждается и следующим обстоятельством. В 922 г., с приездом посольства багдадского халифа, булгарский царь Алмуш»

1 Н. И. Ашмарин. Болгары и чуваши. Казань, 1902, стр. 49.

как известно, решил окончательно закрепить свою власть путем официального принятия ислама. По рассказу Ибн-Фадлана племя «суваз» отказалось подчиниться его требованиям. Это следует увязать с тем фактом, что основная масса чуваш, находясь длительное время в булгарском государстве, позднее в составе Казанского ханства, не восприняла ислама и упорно отслаивала свою древнюю языческую веру и языческие обычаи.

Относительно местожительства племени суваз проф. А. П. Ковалевский полагает, что оно первоначально обитало на левом берегÿ реки Волги, где оно полнее составляло коренное население княжества Сувар. Однако, в дальнейшем, после принятия ислама сувазской знатью, особенно после нашествия монголов, когда на левой стороне Волги власть захватила кипчакская знать, а золотоордынские ханы проводили насильственное насаждение ислама, сувазы, убегая от феодального гнета, стали массами переходить на правый берег Волги. Здесь они, смешиваясь с местными племенами, и образовали компактную народность чуваш (стр. 45, 51).

Ценность открытия проф. А. П. Ковалевского не подлежит сомнению. Действительно от формы «суваз» легко могли получиться и формы «шубаш» (Шупашкар) и «чăваш». Несколько смущает нас только одно —это утверждение автора, что «племя суваз к числу булгарских племен не принадлежало, оно было местного происхождения» (стр. 49, 50).

Несколько неясным остается в работе и то, что автор не объясняет, почему местное племя «суваз» отказалось от родного языка и усвоило один из диалектов булгарского языка. В этом случае он ограничивается только следующим замечанием: «народ суваз в состав настоящих булгарских племен не включался. Но это конечно, не значит, что сувазы в то время не говорили на одном из диалектов булгарского языка».

Настоящая работа проф. А. П. Ковалевского, тщательно и добросовестно выполненная, представляет значительный научный интерес и заслуживает серьезного внимания. Кроме основного вопроса о племени суваз и его вероятной связи с чувашским народом, автор останавливается на многих других исторических и лингвистических вопросах, касающихся Волжской Булгарии и племен Среднего Поволжья в десятом веке. Хотя эти вопросы еще требуют дальнейшего изучения, все же мы полагаем, что работа А. П. Ковалевского содержит большой и интересный материал и для историка, и для этнографа, и для лингвиста.

Чуваши и булгары по данным Ахмеда Ибн-Фадлана

Прошло пятьдесят лет с тех пор как вышло в свет известное сочинение н. и. Ашмарина «Болгары и чуваши»1, в котором глубокий знаток чувашского языка на большом лингвистическом материале установил тесную связь этого языка с языком древних булгар. Тем самым по-новому был поставлен и вопрос о происхождении как чувашского, так и татарского народов, с тех пор в этой области работали многие ученые, — археологи, антропологи, этнографы и лингвисты. Итоги этих работ на известном этапе были подведены на двух научных конференциях2. Было установлено, что и чуваши, и татары представляют собою результат смешения коренного оседлого населения Среднего Поволжья с пришельцами из южных степей, оседавшими здесь в продолжение многих столетий. Такой же смешанный характер имеет и культура этих народов, причем не только в позднейшее время, но уже в эпоху до монгольского нашествия.

Вместе с тем однако следует самым решительным образом подчеркнуть, что вопрос о тождестве в прошлом чувашского и булгарского языков или об их диалектических различиях имеет самостоятельное значение. Нельзя смешивать язык и культуру, и тем более язык и расовое происхождение данного народа. Народ, носитель языка, может претерпеть глубокие изменения в этническом составе, в своем общественном строе и в своей культуре, но язык в основном может остаться тот же. «Язык, — говорит И. В. Сталин,—живет несравненно дольше, чем любой базис и любая надстройка»3. Это касается и тех случаев, когда население какой-либо страны восприняло язык другого народа. Если предки чуваш, коренные жители Поволжья, как входившие в состав булгарского государства, так и жившие вне его пределов, утратили свой язык и вое- приняли язык пришлых завоевателей булгар, то в результате этого, хотя они сами и не сделались булгарами, они все же начали говорить на настоящем булгарском языке. «Совершенно неправильно, — говорит И. В. Сталин, — 6هآممت бы думать, что в результате скрещивания, скажем, двух языков получается новый, третий язык, не похожий ни на один из скрещенных языков и качественно отличающийся от каждого из них. На самом деле при скрещивании один из языков обычно выходит победителем, сохраняет свой грамматический строй, сохраняет свой основной словарный фонд и продолжает развиваться ١١ () внутренним законам своего развития, а другой язык теряет постепенно свое качество и постепенно отмирает. Следовательно, скрещивание дает не какой-то новый, третий язык, а сохраняет один из языков, сохраняет его грамматический строй и основной словарный фонд и дает ему возможность по внутренним законам своего развитая. Правда, при этом происходит некоторое обогащение словарного состава победившего языка за счет побежденного языка, но это не ослабляет, а, наоборот, усиливает его»*.

Кто бы ни были предки чуваш в антропологическом ОТНО- шении, каков бы ни был характер их культуры, раз они вое- приняли язык булгар, их язык не сделался каким-то новым, третьим языком. Это был все тот-же булгарский язык, продол- жавший «развиваться по внутренним законам своего разви- тия». Точно также, после того как основная масса населения булгарского царства в результате усиления здесь кыпчакского цемента стала говорить па татарском языке, этот язык дол- жен рассматриваться как язык кы^кско-татарской группы независимо от того, что его носители являются по своему происхождению коренным населением Поволжья, лишь отча- ста смешанным с пришельцами.

Все же, если общие положения н. и. Ашмарина о тесной связи чуваш и волжских булгар в области языка оказываются правильными, то частные вопросы формирования чувашского языка на основе булгарского, а также конкретные обстоятель- ства образования чувашского народа как такового остаются весьма неясньиш. правда, археологи и этнографы сделали для ранней истории чуваш весьма много. Так, благодаря раскопкам П. Н. Третьякова на территории Чувашской АССР было установлено, что юго-восточная часть чувашских земель, область чуваш анатри, прочно входила в состав булгарского государства, она была отделена пограничными валами и на ней сидела булгарская феодальная знать؛, в то время как чуваши вирьял находились вне этих пограничных рубежей. Устано- влено также, что в результате нашествия монголо-татар и дальнейших разгромов булгарского царства в XIII—XIV веках население бежало не только на север за Каму, но и на запад в область чуваш, чем способствовало усилению здесь булгарского элемента. Этнографические данные также указывают ؛с одной стороны на древнюю связь чувашского быта с корен- ным населением края, в частности с соседними марийцами, с другой стороны, особенно в южных районах Чувашии, на связь с бытом степных народов, к сожалению, такого рода выводы носят слишком общий характер. Между тем письменг: ные памятники ^олее раняей эпохи Булгарского царства по- гибли6, а позднейшие татарские историки Тишком мало знали о домонгольской эпохе, отчасти же сознательно ؟носили ле- гендарный элемент, относя, например, принятие ислама булга- рами к первые годам хиджры؟ и тому подобное, о чув؛^шах, как об особом народе в письменных памятниках до XV؛ века пока вообше никаких упоминаний не «

Это заставляет нас с особенным вниманием относиться к тем скудным данным во истории IX—XII веков, которые содержатся в сообщениях восточных авторов, « علءئئس8أه6مه здесь лично, как напр., Ибн-Фадлан, 

сюда с посольством багдадского халифа в 921—922 годах, Ибн-Хаукаль, багдадец, побывавший в Булгарском царстве в середине или во второй половине X века, Абдулхамид ал- Гарнати, испанский араб из ?ранады, побывавший в X؛؛ веке несколько раз на нижней и средней Волге и отсюда в Среднюю Азию.

Надо однако подчеркнуть, ЧТО сообщения этих авторов؛ могут дать ценные сведения лишь при том условии, если ء каждом отдельном случае будет произведено самое тщатель- ное исследование в отношении как самого автора и его про- ؟зведения, ток и тех источников, которыми он пользовался, будет проделан критический анализ каждого данного места тек-: ста на основании возможно большего числа рукописей с привле- чен^ем параллелей из других сочинений того времени и т. д»

Ввиду этого автор данной работы ставит себе весьма огра- ниченную задачу—попытаться извлечь и критически обрабо- тать сообщения одного лишь арабского писателя, освещающие до некоторой степени вопрос о взаимоото©шении чуваш и булгар в первой половине X века. Этот писатель, упомянутый выше Ахмед ^бн-Фадлан, написавший подробный рассказ о своем пребывании на берегах ^олги в 922-ом году в качестве секретаря посольства багдадского халифа Джа'фара ал-Мук- тадира к царю волжских булгар Алмушу.

Такая работа становится возможной благодаря тому, ЧТО' как сочинение ^бн-Фадлана, так и обстоятельства его путе- шествия на Волгу за последнее время подверглись более или менее детальному изучению. Общий обзор истории этого изу- чения за последние 10—15 лет, а также некоторых его ре- зультатов можно найти в статье А. п. Ковалевского «Вивчен- ня подорож1 ؛бн-Фадлана на Волгу за Мешхедським рукопи- сом»8. Там указана и соот^ствующая литература.

Первым условием ддя использования любого письменного исторического источника является., конечно, возможно более тщательная оценка достоверности заключающихся в нем сооб-,щений. В статье того ؛же автора: «о степени достоверности ^бн-Фадлана»® дан некоторый итог оценки упомянутого писа~

теля именно с этой точки зрения. Результат получился вполне положительный. Он  формулируется в следующих слонах упо- мянутой статьи: дИтак, из всего сказанного можно сделать тот непреложный вывод, что Ибн-Фадлан относился اساآ'ااا добросовестно к описанию всего того, что он видел и слыша-л. Правда, текст его рассказа дошел до нас далеко не ١ (полном виде и не свободен от искажений. Однако, путем длительного и внимательного изучения многое может быть восстановлено» «٠.

Но если для общеисторического исследования такой ار0<اا. ا) ا является вполне достаточным, то при использовании данного памятника для более тонких филологических наблюдений не- обходимо учесть ряд весьма важных дополнительных обстоя- ؟гельств.

Внимательно п^сматриваясь к некоторым деталям рассказа Ибн-Фадлана, мы имеем все основания предположить, что во время своего путешествия он вел некоторые зааиски о виден- «ом им и слышанном, причем в дальнейшем, составляя свое произведение, он не старался вноснть. в эти записки редактор- ских изменений.

В этом отношении весьма характерно его сообщение о своем разговоре с местными жителями тотчас после приезда в £Трану булгар, когда он уже находился в местности около Трех Озер в шести километрах от Волги, но еще не успел побывать у этой реки. Здесь он передает слова своих собе- «едников, которые словом «Атăл» называют не реку Волгу, ك некое «место» на берегу этой реки: «Если кго-либо из нас выходит к месту, называемому Атăл,—а между нами и им рас؟тояние пути менее фарсаха,~во время появления [утрен- ней] зари, то он достигает его ко времени, полного наступле-  ния но^и* (М. 206а 7—81لز. Когда позднее ^!бн-Фадлан сам разобрался в обстановке, он подробно рассказывает об этих Трех Озерах и продолжает: «Между этим местом и их огром- 'НОЙ рекой, текущей в страну хар, называемой Атăл, около фарсаха. На этой реке находится место рынка» (208а 2—3). Однако прежнюю свою запись, где словом Атал обозначалась не река, а некое «место», он не счел нужным исправлять.

Подобное же отношение к редк^рова؟ию своего сочине- ния мы видим у Ибн-Фадлана п в других местах. Так, он очень живо описывает, как местный муэззин оправдывался перед ним, почему он в летнее время не читает положенной «очной молитвы. При этом SOT-муэззин уверял строгого баг- дадского ревизора, что короткие ночи будто бы были еще короче до их разговора (2056 15—16). Это происходило 13 мая, и Нбн-Фадлан в дальнейшем мог легко убедиться в том, что «Очи продолжали не увеличиваться, а ^орачиваться еще более месяца. Однако, записав раз этот разговор, он уже не вносил в него никаких изменений. В первую же ночь по прибытии ^бн-Фадлан и его спутники были напуганы сильным северным

сиянием, показавшимся им в виде с^^ющихся в иебе джин- н©в. Царь булгар, успокаивая своих гостей, тут же уверяв их, что эти джинны сражаются каждую ночь, и что булгары их всегда таким образом видят (2056 ذل и иеридский пере- сказ у так называемого Ахмеда Туси12). и хотя в дальнейшем, конечно, далеко не каждый день видел это явление, он опять таки оставил свою запись без всякого изме- нения или замечания.

€ другой стороны, рассказ об обряде похорон руса и дру~ гие подобные сообщения содержат такие подробности кото- рые вряд ли мог запомнить без записи. Точно

также вряд ли он мог запомнить многочисленные названия рек, совершенно ему незнакомые и чуждые, не записывая их по мере того, как он их слышал. Между тем, основная масса за- писей этих названий у Ибн-Фадлана, повидимому, довольно точно отражает их местную фонетику, поскольку это ВОЗМОЖ- но желать посредством арабского алфавита. Таким образом мы можем считать, что он был достаточно добросовестен в передаче не только исторических фактов, но также и лингви؟ стических данных, так что мы могли бы на них полагаться., если бы имели подлинное его сочинение, например, его авто- граф, особенно с огласовками собственных имен, которые « нем, вероятно, имелись'^.

Так как этого автографа у нас нет, то возникает следую- щий вопрос,—-в какой степени первоначальные начертания ав- тографа ^бн-Фадлана сохранились в передаче позднейших переписчиков, в упомянутой выше статье «٠ степени досто- верности Ибн-Фадлана» посредством как косвенных доказа- тельств, так особенно путем прямого сравнения с некоторыми позднейшими иранскими пересказами из Ибн-Фадлана было- показано, что известная нам «полная» редакция сочинения этого автора в действительности представляет собою сокра- щение. Это сокращение было произведено еще в десятом веке при дворе Саманидов неким просвещенным вельможей, соста- вителем сборника, в основу которого было положено большое географическое сочинение Ибн-ал-Факиха с присоединением двух записок Абу-Дулафа и, наконец, сочинения Ибн-Фадла- на. Эти редакционные пропуски, которые лишь в очень ма- лой степени восстанавливаются по упомянутым персидским пересказам, являются, конечно, большой потерей для истори- ка؛ но сохранившийся в сокращенном тексте лингвистический материал при этом едва ли пострадал и мог подвергнуться лишь случайным искажениям в процессе переписывания СОЧИ- нения Ибн-Фадлана в помянутый сборник.

Очень важным обстоятельством является то, что ни в то время, т. е. в десятом веке, ни в дальнейшем, вплоть до на- чала тридцатого века, это сочинение никому не был؟ из* вестно, и, следовательно, не переписывалось. При дворе Саманидов им, вероятно, пользовался ограниченный круг лиц приборной знати, а после падения Самаыидов в 999 ом году оно осталось в частном владения может быть кого-либо и؟؛ потомков тех же Саманидов. Во всяком случае знаменитый ученый географ и историк хш века Якут познакомился с упо- мянутым сборником и содержащимся в нем сочинением Ибн- Фадлана лишь в двадцатых годах этого века в средней Азии непосредственно перед монгольским нашествием. ٦٠؛ его ело- вам/в т©  время. эт،> сочинение было «в рук'ах'у многих», ина- че говоря, тогда уже имелись многочисленные его списки. Списки эти возникли, повидимому, незадолго перед этим, так как весь в целом сборник и сод^жащийся в нем текст Ибн- Фадлаиа раньше никем не был использован и вообще до того времени не сохранилось никаких следов знакомства с ним у других авторов. Упомянутые персидские пересказы XII и XVI веков восходят не к этому сборнику, а к не дошедшей до нас полной редакции сочинения Ибн-Фадлана. Итак, мы имеем все основания полагать, что переписчики XIII века списывали этот сборник непосредственно с какой-то рукописи X века, может быть первоначально прямо с оригинала.

Эти новые копии сборника имелись, конечно, и в тех за- мечательных библиотеках Хорезмского го^дарства, которыми так восхищался Якут. Из них он особенно восхвалял библио- теки в городе Мерве. Для выяснения « судьбы известной нам Мешхедской копии сочинения Ибн-фадлан^ не- лишне будет выписать из «Географического словаря» Якута часть его рассказа об этих библиотеках: «Если бы не то, что произошло из-за нашестçия татар на эти страны'и их разру- и؛ение, я не покинул бы его [Мерва] до сме'рти из-за обходи- тельности, мягкости и вежливости, его жителей и множества книг по части основных наук, [находившихся] в нем. в то время как я его покидал, там было десять книгохранилищ— вакфов. Во всем мире ؟ не ви^ал подобных им по количеству и превосходству их... [Там же] библиотека Низам-ал-мулька ал-Хасана ибн-Исхака в его медресе, и две библиотеки^ при- надлежащие [семье] ас-Сам؛ани, и другая библиотека в медре- се Амидийе, и библиотека. Маджд-а^-м^лька, одного из вези- ров позднейшего времени. Там еще библиотека « в медресе [того же имени], и Думайрийе в одной ханаке там. Из нее было легко получать: не ^оки^али мой дом 20U томов и более [взятых из нее] без залога, а ценность их была 200 динаров. Я слаждался там и заимствовал оттуда полез- ные сведения»14. На основании этого описания можно гадатель- но предположить, что первоначальная рукопись '

X века в то время могла сохраниться., напр ء ء упомянутой здесь библио؛؛еке ас-Сам'ани, в других же местах, напр., в библиотеке ^атун имелись сделанные с нее копии.

Обращаясь теперь к тому сборнику географические сочинений, который хранится в библиотеке при мечети Имама Ризы в Мешхеде в Иране и в котором содержится единствен- ная дошедшая до нас копия сочинения Ибн-Фадлана, мы ВИ- ДИМ, что этот سءه6ء, как и делая серия других рукописей, был по>кртв©ван в это свя[ценное для мусульман-шиитов ме- сто в 1656/57 году неким Ибн-Хатуном؛؛. Невольно обращает на себя внимание связь этого имени с названием мервской «библиотеки Хатунийе», ه которой говорит $кут. Перед нами, как будто, вырисовывается следующая картина. Данная руко- пись находилась первоначально в Мерве в упомянутой библио- теке. Во время нашествия монголов библиотека в Мерве была, конечно, в основном уничтожена, но эта рукопись сохрани- лась, и, может быть, была увезена одним из потомков жертва- вафельницы в Иран и здесь, уже в XVH веке, передана в меш- хедскую мечеть. Хотя, изучая эту рукопись, нам приходится пользоваться лишь ее ،фотографией, все же мо^но видеть, что она весьма стара, изъедена червями и потрепана*®. Ее графика «меет определенно архаические черты. Так, конечная буква «лям» имеет угловатую форму и напоминает конечное «кяф», у конечных م ء»ة,ا‘ и яс،، (ث) точки стоят у самого правого зубчика. Таково же положение точки и у конечного «н^н», причем самый изгиб этой буквы бол؛е развернут и прибли- жает его к «зайн». Таким образом эта рукопись вполне МО- жет быть отнесена к домонгольскому времени. Между тем н^ основании соображений, приведенных выше, мы пришли к вы- воду, ٩™ копии сборника, заключающего сочинение Ибн-Фад- лана, которые в начале XIII века Якут видел «в руках МНО- гих лкмей» в Средней Азии, бь؛ли незадолго перед тем спи- саны с гораздо более старого экземпляра десятого века. Меш- хедская рукопись как раз и ^твер’ждае-؛' это тем, что в ней, как будет показано дальше, в конце слов буква «нук» часто заменяет собою «зайн» и наоборот. Это мо'жет быть объясне- но только тем, что переписчик имел перед глазами еще более архаическую форму конечного «нун», которая совсем ^ало отличалась от «зайн». Это можно хорошо видеть на прило- женной в конце таблице форм этих букв 3^ период آه' VII до XIII веков».

Итак, есть некоторое основание предполагать, что нашу « рукопись отделяет от автографа Ибн-Фадлана

всего одна копия, именно рукопись составителя среднеазиат- ского сборника, и что таким образом писавший Мешхедскую рукопись был вторым переписчиком текста сочинения Ибн- Фадлана-. Несомненно, что Ибн-Фадлан писал свое сочинение в Багдаде, но экземпляр, ا'إا!؛آاسما؛0اا ко двору Саманидов, надо нолагйть, был написан или его собственной рукой или, во вся- ком случае, им самим просмотрен.

Если приведенные предположения и не могут быть неопровержимо доказаны, то все же в общем известная нам ко- ПИЯ не может далеко отстоять от первоначального оригинала сочинения Ибн-Фадлана. Таким образом, точность переда ؟ лингвистических данных зависит главным образом от дсбросо» вестности переписчика Мешхедской рукописи и, выяснивши особенное™ его недосмотров и описок, мы могли бы получить более или менее надежный материал. Надо, к сожалению, признать, что этот переписчик плохо знал арабский язык, ча- сто не разбирал своего оригинала и в некоторых местах со- вершенно исказил текст, к тому же он относился к своему ^елу довольно не^ежно и по возможности упрощал работу. Путем детального изучения манеры его письма, а также тща~ тельного сопоставления различных мест рукописи удалось вое- становить весьма многое, что касается собственно арабского текста. Но это же дает материал для суждения ه том, какие искажения этот переписчик мог внести в местные неа؛؛абские слова؛ географические названия и собственные имена. Поэто- ^у остановимся на тех ссобенностях манеры его письма, кото- рые имеют прямое отношение к нашей задаче^.

1. Переписчик довольно часто пропускает диакритические точки над и под буквами. Если в неарабских собственных именах встречаем лишенные точек буквы ع и ح, которые обозначают чисто арабские звуки, то, очевидно, следует ЧИ- тать غ и خ с точками над ними или же ج—-*ДЖИМ* с точкой внизу. Напр., название рек 203) ب-اجاعа ?ز — Моча, и وليع 4 36م2إ) —Утка должны читаться باجاغ и رويتي а река سوح (203а 7) — Сок, как وخ،>. Когда же точки отсутствуют у дру- гих букв, обозначающих не специфически арабские звуки, то эти точки могут быть остановлены лишь с большей ил» меньшей вероятность؛©.

Сюда же следует отнес™ случай замены «й» через «б». Так, например, в титуле булгарского царя—»йылтывар» пере- писчик систематически ставил иод начальной буквой вместо двух точек одну, т. е. вместо «й،،—,,б».

2. Перестановка точки из положения под строкой над стро- ку или перенесение с одной буквы на другую. Так, вместо كذ؛ل-— Кинель, получилось JLT» (203а 7) —,,Кибал» и вместо ددات—Ниясна—4 2086) لناسغه) —»Бинасна». Здесь к тому же две точки нод,م» заменены одной. Комбинацию пропусков точек с перестановкой имеем в названии реки Яик. Здесь в первоначальном начертании جدخ—»Джайх» все точки опуще- ны, кроме одной, которая переставлена так, что получилось ٣ (203а 4). Поэтому, например, название реки Майвы— 4 2036) ب]رناج) мы можем прочесть, учитывая некоторые до- нолнительные соображения, как

при этом следует сделать весьма важное замечание, что переписчик нигде от себя лишних точек не ставил*®,

3. Что касается СМОПК'НИН конечных букв,,11» и «з», то этот вопрос требует ،اءااااا؛№اا]ا؛ا ا) ار) (آ<) -ال. Как уже говорилось, в самой Мешхедской اا. -،ااااااءامإآا и ؛СИ (') буквы,,н» несколько более развернут и точка اا،;اا 'ا'اا () 'ا'ا пр. -жым его краем, т^к что эта буква по свое ('1 форме,ириближ. 'П'тся к,,з». Однако все же здесь, кроме одного-диух случат, нти буквы ясно разли- чимы. В то SKC время, как сказано нише, в том оригинале, с которого Мешхедская рукопись €писана, конечная буква مء», очевидно, так мало отличалась от что переписчик

их явно путал, особенно, конечно, в незнакмых ему чужих именах.

Вот относящиеся сюда случаи:

١) Пазванне города в Средней Азии Афирабр написано как 2 1976) ازدن). В первоначальном начертании стояло, конеч- но, أفرلر. Предыдущий переписчик по ошибке переставил точку с,,6» на,,р<، так, что получилось—أقرا-ر. Переписчик Мешхедской рукописи это рабски списал, заменив однако конечное . م» на,,н».

2) П^зв^»ие реки Иргиз написано 203) ارسа 7). Так как буква ح обозначает чисто арабский звук, то здесь перв©на- чально стаяло خ, причем точка, стоившая над этой буквой, съехала на предыдущую букву,,р،،. Кроме того, конечное, م» переписчик прочитал, как,,н . Седовательно первана- чальное чтение было— ارض,,Ирхиз».

3) Название одной небольшой реки в стране булгар напи- сано в Мешхедской рукописи 4 2036) ج. اوشين), т. е.,,Джау- шын». Мы не могли бы судить ه правильности этого начерта- ния, если бы в дальнейшем тексте эта же река не была бы дваж- ды написана как 10 2086) ج. اوشير и 216 6ةم) —»Джаушыр». Превращение буквы «р в «н،، могло произойти тольк؛) через промежуточную букву,,з», т. е. в первом случае в оригина- ле должно было стоять جاوشي'ر,,Джаушыз'‘.

4) Название одного народа в царстве булгар в Мешхедской рукописи пишется 11 2086) سوان) —»суван». Название это у Ибн-Фадлана, к сожалению, больще не повторяется. Однако в булгарском царстве несколько позднее хорошо известно название города سوأر—»Сувар». Так как мы уже видели ряд примеров, когда в Мешхедской рукописи конечное >,н‘، стоит па месте прежнего,,з», то и здесь можно с уверенностью утверждать, что в оригинале переписчика здесь стояло не,,су- ван», а «суваз», т. е. как бы,,сувар», но с точкой над,,р،،سوار. В правильности такого вывода мы можем убедиться при

разборе аналогичной формы у ал-Идриси, о чем речь будет «иже.

Из приведенных случаев, конечно, не следует, что в Меш- хедской рукописи в местных собственных именах конечное «н» всегда является искажением «3،،. Для установления такого факта, как мы видели, должно быть особое основание, а имен- «о наличие «р» в параллельных формах. Так, напр., этого нет в названии рек Черемшан—3 2036) جرسان) и реки урень—

3 2036) أورن).

Вместе с тем установление факта превращения в том или ином случае буквы «3» в букву «н<،, хотя и представляет некот،>рые трудности, но зато, если мы такой факт установим, он приводит к надежным выводам. Именно, в таком случае . мы можем быть уверены в том, что точка над буквой «з» не случайна, но была уже четко обозначена по крайней мере в предыдущей копии сочинения И^Фадлана, то-есть предполо- жительно еще в тексте десятого века.

Обратное явление написания *3» вместо «ни в Мешхедской рукописи встречается только в арабских выражениях^.

Что касается огласовок, то, конечно, в Мешхедской руко- ™си их почти нет. Лишь изредка переписчик ставит над на- чальным алифом знак долгого мадду. Это мы видим в названии с^днеазиатского города Фирабра— «Афирабр» (1976 2) и в названии Волги—»Атăл» (208а 3, 2096 18, 210а

11). Однако и здесь пе^писч непледовтелен,—ес™ у него начертания последнего названия и без знака мадда (206а 7). В последнем случае мы могли бы читать Итиль. Иногда пе- реписчик ставит ?нак удвоения—шадда, напр., над конечным «вав» в названии хмельного напитка у булгар «суджув». Воз- можно, что в оригинале Ибн-Фадлана все малоизвестные ело- ва были огласованы. В этом отношении представляет интерес одна мешхедская рукопись первого тома,,Географического £ловаря» Якута, копия которой имеется в Рук. отделе Инст. ВОСТОКОВ. Ак. Наук СССР21, в этой рукописи, как и в ее ко- ПИИ, весь текст сплошь огласован, в том числе и все соб- ственные имена. Правда, огласовки весьма небрежны, причем, конечно, неизвестно, восходят ли они к оригиналу самого Якута. Хотя в имеющемся здесь первом томе сочинения Якута содержатся как раз нужные нам выписки из Ибн-Фадлана в статьях—»№иль», «Башкиры» и «Булгары», но значительная часть интересующих нас слов в выписках Якута вообще от- с^твует. 'Все же огласовку титула йылтывар я беру из этой рукописи.

Учитывая указанные особенности графики Мешхедской ру- кописи и некоторые дополнительные соображения, мы можем «звлечь из сочинения Ибн-Фадлана следуюшие языковые данные

из области Восточной Европы как булгаро-чувашские, таге и относящиеся к другим народам.

,سم س»ء» تتمثتأ؛؟مم بمص ٠

3) Ирхиз (Иргиз); 4) Бачаг2؛؛ (Моча); رج Самур (Самара); 6) Ки- нал (Кинель); 7) Сух (Сок); 8) Кунчулу (Кундурча);9) Дж (ч) а- рамсан (Большой Черемшан); 10) Урăн (Урень); 11) Урйм;

12) Дайнах или Пайнах (Майна); 13) Вăтыг или Вăтйăг (Утка) ؛ 14) Нийасна (؛-؛еясловка); 15) Джаушыз пли Джаушыр (Гау- шерма?); 16) Хĕллече (Три озера: Чистое, « Ат-

манское); 17) Атăл (Волга) 23.

Названия народов и племен:

18) Ба^^ард (башкиры); 19) русийа (русы); 20) вису (весь^ народ у Белого Озера); 21) сăваз или суаз (народ, предки чувашей); ^2) булгар (племя); 23) эскэл (племя); 24) Баран- д،ж (ч) ар («домочадцы одного дома»).

25) ^лт (д) ывар (Эльтэбэр).

Собственные имена лиц:

26) Ллмуш или Эльмуш (царь булгар); 27) *»

отец); 2زة Башту (отец хазарина, посла царя булгар к халифу) ؛ 29) Барйс или Барс («отрок» халифа, булгарин); 30) Т (д) алут (отец семейства, булгарин); 31) Вырй. г или Вырыг (вождь пар- ™и недовольных из народа ейваз).

Выражения, относящиеся к быту:

32) Суджув или ейджув (напиток из меда); 33) ص (ковш, кубок); 34) предполагаемое названее ^блок «девичьк яблоки».

Из этого материала я привлекаю к данной работе главные образом те данные, которые так или иначе могут осветите вопрос ه ранней истории чувашского народа в его взаимоотно- шении с волжскими булгарами.

Если н. И. Ашмарин в указанной выше работе обоснован общее тождество чувашского и булгарского языков, то в даль- нейшем стал вопрос о наличии диалектов в этом общем языке и о месте среди них древнечувашского. Изучению этого و0ظ- роса также положил основание н. и. Ашмарин. Сравнивая данные поздних булгарских надписей (XIV века) с данным؟؛ живого чувашское языка, он пришел к предположению, «что в болгарском языке того времен» существовали местные ГОВО- ры, отличавшиеся один от другого некоторыми особенностя- ми»24. Непосредственным поедом для такого высказывание послужили варианты полных окончаний порядковых числитель؛-

шых: чувашские—ăмăш, ёмёш, и булгарских «

؛енёш. Последние в чувашском отсутствуют, но имеются их сокращенные формы на -ан,-ён2؛؛. Понятно, что вопрос о ^и^- лектах древне-булгарского языка весьма важен и имеет пря- мое отношение к истории формирования чувашского народа.

Между тем булгарские надписи сами по себе, без привле- чения живого чувашского языка, даже при самом тщательном изучении вряд ли могут дать материал для установления от- личий древнего чувашского диалекта от булгарского. Памят- ники эти поставлены над умершими мусульманами, а чуваши, как известно, упорно не принимали мусульманства. Если же ©ни и йринимали ислам, то в дальнейшем окончательно теряли свои языковые и этнические особенности, к Тому же упомя- нутые надписи относятся к сравнительно поздней, послемон- « эпохе, когда уже сильно было кыпчакское влияние  и вся обстановка совершенно изменилась. Об этом еще будет речь дальше.

Другое дело восточные, главным образом арабоязычные, авторы, писавшие о народах и странах Среднего Поволжья до нашествия монголов. Те из них, которые побывали на месте, могли записывать географические названия, личные имена и отдельные слова так, как они их слышали, иногда непосредственно от местных жителей. Варианты их написания дают материал для суждения о диалектических различиях или может быть об изменении слов с течением времени, в дальнейшем изложении я постараюсь привести ряд таких вариантов.

Основной особенностью чувашского языка является то, что он не имеет в свое^ставе звонких звуков, а лишь глухие и полузвонкие. Все исследователи согласны с тем, что это очень дре^яя особенность, с. Е. Малов, относя ее к древнетюрк- ским временам, полагает, что «исходя из этого, чувашский :язык можно считать одним из древнейших тюркских языков»2®. Это имело бы основания, если бы можно было установить, что булгарский диалект как на Волге, так и в более ранние времена в степях, также обладал этой особенностью. Именно этого мнения держался не кто иной, как н. и. Ашмарин7؛؛. Однако факты все же говорят против этого предположения, прежде всего самое название *болгар», «булгар», засвидетель- ствованное славянскими и иными памятниками, четко разли чающими звуки,6» и ٦» ء»م» и «X», показывает, что древ- ние булгары не произносили своего имени на чувашский лад «пăлхар»'. Это же касается и ряда других слов, например, :заимствованных из булгаркого в венгерском. Таким образом древний чувашский диалект все же отличался от булгарского своими глухими согласными и нет основания полагать, что это была древнетюркская особенность. Повидимому, она относится к тому языку, на котором предки чувашей говорили до принятия булгарского языка. Подобно тому, как в новое время,

17

воспринимая слова русского языка, чуваши превращали звонкие согласные в глухие или полузвонкие, точно так же они ослабили звонкие согласные усваиваемого ими булгарского языка.

К сожалению, показать это фонетическое различие для X века пока что довольно трудно. Отчасти это зависит от то- го, что арабская графика не различает звуки «б»и»п»,'«дж» и,,ч». Кроме того, восточные путешественники, например, находясь на берегах Волги, зависели от своих информаторов и переводчиков, которые М0؟^!И пр؟؟зно؟ить сл^ва н^ свой Лад, внося элемент звонкости. Так, у Ибн-Фад» лана, наряду с древним названием реки Майны,,Байнах» с конечным глухим,,X», имеем название реки Утки—»Вăтьг؛» и собственное имя вождя оппозиционной партии «Выраү» с ко- нежным звонким фрикативным,,у». Между ^ем, поскольку эти слова относятся к древней территории чувашского племе- ни, мы ожидали бы в конце именно глухую согласную. Сле- дует, олн^ко, учесть, что Ибн-Фадлан несомненно слышал, по- крайней мере, последнее имя в ставке царя. Поэтому конеч- ные звонкие согласные в данном случае могут быть отнесены за счет произношения окружавших его булгар. Зато весьма яркой « особенностью последних двух слов ЯВ-

ляется форма начального «Ва» и «Вы», резко отличающая их от первого слога названий двух рек, лежащих немного более на юг,— «Урăм» и «Уран». Исходя из прелыдуших форм, мы к здесь ожидали бы «Варăм» и «Варăн»28, Но мы этого не имеем» Можно, конечно, предполагать в арабском тексте описку— اورن вместо وارن. Однако, учитывая современные названия этих же рек, приходится признать, что в их начертании в Мешхедской рукописи вернее всего сказывается язык другие тюрок. Эти формы были закреплены усилением кыпчакского элемента. Ведь в новейшее время и река «Утка», имевшая булгарскую форму «Вăтьг[«, стала произноситься по-татарски «Уд?а».

Заканчивая описание своего путешествия из Багдада в бул- гарское царство, но еще не приступив к описанию того, что он в»дел на новом месте, Ибн-Фадлан дает перечисление всех рек, через которые переправилось посольство, н^иная от ре- ки Яика. Последними в этом списке стоят реки Майна, Утка, Ниясна (Неясловка) и, наконец, река, которую автор здесь на- зывает Джаушыз. правда, конечное «3» в Мешхедской руко- писи в данном случае заменено буквой «п». 'Но это как pas и гарантирует первоначальность этого «3» или, во всяком случае, его наличие в более ранней рукописи, вероятно, еще десятого века.

Из сочинения Ибн-Фадлана известно, что во ؛ время его прибытия к берегам Волги ставка царя булгар находилась

в местности Трех Озер, ныне Чистое, Курышевское, Атман- ское. Отсюда следует, что до своего прибытия к царю он ре- ки Ниясны еще не переезжал. Тем более он тогда еще не по- бывал на реке Джаушыз, которая, очевидно, лежала где-то дальше на севере или востоке страны. Хотя он побывал на этих реках уже позднее, во время своего путешествия с царем на съезд булгарских племен, который произошел как раз на берегах этой последней реки, все же ее название в данном месте своего рассказа Ибн-Фадлан передает, возможно, в той форме, в которой он услышал его впервые, именно в форме с конечным — «Джаушыз». Описывая в дальнейшем свое пребывание на этой реке, он дважды называет эту реку уже с конечным «р», т. е. «Джаушыр» (2086 10, 16). Так как из- вестно, что звуку «ра б^га^-чувашского языка в остальных тюркских языках EO многих случаях соответствует звук,,з», то можно предположить, что в данном слове форма с «3,، объясняется произношением среднеазиатских тюрок, сопро- вождавших Ибн Фадлана29. Это объяснение вряд ли может быть оправдано, учитывая, что эта речка находилась в север- ной области булгарской территории, вряд ли приезжие тюрки, произнося какое-либо местное название реки или племени, ни с того ни с сего стали бы произносить имеющийся в нем звук,,р», как,,з», тем более, что в их собственном языке звук,,р»-самый обычный. Если бы эта река находилась где-либо далеко на юге, напр., на караванной дороге в Среднюю Азию, то степняки могли бы называть ее как-нибудь на свой лад. Так, например, мы это видим в отношении реки Кундурча в XIV веке, о чем речь будет ниже. Но в данном случае го- раздо вероятнее, что две формы названия этой реки—Джау- шыз и ^аушыр—-отражают два различных произношения местного населения булгарского царства.

Для подтверждения этого предположения весьма важно следующее наблюдение н. и. Ашмарина so. в чувашском ЯЗЫ» ке «вар» значит «овраг», а также «живот», «желудок», «вяут' ренности (человека)». Иордан сообщает, что гунны этим словом называли реку Днепр, в других тюркских . языках этому слову закономерно соответствует форма с «3» («Озу или «Узу--древ- нее тюркское название Днепра, سمة3ةء, «йзбк— «внутренность», «чрево», «грудь», «речка» и т. п.). 81 Однако в чувашском языке есть и другое слово этого же корня—»васан» (в современном произношении «с» слабо озвучено) —»лощина, неглубокое от- логое сухое русло, по которому в дождь и весною течет вода». Этому слову в других тюркских языках соответствует «узан», «озан» и т. п. Казалось бы, что в чувашском языке соответ- ствующее слово должно бы произноситься, как «варан». Одна- ко здесь мы все таки имеем звук «с (з) «—васан^. «Последнее слово,—замечает поэтому поводу н. и. А^ин,—любопытно

в том отношении, что оно доказывает, весьма наглядно тот ' характер фонетических явлений, который уже давно

:؛амечен исследователями в языке чуваш»83. (إ؛:؛أ؛،؛!لث н. и. Аш- марин все же нашел обе эти формы, أ؛ «васан» и «варан» в ' названиях центральной части Булгарского

царства, Именно, название озера Еган-Базан8، он восстанав- ливает как древнее название, которое по-чувашски звучало бы ' и название реки Баран 85 (правый приток Май- ны), ^дставляющее форму «варан». Таким образом перед нами два диалектических варианта одного и того же геогра- фического термина, сохранившихся на сравнительно небольшой территории. Варианты эти древние, так как обе формы с на- чальным «ва* типично булгаро-чувашские,

К этой же географической номенклатуре можно добавить еще одно слово, отражающее то же диалектическое расхождение в древнем булгаро-чувашском языке, именно чувашское — «тинёс» (море). Непосредственно из булгарского оно нам неизве- стно, но заимствованное из болгарского венгерское слово tenger доказывает, что это слово в булгарском имело конечное «р»зв.

К той же категории «исключений» относито^ и слово «куç» (глаз), в других тюркских языках конечная согласная этого так что в чувашском языке мы ожидали бы «р». Какая форма имелась в булгарском языке неизвестно.

Что касается реки Джаушыр (з), то сейчас она, повидимо- му, сохранила свое название в б^гаризированной форме со звуком ир»—Гаушерма. Это, как увидим дальше, определилось ее положением на северо-восточной окраине булгарского царства, другой цример аналогичного двойного названия име- ем на южной окраине Волжской Булгарии, именно «Кундурча» и «Кундузча*. В настоящее вр؛^я это название в первой своей форме обозначает реку, вливающуюся в реку Сок, левый приток Волги н Самарской Луки. Обе формы этого названия встречаются у авторов, описывавших поход Тимура против Тохтамыша в 1391 году, причем разгром Тохтамыша произо» шел именно в этой местности38. Второй вариант с «з» отража- ет кыпчакское произношение, первый же вариант «Кундурча» — местный, поскольку он сохранился и в наше вре,»я. Однако, этот последний может быть отнесен к несколько более ПОЗД- нему времени (XI—начало Х11؛ в.), когда влияние Булгарского царства было здесь наиболее сильным. При-Ибн-Фадлане название этой реки звучало как-то иначе, вроде «Кунчулу» (203а 7), т. е. на месте «3» и,,٢» стояло «л». Таким образом бытование тех или иных названий зависело от смены разнородного населения этой местности..

Варианты более ранних форм названия болгар — «булгар» и дабаргаз»,. как увидим далее, дают основание видеть диалектические различия у булгарских племен, живших еще на северном Кавказе и Приазовье. Однако؛ оставив в стороне общие вопросы тюркских языков на всем пространстве расселение этих народов и их разделения на хазаро-булгаро-чувашскук; группу и группу башкиро-татаро-кыпчако-мишарскую, —эти,,как говорит С.  Е, Малов, «два особых ЯЗЫКОВЫХ мира»3؟—ограничимся узкими пределами Поволжья، Следует признать, что в отношении булгарского языка, скажем, десятого века отме- ченные звуковые варианты представляли частные особенности сложившихся здесь местных диалектов. Конечно, в основном эти особенности зависели от того, что еще во время и до прихода сюда булгар в و™ же места проникали тюрки и. «р» и «3» языковых групп. Однако соответствующие «3» в местных диалектах не всегда обязательно тюркского происхождения. Возможно, что они имелись Е местных словах ^булгарского населения, причем потом «обулгариваясь», эти звуки частично переходили в «р», частично сохранялись.

К названиям, отражающим эти диалектические различия внутри самого Булгарского царства на Волге, относится на- звание некоего народа «сăваз», или «суаз», упомянутое Ибн- Фадланом в рассказе ٠ съезде булгарских племен для при- нятия ислама. Название это в Мешхедской рукописи на- писано سوان— «сван*11 2086) ؛), но по приведенным выше сооб- ражениям конечное «н» безусловно должно читаться как «з». При этом вряд ли можно сомневаться в том, что это название по своему происхождению тождественна с названием булгар' скога города Сувар, О котором упоминают арабо»зычные ав- торы еще 10-го века, как-то ал-Истахри, Ибн-Хаукаль, ал- М^к^^аси и другие, имя которого значится на чеканившихся в нем монетах и которое сохранилось до наших дней у татар и чуваш за теми селами на берегах реки Утки, где он когда-то годился.

Самый факт искажения в этом слове конечной буквы «3» в «н», как было сказано выше, подтверждает, что начертание «3» здесь стояло в предыдущей копии сочинения Ибк-ФаД» лана, предположительно еще X века. Нет никаких оснований сомневаться в том, что оно не восходит к автографу. Отсут- ствие точки над буквой еще можно было бы объяснить не- внимательностью какого-нибудь переписчика, но ك؛؛؛؛ (؛؛!!;آءةتئ новой точки в слове совершен؛؛© незнакомом переписчику мал© вероятна.

Не придавая особого значения этому диалектическому ва- рианту в своих прежних работах؛ я склонен был отнести ег<? за счет произношения сопровождавших Нбн-Фадлана средне- азиатских переводчиков.

Между тем среди научных работников Чувашской АССР возникло предположение, что упомянутое у Ибн-Фадлана название племени «сăваз» или «суаз» не что иное, как древняя форма названия народа чăваш. Так, В. Г. Егоров в своей докторской диссертации «Современный чувашский литературный язык в сравнительно-историческом освещении», высказал мнение, что название народа чуваш представляет собою племенное название одного из тюркских племен — суваз, поработивших местное население данного лесного района, при этом он ссылается, с одной стороны, на форму этого имени у Ибн-Фадлана в Мешхедской рукописи, а с другой на марийское название чуваш «суасла мари», на которое в свое время обратил особое внимание Н. И. Ашмарин. «Слово суваз,— говорит В. Г. Егоров, в устах дотюркских чуваш легко могло получить форму чуваш или шубаш (ср. Шубашкар — главный город Чувашской республики, букв. селение или город шубашей)». (См. «Автореферат» указанной диссертации, издание Чувашского гос. педагогического института, Чебоксары, 1951 г.

То же мнение о тождестве названия народа «саваз* десятого века с позднейшим «чăваш» с полной определенностью высказал сотрудаик Чувашского научно-исследовательского института языка, литературы и истории п. ٢. Григорьев в статье «Чăваш халăх историйĕ çинчен калакан çĕнĕ материалсем», помещенной в газете «Чăваш Коммуни» за 14 июля 1951 ٢. № 136 (8532). Эта статья в целом содержит обзор результатов работ сессии Акад. наук СССР 30 —31 января 1950 г., посвяшенной вопросам истории чувашского народа. Изложив общие выводы доклада в. ٢. Егорова,Этногенез чувашей по данным языка» и отмети®, что, повидимому, на Средней Волге из смешения различных местных племен образовалось «большое племя сувар (суаз), имевшее в государстве волжско-камских булгар большой город Сувар», п г. григорьев ссылается на соответствующее место у Ибн-Фадлана. Сднако, сопоставляя, древнее «цлемя суаз» или «суваз» с П03Д- нейшим чувашским народом, п. г. Григорьев исходит не только из отождествления названий, ко и из тех обстоятельств, при которых «племя суваз» выступает в рассказе Ибн-Фадлана. Так, в частном письме к автору данной работы он указал на то, что «отказ племени суваз от принятия ислама целиком подтверждается многовековой историей чуваш. Находясь длительное время в Булгарском государстве, позднее в составе Золотой Орды и Казанского ханства, основная масса чуваш не восприняла ислама, сохранила свои языческие обычаи и веру. Что же касается племенной знати, то последняя приняла мусульманство и большинство ее отатарилось».

Наконец, в том же 1951-ом году по этому же вопросу о тождестве двух названий чувашского народа писал н. Романов в своей статье «Чăваш халăхĕ пулса кайни çинчен наука мен калать» (Тăван Атăл, 1951, № 2 (9ل), ен 123).

Между тем отождествление названия «чăваш» с названием народа «сăваз» у Ибн-Фадлана само по себе не имело бы достаточного научного основания, если бы оно не базировалось н^ большой филологической работе н. и. Ашмарина, Проделанной им для выяснения многовековой истории слова «чăваш». ل:؛انل этих его исследований сопоставление ^к^занны^ слов НОСИЛ () бы совершенно гадательный характер.

Так, еще в 1927-ОМ году м. ٢. Худяков в статье «к ВОП- ؟осу О происхождении чуваш»«, нагромождая целую кучу нелепых и совершенно произвольных сопоставлений как дей- ствительно существовавших, так и выдуманных им самим СЛОВ, «отождествлял» СЛОВО «чуваш» с «авар», «омар (?ر», с различ- ными названиями из китайских источников и т. д. Среди всех ®тих «гаданий» находим и такое сопоставление: «Сувар—су- вас—шуваш»^. в конце концов автор этой статьи решает, что чуваши и ضألأأ؛آ!ل؛ это одно и то же, и рекомендует историкам чувашского народа обратить все свое внимание на авар. Автор никогда ни слова «сувас» ни «шуваш» в источниках ™где не встречал, ка н. и. Ашмарина не ссылается, так что его построения носят совершенно произвольный характер^.

Более обоснованно подходили к вопросу о связи современ- ؛؛ых чуваш с городом или племенем сувар некоторые совет- ские историки и лингвисты последнего времени. Так, А. п. Смирнов в своем ответном слове на сессии Ак. Наук СССР в апреле 1946 года высказал мнение, что «чуваши связываются с местными оседлыми племенами, вероятней всего с эсегель и 1сувар, входившими в состав Булгарского царства»،4. На той же сессии н. ф. Калинин, говоря о надиисях булгарской ЭПО- хи, отмечал, что была «средняя этническая группа, искони жившая в Булгарии, которую можно назвать ™^о-чувашскою или суварскою, имевшая в более ранние века свой политиче- €КИЙ центр (Сувар), свою феодальную знать**5, в. ٢. Егоров  в своем докладе «Этногенез чувашей по данным языка», про- читанном на упомянутой выше январской сессии 190ة года, указывая на смешение в Среднем Поволжье местных и при- шлых элементов, говорит: «Весьма возможно, что в IX—X вв. из смешения их образовалось довольно сильное и многочис- ленное !!леменное объединение сувар с одноименным боль- -ШИМ торгово промышленным городом»*®, и в другом месте: «Потом, с приходом на Волгу более культурных булгаро- тюрков начинается тесное сближение чувашей с булгарами,

' с отдельными племеиами их—суварами, вместе с кото- рыми они образуют крупное племенное объединение с главным городом Суваром и даже с чеканкой своей монеты»*1 . ؟аиболее четко формулировал ту же ؛лысль н. и. Воробьев в своем докладе на той же сессии: «Этногенез чувашского народа по данным этнографии». Указав на образование татарского народа на левом берегу Волги, докладчик полагает, что аналогичный процесс происходил и на правом берегу. «При этом сюда

могла перейти значительная часть представителей племен؛? сувар и дать там свае имя формирующемуся народу, название  которого лингвисты склонны выводить из наименования пле- мени сувар»^. X. ٢. 1'имади ة своем выступлении внес неко- торые уточнения. Сказав, что сувары были и н^ левом и правом، берегу Волги, он продолжает: ء ft؛؛£ напорем монголо-татарских, полчищ сувары могли также переселиться в бассейн реки Суры. Исконными жителями этих мест были предки марийских И; чувашских племен. Очевидно, на этом новом месте обитания сувары в известной мере смешались с аборигенами края и,- естественно, восприняли от них некоторые элементы не толь- ко хяйственного быта, но и языка»*®.

Выли, конечно, и противники этой точки зрения. Так, уже: из высказывания X. ٢. Гимади видно, что он считал, что су- вары по существу не отличались от булгар, а чуваши стали особом народом лишь после смешения этих сувар с марийца- ми. В качестве наиболее решительного противника теории прямой связи чуваш и сувар выступил т. н. Третьяков. В €В0- ем докладе «Вопрос о происхождении чувашского народа в свете археологических данных» он решительно высказывается؛ против взгляда А. ؛٢. Смирнова, который, «усматривает раз- ницу между татарами и чувашами в том, что татары—это по- ТОМКИ якобы собственно булгар, тогда как ^аши-потомк» болгарского ص؛حسس с'уваров»؟®. «]^дполагать,—говорит он,— что в пределах Волжской Болгарии с ее оживленной торговой жизнью существовали болгары и сувары как две различные этнические группы, конечно, не преходится»؟*.

Из приведенных ссылок видно, что у различных исследо- вателей мысль о какой-то связи сувар и чуваш возникала сам® собою, но что фактических данных для решения этого вапро- са у них было недостаточно.

Для надлежащего выяснения этого вопроса в настоящее время следовало бы привлечь сообщения не только Ибн-Фад- лана,  но также целого ряда других восточных авторов, произ- ве^я при этом их всестороннее критическое исследований по- ؟؟) ЗМОЖНОСТИ на основе первоисточников, то-есть рукописей. Поскольку, однако, матерел для этого не подготовлен, при- годится пока привлекать лишь некоторые дополнительные сообщения, которые для данного волоса имеют особенно  важное значение.

Замечательным Ш) дтверждением с^ствования названия «сăваз» в раннем средневековье находим в сообщении марок- канского географа XI века ал-Идриси о буртасах. Его гео- графическое сочинение «Развлечение пламенно жаждущего% написанное в 1154 году, в арабском оригинале целиком не издано. Однако имеется полный французский перевод Амадея Жоб؟ра сделанный по двум рукописям Парижский наци؟наль- ной библиотеки^. Кроме ر0كهي я пользуюсь фотоснимком со-

<0тветс. твующего текста в ленинградской рукописи ^осуд. пуб- личной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина, арабский фонд, новая серия, шифр АНС I7658. Рукопись эта имеет некоторые магрибинские (западноарабские) особенности, в отдельных ме- стах она, к сожалению, неисправна. Вот интересующий нас текст по этой рукописи:

«Буртасы следуют за хазарами, и нет между ними и хаза- рами другого народа. Они имеют деревянное дома, а также войлочные палатки»4, у них [есть] два города—Буртас (برطاس) « Сувар (صوار.) У буртас язык, которым ©ни г©ворит, дру  гой, чем у хазар и также [другой], чем у русов»؛؛.

Я оставляю в стороне возрос о буртасских городах и по- чему, собствен»©, город Сувар оказался в стране Буртас. Оста- «овлюсь лишь на самом названии. Во французском переводе этого текста А. Жобер передает название упомянутых здесь ' городов следующим образом: Barts S ورتلاى et Sawan صوان. На- писано ли конечное в слове «Саван» только в одной или в обеих рукописях, которыми пользовался А. Жобер, остается «еясным. В своем предисловии (том I, стр. XXIII) о первой ру- кописи он ،»0آأ!{إءأآ , что она была закончена в Альмерии в месяце шаввале 744 года хиджры (1344 г.) и в начертаниях собственных имен ее переписчик иногда пропускает диакри- тические точки. Другая рукопись, по его словам, представля- ет собою балее тщательную копию, написанную в Египте или в Сирии, но рукопись эта сильно испорчена. Между тем тот факт, что в ،Ленинградской рукописи в конце данного слова стоит все же не «н», а «р», несомненно указывает на то, что в том оригинале, с которого была списана соответствующая парижская рукопись, здесь стояло не «دإ», а «р» с точкой, то 'есть «3®, и таким образом все слово читалось «Саваз». Что касается первого гласного этого слова, то ответственность за постановку «а* целиком падает на А. Жобера, который, впро- чем, в своем предисловии (том I, стр. XXV) заверяет, что в огласовках он следовал указаниям рукописей, в Ленинград- ской рукопи:и в этом слове огласовки нет.

Чтение в данном случае этого названия с конечным «з» ؛*меет тем большее значение, что ал-^дриси не знал сочине- ния Ибн-Фадлана ни непосредственно, пи через посредство каких-либо д^и^второв؛؛؛. Да и само начертание этого слов^ у ал-Идриси имеет в начале букву ص—»сад», а не ص— «син», как у Ибн-Фадлана. А это показывает, что перед н^ми совер- шенно независимое ٠^ Ибн-Фадлана свидетельство.

Между тем засвидет^ьствованное у двух арабских авто- ров название «с؛؛ваз» или «суаз» подтверждается результатами тех « относительно древних форм названия чуваш,

которые произвел пятьдесят лет тому назад н. и. Ашмарин в своей работе «Болгары и чуваши». Так как название народа

чуваш в русских письменных памятниках до 1521 года пока не найдено, то н. и. Ашмарин основывал свои выводы глав- ным образом на тно^фо-л^висгическом материал؛؛, вопрос этот в той или иной связи трактуется у него на стр. 45—51, 116—117 и 132 упомянут؟؟ работы. Важную роль при этом играло название «еуас (суасГ, которым луговые марийцы ء в ؛ астоящее время обозначают тата^, но которое, как пола- гал н. И. Ашмарин, представляет собою древнюю форму имени чуваш51. Конечный его вывод целующий: «В общем можно думать, что С10؛В؟ чăваш последовательно прошло

через стадии: jyac, суас, цуас, цуаш (чуаш), цываш (чываш) «58. Мы видим, что, помимо постепенного изменения в этом слове начальной и конечной согласных, по мнению н. и. Ашмарина звук «в» в середине первоначально отсутствовал؛®.

Указанные выводы в деталях далеко не бесспорны. Специ- алист по истории чувашского языка проф. в. ٢. Егоров дает несколько иную картину и؛менения начальных соглас- ных этого слова. «Вероятно,—говорит он,—в этом случае н. И. Ашмарин смешивает происхождение чувашского «ч» с

происхождением чув. «с» (رو. Звук «ç» в чув. яз. восходит к

первоначальной аффрикате дж, которая на чув. почве дала Ç» на турецк. —й, ойротск. —д،, шорск. —ч, кирг. — ш: чув. —çук^

тур. —уок, ойр. —док, шор. —чок, кирг,—жок—»нет», в ч^в. языке звука «ци нет и, вероятно, никогда не было, в данном случае первоначальной (исходной) формой слова «чăваш» це- « признать форму суваз (в произношении саваç) *

Переход свшяя можно объяснить особенностями артикуляции. Если поднять кончик языка к альвеолам верхних зубов, то полу- чится звук ш или ،٤, если же оставить ее за зубами, то получится звук ء. В Красночетайском районе раньше, когда процент гра- мотности был очень низок, мужчины говорили на ги (лаша— «ЛО- шадь», кашак—»ложка» идр.). а женшины на ء (ласа, касăк и т. д.). В одних и тех же словах в одном тюркском языке мы имеем ءء, в другом—»،, в третьем—،،. Например: чув. —чукмар, башк,- сукмар, к. -калп. —шокмар— «дубинка»; чув. —чие, казах. —шие— «вишня»; чув. —Чёмиёр—Симбирск (нь،не Ульяновск) и т. д. м

Не ясен вопрос и о стечении рядом стояших гласных. «Труд- но согласиться, — говорит В. ٢. Егоров, — с утверждени- ем проф. Н. И. Ашмарина, что звук «в» в середине слова «суваз* первоначально отсутствовал. Мне кажется, что выпа- дение звука «в» между двумя гласными, наблюдаемое только- в Сундырском говоре чувашского языка, а также стяжение сочетаний ув, ăв, ы-в в общечувашском языке представляет « явление. Сочетания-ăй,-ăйă,-б،й,-»8» прибли-

зительно только с XVш и XIX вв. начинают стягиваться в «у»;،, и процесс этот продолжается до н^тоящего времени. Не так

давно (на моей памяти) в некоторых раинах произносили mat (гора), тйвра (на горе), çăв (масло), ăвăс (^оск; осина), а теперь здесь те же слова произносят уже как ту, тура, çу, ус >١ т. д. Что касается стечения двух гласных вследствие выпадения звука «в‘ между двумя глас^ми в Сундырском говоре (чуаш, туан, хоар и т. д.), то н. и. Ашмарин называл эти говоры «очеремисившимися» (Материалы, стр. Зн). в 'tope- мисском же (марийском) языке стечение двух гласных и ело вах представляет обычное явление, —шуаш, муаш, куакшг сюан, кэăш и т. д. Марийцы, естественно, слово «сувас» мог- ли произносить и произносили «суас»«.

Надо однако заметить, что, если основная масса чувашского народа по происхождению не принадлежала к булгарам и пер- воначально по языку была родственна марийцам, то, воспри- нимая булгарский язык, она как раз и могла внести в него указанную особенность, которая исчезла лишь впоследствии.

Несомненно, что детали этих фонетических изменений еще требуют изучения. Тем более интересными должны быть для нас сохранившиеся записи Нбн-Фадлана и других восточных авторов, хотя эти записи и были сделаны мало приспособлен- ным для данной цели арабским алфавитом.

Название упомянутого города или народа по-арабски пи- шется سوار—т. е. «Свар» с необозначенным, а потому неиз- вестным гласным звуком после начального «С». Ввиду этого это слово чит^и—,,Сувар», «Сивар» и «Савар» («Саван» у ал-Ндриси по огласовке А. Жобера), то есть были исполь- зовань* все три возможных в арабском языке огласовки. Но так как و™ огласовки в данном случае должны передать зву- ки чуждого языка, то возможно чтение «Сывар», а также, конечно, «Сăвар». Наконец, это арабское начертание могло бы передавать и форму «Суар», без средней согласной. Нравда, это противоречило бы правилам классической арабской грам- матики, так как в таком случае над алифом должен бы стоять знак «мадда». Нбн-Фадлан, как кажется, аккуратно ставил этот знак, но переписчик Мешхедской рукописи в этом OTHO- шенни отличался небрежностью. Так, в слове «Коран» (200а 11) он, конечно, мадду поставил, в слове же—قرآءة —,чтение» он поставил этот знак лишь один раз (2036 18), а три раза не поставил (200а 11, 2ول ة3لا и 207 6ل). Однако и независимо от постановки этого знака, чтение «Суар» у Ибн-Фадлана все же возможно. Ведь здесь речь идет о передаче иноземного име- ни, которое в правила арабской графики не укладывается®®. Так, например, передача названия реки Джаушыр посредством جاوشير тоже противоречит классической грамматике®*. Итаку у،؛тано'вившееся в нашей научной литературе чтение «Сувар», ™скольку дело касается арабской графики, отнюдь не обя- зательно. к тому же в русских ، исторических памятниках это название не встречается вовсе и ученые даже долго не знали, где этот город находился.

Между тем татарский историк ٢. Ахмаров в 1893 году ^утем расспрос؛؛в местных жителей, наконец, открыл древнее местоположение этого города на берегах реки Утки, в своей статье «Экскурсия на место древнего Сувара»62 он сообщил, что это название было известно не только татарам и чувашам даяной местности, но к далеко за ее пределами в тогдашних уездах Чистопольском, Лаишевском, Мамадышском, а также в Самарской губернии, г. Ахмаров привел и весьма важные ме- стные формы произношения этого названия: у тат^—»Суар», у чуваш—»Свар». Поскольку название древнего города было неренесено й на новые русские поселения, то село Кузнечиха стало называться у татар «Иске Суар», у чуваш—»Кивё Свар», деревня Новая Кузнечиха соответственно— «Янгя Суар» и «Çĕнĕ Свар». Я полагаю, что указанное г. Ахмаровым чувашское название Есе же произносилось «Сăвар», причем редуцирован- ное «а» Г. Ахмаров мог не расслышать.

Полное подтверждение этой догадки я нахожу в статье В. Егорова «к вопросу о происхождении чуваш и их языка». Он пишет: «Развалины этого города (Сувара) сохранились до настоящего времени, у чуваш, живущих в окрестностях этих развалин, последние известны под именем Савар. в старое время старики-чуваши относились к этим развалинам весьма почти- тельно, как к чему-то весьма близкому и родному» (Записки Чувашского научно-исследовательского института языка, ли- тературы  И истории, вып. رأ3ةوأ),؛؛٧ стр. 79).

Ввиду всего сказанного, в данной работе мы будем прини- ظ?س огласовку «Сувар» и «суваз», как условную, fto-чувашски эти две формы, Цовидимому, должны читаться «Савар» и «сăваç».

Что касается конечной арабской буквы «з», то из вышепри- веденной схемы' н. и. Ашмарина мы видим, что этой буквой может быть передан чувашский звук «ç». Для такого звука нет буквы в арабском алфавите, в позднейших булгарских надгр؛>бных надписях (главным образом XIV века) это пред- полагаемое «Ç» постоянно передается арабской буквой ج («дж»

или «джь»؟’), напр.: «çирĕм»-^-^؟,; «çĕр» (100) —جال—آسر;جور;

собственное имя— «Тимĕреç» — تم؛ج. По этому поводу н. и.

Ашмарин замечает: «Здесь один из тех случаев, когда глухие

согласные (в данном случае ^е^аются в надгробиях араб- €КИМИ звонкими, за неимением других более подходящих букв»64. Между тем арабская буква ز— «зайн» обозначала очень смягченное «зь», гораздо больше п^ближающееся к «Ç»65, чем ج. Если мы теперь учтем, что болгарское наречие б^л- гаро-чувашского языка, в отличие от чувашского, обладало

звонким؛! согласными, то станет ясно, что в булгарских «ад- гробиях передавался иной звук, вероятно, более звонкий, ١ ؛١'© время как ^бн-фадлан через ز отмечает более глухой.

В отношении начального звука слова,,сăваç» следует об ратить внимание в данном случае на постановку اا;؛:;؛;ا‘!؛؛؛ (>, буквы у ал-Идриси, именно, не «син», а ' ква обозначает особый арабский звук, '؛؛ ؛к Называемое ا;إ؛،أآ. لآ- тическое «с», которое в тюркских языках отсутствует, в араб- ской графике, приспособленной к тюркским языкам, эта букна условно употреблялась вместо «с» в словах с гласными зад- него ряда. Но в случайной транскрипции ©на вряд лн могла имет^ такое значение, в таких случаях буква «сад» передает согласную, отсутствующую в арабском языке. Следовательно возможно, что в данн©м случае арабской графикой передано

п^изношение данного имени или в той форме «цуаç», кото- рая занимает третье место в приведенное выше ряду Н. -И. Аш- марина, НЛ. И с каким-либо другим близким начальным звуком. Во всяком случае начертание с начальным «؟ад'«не случайно.

Еще X. френ приводил одно такое же чтение صوار—»Сувар» в одной рукописи «екоего персидского сочинения под названием «Ферхенг-наме»68. Наконец, в одной рукописи Ибн-Хау- каля название этого города пишется شوأر — «Шувар» с на- чальиым «шин», к сожалению, руконись эта тоже не исследо- вана6؟. Думаю, что лишние три точки над буквой «син» едва ли могли быть поставлены случайно. Возможно, что это на- чертание передает еще более позднее произношение с «Д'. г или даже с мягким чувашским أم». Однако в конце здесь все же стоит «р*.

Из приведенного обзора различных вариантов слова цуаç, суаç, сăваç, сăвар и тому подобных мы видим, что это ста-  ринное название народа чуваш засвидетельствовано в памят- никах, начиная с X века, причем, повидимому, в тех формах, которые соответствуют выводам н. и. Ашмарина, добытым, совсем иным путем.

Теперь перейдем к историческим событиям, которые Ибн- Фадлан связывает с «народом сăваç». Хотя перевод COOT،!؛ ؛؛ - ствующего текста был уже дан و «Исторических записках» № 35е8, я считаю необходимым дать его здесь еще раз в не- сколько расширенном виде и с некоторыми уточнениями:

яКогда мы прибыли к царю؛ мы нашлн его остановившимся у воды, называемой Хёллече,.. а. это три ©зера, из которых два больших и одно маленьксе. Одиако, из них нет ни одного, в ко-:'؛؛р؛ .  :. ’؛ дно было бы достижимо. Ме^ду этим местом н их огромной рекой;, текущей в c?paNy хазар, называемой рекой Атăл, ©коло фарсаха. Н^ этой реке место рынка, который

آنا؛؛؟!؛.. أن؛ ВО ВСЯКИЙ [благоприятный] момент. На нем продаются многочисленные ценные вещи» (2076 19—208а 4).

«И отъехал царь от БОДЫ» называемой Хёллече, к реке ПОД названием Джаушыр, и оставался около нее два месяца. Кроме того, он захотел, чтобы произошла перекочевка, и по- слал к народу®؛؛, называемому сăваз, приказывая им [совер- шить] перекочевку вместе с КИМ, [Они] же отказали ему. И [они] разделились на две партии. Одна партия [была] с от- ребьем, и над ними [еще раньше] провозгласил себя [само- званым] царем некто по имени Вырăг. и послал к ним царь и сказал: «Воистину, Аллах могучий и великий даровал мне ислам и верховную власть повелителя правоверных, и я-раб его™, и это-дел©, которое он. возложил на меня, и кто будет мне противиться, того я поражу ме^м. -Другая же партия была вместе с царем из [кочевого] племени, известным как царь эскэлов. Он был у него в повиновении, но только он еще не принял ислама. —Когда же он [царь булгар] послал им это послание, то [они] испугались его намерения, и все вместе, совме- стно с ним, поехали к реке Джаушыр. Это река «ебольшой шири- иы,—ширина ее пять локтей. Вода ее [доходит] до пупа, а ме- £?ами до ключицы, а наибольшая ее [глубин؛؛] в рост [чело- века]. Вокруг нее [растут] деревья. Многие из этих деревьев хаданг и другие. Недалеко от н ее обширная степь.» (2086 9-18).

Рассмотрим сначала географические названия.

Огромная река, текущая в страну хазар, пишется здесь أدل—Атл, что вполне соответствует чувашскому Атăл. в COOT- ветствии с арабской графикой ударение тоже на первом слоге. Следует заметить, что ؛-إ, и. Ашмарин эту форму предугадал, когда писал: «я думаю, что арабское أتل должно было про- износиться с фатхой алифа (أنل),  а не с касрой (إبل), как у «ас обыкновенно принято читать это слово»’؛. Действитель- ность превзошла его ожидания, так как здесь алиф написан со знаком мадда. при огласовке, предположенной н. и. Аш- мариньш, то есть с простой фатхой, возможно было бы также чтение «Этиль».

Три озера, находящиеся от Волги н^ расстоянии одного фарсаха, то есть около 6 км., существуют и сейчас. Они, как сказано выше, называются Чистое, Курышевское и Атманское и находятся «в 49 верстах от Спасска», т. е. Куйбышева Та- тарского؛؟. Из данного текста мы видим, что в мае 922 года, когда посольство халифа прибыло к берегам Волги, царь на- ^оди^ся у этих трех озер, а позднее откочевал от них. Одна-  س это былае случная царя, так как его дея-

тельность была тесно связана с упомянутым здесь базаром на берегу Волги. Именно здесь высаживались русы, строили свои дома и вели торг, а царь булгар ездил по этому базару

 без провожатого، причем, ؛,если прибудет корабль из страны хазар», то царь выезжай верхом, пересчитывал то, что в нем имелось, и брал из всего этого десятую часть, в случае же приезда русов ил؛؛ кого-либо из других племен с рабами, т© царь брал себе десятую часть рабов 75 2086إ). Из рассказа ٠ приплывшем по Волге с севе^^ великане ясно видно, что из этой ставки царя к берегу Волги регулярно отправлялись купцы, «как они обыкновенно выходят» (208а 7). Купцы, по- видимому, не решались оставаться ночевать на берегу HBOC- ровном жили в ставке царя под его запятой. Увидев плыву- щего по воде великана, эти купцы успели прибежать к цар, (>؛ ه царь сейчас же отправился верхом к берегу Волги на место происшествий. Совершенно очевидно, что все это происходнло на расстоянии все тех же ة км. между берегом Волги и Тремя « Не добившись от великана ни одного слова, царь

«доставил его в свое местопребывание» (208а 13), т. е. в свою ставку. Это произошло не в 922, а в один из пржних'годов,  прнчем ранней весной» во время разлива реки Волги. Ясно, что «ставка царя у трех Oiep носила постоянный характер. Ясно гакже, что какие-то местные жители, собеседники Ибн-Фад- лана, жили здесь и зимой. Так, в первые же дни но его при- бытии «жители страны» рассказали удивленному гостю, что «когда бывает зима, то ночь делается по ДЛИН£ такой же, как (летний] день», так что,,если кто-либо из нас выходит к ме- £ту, н^ываемому Атăл,—а между нами и им расстояние пути менее фарсаха,—во время появления утренней зари, то он до- стигаег его ко времени полного наступления ночи» (206а 6—8). Упоминание расстояния в один фарсах показывает, что речь идет все ه том же месте, где беседующие находнлись летом, т. е. ٠ Трех Озерах. Находился ли в зимнее время у трех Озер и сам царь булгар, прямых указаний нет. Но нет также « искать его зимнюю стоянку в другом месте. Дело . в том, что Ибн-Фадлан ни о каких городах в стране, булгар не упоминает. Часто употребляемое им слово ябаладв значит у него только «страна» и ничего больше’؛. Слово «мадина»- -»город» в данном случае применено у Ибн-Фадлана только . كأ столице Хазарии. Как показывают раскопки, севернее Трех  Озер, на реке Меленке, на теперешнем «Бабьем, бугре», су- !чествовало древнее, еще добулгарское поселение, но город Булгар во времен^ Ибн-Фадлана еще не существовал, ^на^^т и торг на берегу Волги, и погребение руса и все прочее про- исходило не в Ага-Базаре, где находилось причальное место города Булгара, а ниже ٥؛؛ реке Волге против Трех Озер. Вопрос об основании города, столицы Болгарского царства, с крепостью и соборной мечетью тогда еще оставался откры- тым. Царь булгар еще только просил халифа помочь ему в этом деле. Как видно из рассказа Ибн-Фадлана, послы халифа م этом отношении не оказали царю никакой помощи. Они ие

привезли ему ни обещанных денег—4000 динар (^ ни маете- ров для постройки крепости или мечети, ©днако, как видно из слов царя Алмуша, он не оставил своего плана, рассчиты- вая «построить крепость на свои собственные средства» на се- ребро или золото», при этом он гордо заявил, что, дескать, «для меня в этом не было бы никакой трудности» 1615 96م2إ). Мы знаем, что этой столицей булгарского царства немного позднее, то есть вскоре после 922 года, стал город ؛؛улгар.

В связи с этим было бы интересно выяснить, что может означать и как следует читать название местности около Трех Озер,—خلحه—х-л (лл?) -дж (ч?) -һ (م е). Моя прежняя огласов- ка «Халджа» конечно, была совершенно произвольна. Первая мысль— это искать в корне этого названия слово—»кÿлĕ*-—МО- жет быть с перестановкой снизу наверх точки у буквы,дж‘,— куллёх»—»озеристое место», ©днако для такой перестановки все же нет достаточных оснований, я предпочитаю пока ВИ- деть здесь производное от слова «х^л‘, «хёлле», причем все вместе предположительно должно означать د «кыш-

лак», «знмовка^. Дать бесспорное объяснение окончанию’ «-че (дже?) « все же трудно؟*.

Река Джаушыр в данном тексте дважды написана с конеч- ным «ра. Повидимому, Ибн-Фадлан уже забыл, что в другом месте записал это же название с буквой «з». Как был© ска- зано выше, река эта находилась во всяком случае севернее реки Пеясловки, но, конечно, по эт^ сторону Камы, к этой, речке в середине лета перекочевал اث. إأئ؛؛> и с ним местные цле- мена, то есть, конечно, обладатели более или менее крупных стад, главным образом кочевая знать. Перекочевка явно была связана с политической задачей,—завершить всенародное при- нятие ислама, ©днако не может быть сомнения в том, что по существу эта перекочевка имела под собой аномическую основу. €тада булгар к тому времени года уже выпасли всю траву в окрестностях трех ©зер и вообще в р؛؛йоне ^олгн. Теперь их перегоняли на новые пастбища. Это предположе- нне подтверждается тем, что царь оставался у реки Джаушыр целых два месяца,—срок слишком долгий для того, чтобы завершить дело принятия ислама. Торговые дела на Волге к этому времени тоже, вероятно, заканчивались, ©браз жизнн этих людей, цовидимому, был таков: в середине лета царь и булгары-кочевники отправлялись на новые пастбища на се- веро-восток. К зиме царь, вероятно, возвращался к Трем ©зе- рам, чтобы здесь зимовать, и, надо полагать, собирать во вре- мя зимы дань мехами с местного населения «в каждом году от каждого дома шкуру соболя» (2QG6 9ا- весной, ن؛أر-ا0،أ вскрывалась и разливалась Волга, по ней с севера и с юга црибывали торговцы75, зеленели и приволжские луга,—корм для скота. Когда торговцы кончали дела и уезжали, а травы،

иссякали, булгары начинали ^овую перекочевку в сторону от реки к башкирским степям, в этом направлении мы должны искать и местонахождение речки Джаушыр. я полагаю, что это современная речка Гаушерма выше по Каме, недалеко от бывшего булгарского города ^кату. Жукотииа» и нынеш- него Чистополя. Эта речка указана в «Ведомости о Казан- ском наместничестве» XVI1؛ века, где говорится: «Деревня Калеева Малая Бахта, Кутлушкино тож, при речке Гаушерме; крещеных татар—14 душ. 21 верста от Чистополя, 85 верст от Казани»’®. Это была северо-восточная окраина Булгар- СК0№ государства. Ибн-Фадлан говорит, что недалеко от этой речки находилась обширная степь», в этой степи булгари проводили охоту, при чем из их рассказа, приведенного у Ибн- Фадлана видно, что в этой степи были и деревья’®. Несомнен- но, что эта лесостепь представляла собою обширные пастбиша для скота.

Почему, собственно, данная небольшая речка сделалась местом съезда племен, мы, конечно, сказать не можем. Веро- ятно, это урочище имело какую-нибудь связь с MX племенны- ми традициями, как, например, в древние времена всебаш- кирские джиины собирались у речки Чесноковки 12 و км. от нынешней Уфы’9.

Что касается самих названий ^^шыз-Джаушыр и совре- менного Гаушерма, то следовало бы точнее знать местное татарское произношение этого последнего, с первого взгляда кажется очевидным, что во второй его части содержится чу- вашское слово—»ç^рма». ©днако в старой форме мы все же имеем только «шыз» или «шыр*. А. и. Попов, специально изучавший финно-угорскую топонимику Северо-Восточной Ев- ропы, ука. зыв^ет на то, что там компоненты географических, имен «шур», «шор», «шери обозначают небольшие речки»«. В таком случае форма «шерма» может быть явилась поздней- шим булгарским видоизменением на основе «народной этимо- логии».

Теперь о племенах.

Ибн-Фадлан несколько раз называет булгарского царя — «царь славян», а один раз и его страну—»страна славян», э™ обстоятельство вызывало когда-то много толков и недоу- мений. Теперь, на основании всей совокупности материалов можно считать устаковлейным, что употребление этого выра- жения в данном случае имело политическое значение. Именно, в основе его лежало стремление изобразить царя булгар вла- дыкой многих северных народов, которые в тогдашнем араб- ском языке обычно обозначались обшим именем». сакалиба* — «славяне»®1. Однако, когда дело коснулось вопроса о про- возглашении официального титула царя в мечети, то титулом; этим оказался не «царь славян», а *царь булгар», или, по

совету Ибн-Фадлана,—»повелитель [эмир] булгар». Слово «булгар» здесь, конечно, не название города, ибо такого  города тогда еще не существовало, и не страны, а племени.

Форм^ названия этого племени или всего народа в целом в арабской передаче довольно различны, у Ибн-Фадлана мы имеем самую обычную, ту, которая ближе всего ١٤ написанию русских летописей,—بمار—»бл^р» (201а 205;6لа 7). Иное у ،Ибн-Русте. Этот автор писал свое сочинение «Книга драгоцен- ных сокровищ» в промежутке между 903 и 92ا годами82, то-есть раньше Ибн-Фадлаиа. Однако он все же упоминает в нем того самого булгарского царя Алмуша, у которого побывал и Ибн-Фадлаи. Ибн-Русте совершенно четко различает славян и булгар, причем о последних говорит, что «они находятся между хазарами и славянами и царь их называется Алмущ»8^. Народ 'булгар на Волге в широком смысле он называет собирательным именем لبلكأريق!— «ал-блкарийа»8*, а племя булгар в узком смысле— للكارвблкар»8؛. Итак, мы имеем у Ибн-Фадлана и ^бн-Русте два варианта этого имени. Оба эти варианта нахо- ДИМ и у ал-Марвази, писавшего около 120 أ года, но сообще- иия которого происходят из более раннего источника конца X или начала XI веков8®. Эти формы явно отражают разницу местных диалектов в одном случае со звонким ٠٢», в другом с глухим «к». Начальное «6» может при этом читаться и «п», т. к. для последнего звÿка в арабском алфавите особой буквы нет. Ударение в обоих случаях на последнем слоге. Первая гласная не обозначена. Правда, Якут в своем Географическом словаре» под словом «Бул؛ар»؟؟ словесно оговаривает, что первая гласная «дамма», т. е. краткое «ув, которое может про- износиться и как «о», но это относится к Х1؛^ веку и является единичным указанием, в соответствии с передачей в графике и в произношении других народов мы можем установить такие огласовки: *балкар» (на Кавказе), «болгар», «булгар» (следуя русским летописям), «бăлгар» (славяноболгарское «българ», чувашское «пăлхар») 88. Учитывая, что в истории чувашского языка в первом слоге слов произошел переход звука «а» в «о», потом в «у» и, наконец, даже в «ы», мы можем СЧИ- тать форму «балкар» наиболее древней.

Между тем ал-Мас‘уди в первой половине X века СИСТС- м^ти^ески называет волжских и приазовских булгар ب. رغل — «брүз», т. е. «баргаз» или «бургаз»8®. Здесь у^рен^е должно быть на первом слоге, а звук «л» заменен через «р». Конеч- ное «3» вместо, «р» указывает на влияние п^изношения тюрк- ских языков,،з»-группы, как в названии реки « Ал-Мас‘уди сам севернее Кавказа не бывал, а собирал све- дения о народ؛؛х Восточной Европы, находясь на южном бе- регу Каспийского моря. Дунайских булгар 0بخ к^к и другие арабские ™сател^, называет درجانкбрдж (г) ан»9°. Итак, это

племенное название в разных вариантах отражает диалекта- ческие различия и изменения в процессе развития языков.

~ этого названия в данной обстановке на Волге

можно установить, исходя из сообщения Ибн-Русте. Говоря о волжских булгарах в целом, он указывает на их племен- ное деление: «Их три сорта: один сорт называется- барсула (برصولا), другой сорт—эе؛эл (اسغ. ل) и третий—балкар (لو» (بلكار. Употребленное здесь слово «сорт» — صذف (сынф), мн. اصناف Саснаф), указывает на то, что автор видел в них лишь разно- видности одного народа «ал-балкарийа». Так, он говорит: «Страна эскэлов из ؛народа] ал-балкарийа»2؛؛ или:,,а между буртасами й этими ал-балкарийа расстояние в три дня пути»؛'*. Такого же рода собирательные формы для названия народов мы встречаем и у Ибн-Фадлана: русы:—»ар-русийа» 17 2096؛; 212а 19), огузы (1996 ١^; 202а 1), хорезмийцы (1986 2 и ? 209а 12). Однако о булгарах в целом Ибн-Фадлан употреблять такое выражение не мог, так как уже назвал подданных царя общим наименованием «славяне». Поэтому он вынужден ГОВО- рить: «Если прибудет корабль из страны хазар в страну ела- вян, '٢٥ царь выезжает верхом и т. д.» (2096 5—6). Из этого €ледует, что титул «царь булгар» означал царя, пли, точнее, князя, одного только племени булгар, а не всех булгарских племен. Это очевидно хотя бы из того, что рядом с «иарем булгар» у Ибн-Фадлана дважды упоминается «царь эскэлов» (11 2096;1514 086ة). Пусть этот последний в данных уело- ВИЯХ уже был подчинен «царю булгар», все же, при наличии этого «царя эскэлов», царь булгар уже не мог считать себя также царем и этого племени, поскольку «царем эскэлов» был уже другой. Значит в данном случае титул «царь булгар» совершенно равноправен с титулом «царь эскэло؛؛» и других подобных ему племенных князей. Поэтому, поскольку речь идет об этом племенном титуле, мы можем в данном случае « слово «малик»—»царь* переводить словом «князь». Главенство «князя булгар» над всеми подвластными ему пле- менами, очевидно, выражалось только в тятуле «йылтывар».

Чтение этого слова основывается на следующих сопостав- . лениях. В Мешхедской рукописи и у Якута око везде читается للطوأر — «блтвар», что раньше читали «балтав§р», давая самые различные толкования. Но один раз в Мешхедской рукописи в начале этого слова ясно написано не «б», а «й» (204а 16). С другой стороны, в рукописи «^графического словаря» Якута в том 5ке Мешхеде (см. прим. 21) стоит огласовка «бил- тивар». Учитывая последнюю гласную «а% а также, пожалуй, «аличие эмфатического ط —- «т»94, полагаю, что все гласные этого слова заднего ряда, то-есть его следует читать,ЙЫЛТЫ- вар». Этот титул царя булгар засвидетельствован также и ст© J؛€T позднее, в замечательном сообщении ал-Марвази 1120

года, заимствованном из более раннего источника, о посоль- стве князя Владимира Святославича в Хорезм'-^ говорится, что царь булгар носит титул بمللطو — «б^тв»—»также, как царь

™рок носит титул хакан»؛؛؛. То же сообщение بإله имеем и в персидском нересказе Мухаммеда ал-‘Ауфи, писавшего перед 1228 годом, но пользовавшегося в конце концов все тем же арабским первоисточником конца X—начала X؛ веков». Здесь в двух рукописях мы имеем ту же форму, что и у ал-Мар- вази. М^ду тем в 0أ؛0لض рукописи Облачной библиотек» в Ленинграде, согласно В. Бартольду, стоит بطلدلون —,,бтлтвн»^.

Если сопоставлять это начертание с начертанием у Ибн Фад- л^н^, где конечная буква «р،،, то опять таки напрашивается вывод, что у ал-‘Ауфи первоначально здесь стояло «з». Все же, поскольку форму ал-Марвази и ал-‘Ауфи полностью- согласовать с данными у Ибн-Фадлана нельзя, последнее пред- положение остается гадательным. Исходя из чтения этого слова у Ибн-Фадлана, полагаю, что это древний тюркский титул,,эльтэбэр»؛^. Иесомненно, он был выше титула КНЯЗ№ кочевого племени и в дальнейшем сохранялся за царем бул- гар еще многие годы. Однако еще в 922-ОМ году царь обза- велся новым, мусульманским ™тулом—»клиент повелител® правоверных», ссылаясь на который он требовал подчинен؛» себе всех племен своего царства.

Как мы видим из приведенного выше текста, князь эскэя из кочевого племени» (ء (14 ة8ئء2س م. اك س ثبيلة

В этом значении слово «кабила» Ибн-Фадлан употребляет много раз. В том же смысле оно употребляется и другими тогдашними географами и историками, в случае же, есл» момент кочевания не подчеркивается, особенно когда речь идет об оседлых племенах Севера,-славянах, финнах и т. д., арабоязычные писатели того времени употребляли слово,джино». Таких подвластных или вернее союзных племенные князей, как князь эскэлов, у булгарского царя было, повидимо- му, четыре. Так, еще до приезда посольства, эти чётыре КНЯ- зя или «царя» встретили его на расстоянии дня и ночи пути от ставки царя (2036 6). Но и нотом, хотя послы ожидали целых четыре дня, с воскресенья до четверга, «пока собра- лись цари его земли» (2036 12), все же на официальном бан- кете были все те же четыре царя^о. Какие племена были пред- ®тавлены этими князьями не указано. Князь эскэл, несомненно, здесь п^сутствавал. Весьма вероятно было ^сутствие князя племени б؛؛рсула, поскольку это племя, как и эскэл, входило в число трех основных племен, составлявших по Ибн-?усте булгарский народ в целом. Если у «народа сăваз» в то время еще был свой князь, то он также мог здесь пр^тствовать». тем более, что встреча посольства местными князьями про-

изошла, повидимому, на территории этого народа. Но мы знаем, что около этого времени у сувазов власть захватил вождь оппозиционной партии. Возможно, что у них и ا ااا0اا' не было своего князя.

Вопрос о расселении этих племен требует особого иссле- дования с привлечением многих данных. Так как царь булглр среди лета приглашал эти племена, в том числе эскэл и сан؛! (,', совершить перекочевку на восток к речке Джаушыр, то оче- видно, что эти племена, или во всяком случае их основная чагть во главе с кочевой знатью, находились в это время на левом берегу Волги и Камы, так как переправиться через Волгу со своими стадами они могли бы только зимою. При этом племя булгар имело своим центром местность у Трех Озер. Посколь- ку в ближайшие годы был основан город Булгар на нынеш- ней реке Меленке, то эта местность, надо полагать, тоже при- надлежала к ©б^^с™ булгар.

Ибн-Фадлан рассказывает о «домочадцах одного дома» в числе 5000 человек, которые назывались баранджар (или баран- чар).,,Для них построили ме؟еть из дерева, в которой ©ни МО- лятся, Они не умеют читать ؛молитвы], так что я научил одну группу из них тому, как молятся» (2076 15—16). Родовой строй у булгар в это время был уже в прошлом. Акад. Б. Д. Гре- ؛؛©в считал, что эти домочадцы,,дома» баранджар представ- ляли с©бою большую знатную,,фамилию», куда входили как родственники, так и слуги*1؛؛. Так как Ибн-Фадлан ©с©бенно не удалялся от ставки царя (если не считать дальнейшего путешествия к речке Джаушыр), а обучение арабским молит- вам требовало времени, то эти люди и их мечеть находились где-то поблизости. Вели бы даже упомянутая группа «уча- щихся» прибыла к нему специально для обучения, то все же их постоянное местожительство должно было быть недалеко ©т торгового центра, в котором находился Ибн-Фадлан, где влияние м^льманства сказывалось более сильно. £сли допу- стить, как это будет сказано дальше, что племя барсула Емеет связь с рекой, носящей аналогичное название, т© не жили ли эти Баранджары по речке Баран, являющейся правым ^рит©ком Майны. Это был© бы новым п©дтверждением древ- ности слова «варан» наряду с «васан», о чем речь шла выше. Местность эта, сравнительно, недалеко от трех Озер. В наше время тут есть селение Старый Баран, получившее название от реки, на которой оно лежит. Около него есть старое горо- дище, как и ряд других городищ по этой реке102. Конечн©, это лишь предположение. Во всяк©м случае думаю, что эти баранджары входили в с©став булгарского племени™؟.

Название племени эскэл у Ибн-Фадлана пишется ثل[ — « (а) скл‘‘. Ибн-Русте пишет сначала اسغل —,, (а) с7л»1 (и, а йотом, несколько ниже, как ^ Ибн-Фадлана— « (аккл»т. Опять

таки думаю, ٩™ здесь перед нами отражение двух различных местных диалек^в е© звонкими и глухими «) гласными, у анонима,,Худуд ал-‘алам» (конец X века) и у « то-есть уже в передаче XI века, имеем начертание أدكل-,, (а) н1Кл» или,, (о) ،пкл‘‘. Возможно, что это более поздня؛؛ форма. Еще более поздняя форма имеется у так называемого

Ахмеда Туси—ايل— « (а) сйл», т. е. «асил»,,,осил».

Конечно, и в данном случае все огласовки, поскольку он» не исходят из арабского текста, совершенно произвольны. Ясно только, что это слово имело гласные переднего ряда. Если признать, что эт؟ племя как-то связано с карпатскими sze؛<elys،g секейами؛»®, то возможна огласовка «

Если исходить из названия булгарского города Ошель или،  Ашля, взятого владимирским князем в 1220 году™؟, то огла- совка будет-Оскел.

Однако, как уже было сказано, в 22و году булгарских го- родов еще не существовало, к тому же город Ошелв впос- ледствии находился на правом берегу Волги, а кочевые пле- мена, которых царь булгар приглашал отправиться с ним к речке Джаушыр, в данном случае должны были быть на левом берегу, к ним принадлежали и эскэл. Да и указания Ибн-Русте, что,,между страной печенегов и страной эскэл из [числа] ал-балкарийа !находится] первая из областей мадьяр»108 указывает на положение эскэл ظ начале Хвека дальше к степи. Вопрос этот, ввиду наличия еще и других вариантов, этого сообщения (Гардизи), требует особого исследования. Что же касается города Ошель, то он возник позднее, как один из первых форпостов проникновения булгарского влияния вверх по Волге. Возможно, что в его основании приняло участие- именно племя эскэл.

Не упомянутое у Ибн-Фадлана третье племя булгар—бар- сула И. И. Ашмарин связывает с названием реки Берсула, правого притока Камы, несколько выше г. Чист©поля*% нахо- дящейся приблизительно в том районе, куда, как мы видели* шла перекочевка племен в 922 году.

Наконец, ه,,народе саваз» (2086 11). Форме этого имени и его отношению к названию города Сувар было уделено до- статочно внимания, п. ٢. Григорьев в упомянутой выше статье, говоря об этом народе, называет его,,сувар (суаз) ятла пёр пысак ару». Если слово,^ру» понимать в значении,,йах»—,,племя», а не,,первобытный род», то,,большое племя»«° и будет более или менее то, о чем говорит Ибн-Фадлан. Вместе с тем прежний формальный перевод этого места,,к народу [,людям] суваз»؛» создавал в этом важном вопросе полную не- ясность и запутывало дело. Дело в том, что стоящее здес؛> арабское слово قوم—,,к؛،ум» может иметь два значения, как и русское слово «народ» или чувашское,,халăх». Оно може ?

обозначать или вполне определенное этническое понятие, на- нример, «русский народ»,,,чăваш халăхĕ», или иметь общее значение:,,люди»—,,çь!нсем‘‘, например,,,много народу»—,,халах нумай». Ибн-Фадлан в своем сочинении действительно несколько раз употребляет это слово в последнем значении—,,люди»112. Однако это не значит, что так е؛'о следует пони- мать везде. Именно здесь это слово имеет конкретное значе- ние «народ»,,,халах». Надо обратить внимание на то, что в том же самом смысле, как и о,,народе сăваз», ^бн-Фадлан говорит о,,народе башкир» (,,мы... попали в страну народя ™рок, называемого башкиры»—203а 8) и о,,народе вису» (,,народ, называемый вису»~206а ره. Замечательно, что, Г0В0- ря об огузах, Ибн-Фадлан употребляет не слово,,народ», а

قبيلة—кабйла—,,кочевое племя». («Мы выехали к [кочевом^ племени тюрок, известных под названием огузов»—13  6و9أ)..

Что касается области расселения,,народа сăваз», то та часть этого народа, которую царь булгар приглашал поехать с ним к реке Джаушыр, должна была жить на левом берегу Волги. Поскольку цозднейший город Сувар несомненно СВЯ- зан с этим народом, то область их поселения в то время нахо- дилась к югу от булгар в долине реки Утки и на запад вдоль этой реки до берега Волги. Косвенно «؛٤ это указывают слова Ибн-Русте, что,,между буртасами и этими ал-балкарийа рас- стояние в три дня пути»!؟؛. Спрашивается, кто же жил на этом значительном пространстве около 100—130 километров11*? Это не могли быть племена булгар, эскэл или барсула, так как они тоже входили в состав «балкария». Из других пле- мен, которые могли жить в этом районе, мы знаем только народ суваз. Это косвенно подтверждает, что народ суваз в состав настоящих булгарских племен не включался. Но это, конечно, не значит, что сувазы в то время не говорили на одном из диалектов булгарского языка. Таким образом, ОНИ- санные у Ибн-Фадлана события у народа суваз произошли на левом берегу Волги. Жила ли уже в то время часть этого народа также и на правом берегу Волги, у нас еще нет пря- мых указаний. Приведенное выше сообщение ал-Идриси ٠ том, что у буртас были два,,города»,—Буртас и Суваз, как будто дает для этого некоторые основания1^. Хотя В03М0Ж- ность поселений буртас и на левом берегу Волги и даже в Прикамье не исключена»®, все же сообщения восточных писа- телей X века и современная тояонимика указывает на то, что в то время основная область их расселения лежала на правом берегу Волги. Ибн-Фадлан, проезжая вдоль левого берега,- также нигде не встретил этого народа, в таком случае, сог- ласно ал-Идриси, в стране буртас на правом берегу должны былн жить и сувазы. На карте Махмуда Кашгарского X؛ века Сувар (город ИЛИ народ) также помещен «правом берегу11؟.

Конечно, такого рода данные могут иметь значение' только 'после тщательного критического анализа всего материала с привлечением всех имеющихся источников.

Для того, чтобы выяснить обстоятельства столкновеннй между двумя ا؛ا. <آر؛ا'؟-:أ؛؛؛؛ у булгарских племен и суваз летом 922-го года, ' ©становиться на некоторых деталях

ص н^ми рассказа Ибн-Фадлана.

В переводе этого рассказа семь раз встречается местоиме- ние,,они»,,,им», причем четыре раза это местоимение и،меет-  ся и в оригинале и тр» раза подразумевается в глагольной форме (в таком случае в переводе ©но стоит в квадратных -скобках).

Из этих семи случаев нервые два: «приказывал им» и,,[они] же « явно относятся к народу сăваз. Фраза: «и [они]

разделились на две партии» с первого вз^-ляда, к؛،к кажется, т©же относится к этому же народу и означает, что именно народ сăваз разделился н^ две партии, в таком случае в даль- («ейшем мы должны были бы . признать, что и другая партия, именно сторонники царя булгар и принятия ислама, тоже со- ставляли часть того же народа сăваз. Этому не цротиворечи- ло бы и то, что во главе этой пар™» стал }مة:'رناأبم из племен- ной родовой ؛أ'أ'؛؛؛اة. Все это можно было бы принять, если бы дальше этот самый князь, глава второй партии, не был назван князем эскэлов, то-есть совсем, другого племени. Значит упо- мянутое выше третье местоимение ء. они‘؛ не может быть от- несено только к народу сăваз. Между тем, внимательно читая сочинение Ибн^адл^н^, мы видим, что через весь его рас- сказ проходит некое неопределенное местоимение,,они», ко- торое иной раз вообще неясно к чему относится, в действи- тельности Ибн-Фадлан этим местоимение» обозначал вообще местных жителей данной страны. Примеров весьма много. Рас- сказав ة том, как он и его спутники в первую же ночь по прибытии в страну бу،؟гар были напуганы северным сиянием, Ибн-Фадлан без всяких объяснений заканчивает:,,а они сме- ются над нами» (2056 7). в дальнейшем описании следует: . «я видел, что день у них очень длинный...»,,,я видел, что змей у них такое рожество, что.. /‘,,,я видел у них яблоки. «пища их~просо.. /‘,,,все они носят шапки...», «все они ЖИ- вут в юртах,..»,,,если они едут в дороге...»,,,у них много купцов...» и т. д. Этот основной лейтмотив рассказа Ибн-Фа- длана следует иметь в виду при разборе миогих неясных мест. Например،, Ибн-Фадлан рассказывает ه похоронах в стране булгар так:,,и если мусульманин умрет у них.. /‘ (209а أ2أ—-!أ.?ак как читатель' считает, что булгары как ни как уже му- сульмане, то ему кажется, что дальнейшее описание похорон- ного обряда относится ؛»енно к местн'ому жителю—мусуль- манину. Но дальше, закончив данное ©писание, Ибн-Фадлан неожиданно продолжает: «Таким же обра$©м и они поступают

со своими мертвыми...» (209а 15). ' Итак, ясно, что под мусуль- манином автор разумел приезжего человека, а «они», т. е، местные жители, в его подставлении не являются настоящи- ми мусульманами, да, повиди؛/،ому, в массе таковыми и не были. Над© заметить, что из данного рассказа ه похоронах у булгар видно, что здесь местоимением «они» обозначается вся масса свободного населения. Действительно, описав на этот раз уже местный похоронный обряд, Ибн-Фадлан замечает: «Это, если он [умерший} был из [числа] главарей. Что же ^асаетс؟ простого народа, то они делают со своими мертвыми [только] кое-что из э^ого [обряда]» (2096 3—4). Такиа^ обра- зом, и в разбираемом нами месте, сопоставляя весь контекст, мы должны прийти к выводу, что фраза: «И [они] раздели- лись на две партии» относится к местным' ского'царства'в‘ообще7~а»нё к''одному только наооду саваз. Из,»рассказал'акже ясно видно, что ؛،то разделе^и^ на две партии уже второй этап событий, следующий после отказЗ»;»народа сăваз» повин، ваться царю, при этом это разделение относится уже не только,к. сйваз,нйи,к булгаре؛™! племенам^ подвластным йылтывару Алмушу.

'««'Но это' еще не все. Говоря о местных жителях данной; с^^ны, Ибн-Фадлан обычно имеет ввиду все-таки главным образом те иривилегированные круги, е которыми он непо- средственно был связан. Уже в предыдущем примере, начав рассказывать о том, как «они» поступают со своими мертвы- ми, он в первую очередь описывает аристократические ЦОХО- роны человека «из числа главарей». О нохоронах у простого народа он тоже упоминает, но только дополнительно, МИМОХО- дом. Очень ярко этот классовый подход Ибн-Фадлана виден в описании похорон у огузов, хотя последовательность И3Л0- жения здесь несколько нарушена: «Если заболеет ИЗ их числа человек, у которого есть рабыни и рабы, то они служат ему, и никто из его домочадцев не приближается к нем^...» (2016 2—3). «Если же он был рабом или бедняком, то они бросают его в степи» (2016 4—5). «А есди умрет человек из их ЧИС- ла, то для него вырывают большую яму...» (2016 5). Эти фразы, следующие одна за другой, дают ясно понять, что «человек из их числа» это не раб и даже ие бедняк,—это представитель богатой племенной аристократии, ^вствуется, что собеседник Ибн-Фадлана, который ему это рассказывал (через переводчика, конечно), сам принадлежал к этой самой, аристократии и выражался примерно так: «Если умрет кто- нибудь из нашей среды... и т. д.»,

В свете этих параллелей следует понимать и дальнейшую фразу нашего текста: -Одна партия [была! с отребьем, и над ними [еще раньше] провозгласил себя [самозванным] князем  й'ёкто... П5.. _и. мен-и- Вырйг، (2086 11 — 12). Это значит, что одна часть племенной аристократии объединилась с каким-то «от-

ребьем». Разбор соответствующих мест у Ибн-Фадлана пока- бывает, что под «отребьем» он понимал рядовых членов пле- мени, особенно бедняков118, в данном месте конкретно имеется  в виду основная масса народа ^ваз. Что касается слов «и над ними», то формально они могут относиться п к «партии», и к « и к тому и дру^му вместе119. Однако следует об- ратить внимание на давнопрошедшее время стоящего здесь глагола—»[еще раньше] провозгласил себя...» Повидимому, Вырăг сначала стал во главе недовольных, т. е. «отребья», . а потом к нему вынуждена была примкнуть и племенная знать. Эта неясность зависит не только от некоторой неогсре- деленное™ арабского языка, но и от того, что Ибн-Фадлан сам не был свидетелем происходивших событий. Он узнал лишь об их результатах, то есть об отказе повиноваться царю -булгар. Во раз мы раньше пришли к заключению, что на две партии разделились не сувазы, а все население вообще, то от- сюда следует, что Вырăг в конце концов оказался во главе партии псех недовольных, в которой сувазы составляли только л:؛ро, но влияние которой ^стйралось и на булгарские пле- мена. «Другая партия» была не «с отребьем», а «с князем из ؛кочевого] племени»-~из ق-يلت— «кабила». Дальше сказано, ч™ это был князь племени эскэл. Племя же это, как мы знаем из Ибн-Русте, представляло собою одно из булгарских племен, но отличное от тех собственно булгар, у которых князем был Алмуш. Конечно, это племя и его князь тоже при случае мог- ли бы выступить и против Алмуша и против исламизации. Ио в,д^нно^ случае его верхушка, повидимому, была связана с теми кругами булгарской аристократии, которые стремились к укре- плению центральной власти йылтывара. Ибн-Фадлан и здесь и в других местах подчеркивает, что «царь эскэлов» был у «царя булгар» в повиновении (2085 15; 2096 11). От того же Ибн-Фадлана мы узнаем, что царь булгар отдал за этого князя свою дочь (2096 11). Последнее обстоятельство не сов-  сем ясно. Царь отказывался выдать первую свою дочь за ха- зарского хакаяа на том основании, что «он иудей, а она му- сульманка» 10 9 ة209إ). Как же он мог отдать вторую свою дочь за князя эскэлов, если известно, что он еще не принял ،:ислама? Поэтому надо полагать, что князь этот принял ислам, так сказать, частным образом, а официально этого сдедать до описываемых событий не мог, конечно, ввиду оппозиции в соб- ственно. м своем племени. Это хорошо видно из одного ЭПИ30- да у огузов, тоже рассказанного Ибн-Фацланом. Именно, один из «царей и главарей» огузов по имени Иынал принял было «слам. «Но ему было сказано: «Вели ты принял ислам, то ты уже не главенствуешь над нами». Тогда он отказался от свое- го ислама» (201а 11). Родовой строй у огузов тогда был еще  £илен, а потому Иынал оказался изолированным. Князь же

эскэлов не только имел поддержку царя булгар, но, вероятно, также и знати своего собственного племени. Вот почему اا؛[ا> тия сторонников принятия ислама имела своим центром имей 0أأ его и его окружение.

Вместе с тем, поскольку Ибн-Фадлан подчеркивает, ЧТ» князь эскэлов был «князем из [кочевого] племени», то протпм ник его, «самозванец» Вырăг, очевидно, к кочевой знати ١١٢ принадлежал.

Имя этого вождя масс в Мешхедской рукописи написано ز12 2086) ودرع—в?рс. Конечная буква,^айн» специфически арабская, а потому должна читаться с точкой вверху, как غ- тайн— у. Вторая буква совсем лишена точек, а потому может читаться как «б», «н»,,,т», и «й». Формально можно поставит؛, любую из них. Однако, п^сматриваясь к графике Мешхед- ской рукописи, можно заметить, что переписчик чаще всего ленился ставить именно нижние две точки, причем в таких случаях зубчик он ставил именно такой формы, как в данном случае. Готовясь написать начальное «б», или «т\ он

ставил его резче. Таким образом вероятнее всего тут следует читать яй»1؛؛°. В таком начертании имя это может быть прочи- тано ближе всего к чувашскому языку как «Вырăх», хотя можно читать и -Вивёх». Во всяком случае начальное «вы» или «ви» для чувашского характерная форма. Наиболее близ- кие примеры: «выр» —жать хлеб, «выру»—жатва; «выран» (произн. «вырһан») —злобиться, негодовать. Далее—»вырăн», «выльăх», «вырăс»,—»вирём», «вирлё», «витёр», но также диа- лектически «вы^л»-литературное «вирьял», диал. «выр- мана—лит. «вăрман» и т. д. 121 Наличие в конце этого имени звонкого фрикативного 7, не свойственно чувашскому языку. Мы ожидали бы «х». Но надо учесть, что, по крайней мере в новое время, в связной речи конечное «х» при дальнейшем   ласном становится более звонким. Но главное то, что ведь это имя Ибн-Фадлан слышал в произношении окружавших его булгар, в наречии которых звонкие согласные имелись.

Совершенно аналогичную ф؛эрму у Ибн-Фадлана имеет и название реки Утки, на которой впоследствии и стоял город Сувар. У него она пишется وديع—втйс (2036 4). Конечнь،؛؛ ясайн», конечно, должен читаться, как «гайн». Имея ввиду, Что название это, вообще говоря, имеет гласные заднего ряда (татарское «Уд^а»), я читаю—Ваты-Г, или Ваты-؛. Мы видим здесь те же фонетические особенности, что и в имени—Вырйу с тем же конечным 7  Однако соседняя же, несколько боле (' южная речка Майна—4 2036) باذاج) должна, вероятно, читать- £Я как تايتاخ — Байнах, то есть с глухим «х» на конце. Поэто- му возможно, что имя Вырă-f у самих суваз произносилось как Вырăх.

Продолжаем просмотр текста. Царь булгар послал «им», то-есть враждебной ему партии, угрозу заставить их повино- ваться посредством меча. Так как он требовал в первую оче- редь перекочевки к реке Джаушыр, следовательно он обра- щался главным образом к кочевой знати, обладавшей стадами. Вряд ли он требовал этого от Вырыта, который возглавлял «отребье» и которого он считал самозванцем. Дальнейшее со- общение, касающееся второй партии, как бы перебивает рас- сказ. Все же дальнейшая фраза «Когда же он [царь] послал им это послание, то [они] испугались...» несомненна относится к первой партии, хота эти слова стоят после сообщения ه ВТО- рой партии и формально должны бы относиться к этой послед- ней. Надо однако принять во вкимание, что йылтывар, клиент повелителя !^воверных, обращался здесь также и ко всему населению своего царства, так как лица, не желавшие прини- мать ислама, несомненно, были не только у сувазов, но и у других племен. Вполне аналогичное заявление «Начальна» л^опись» влагает в уста Владимиру Святославичу: «Аще не обрящетоя кто заутра на р-ЬцЪ, богатъ ли, ли убогъ, ил® нищь, л$ работникъ, противенъ МН'Ь да будетъ»122.

Наконец остается разобрать последнюю фразу в рас  сказе: «и все вместе, совместно с ним, поехали к реке Джау- шыр». Хотя Ибн-Фадлан как бы подчеркивает всеобщность переезда,—букв, «во всей своей совокупности вместе с ним» (2086 6ل),—речь идет не о всей массе населения, а только о его кочевой части, т. е. главным образом ه более зажиточ- ной знати, обладавшей большими стадами, в отношении суваз. речь идет тоже только о кочевой знати, которая сначала вы- нуждена была считаться «с [разным] 0Tpe6fc£M», а теперь по- ' действовать в своих классовых интересам заодно со знатью всех остальных племен.

Предыдущий разбор сообщения Иби-Фадлаиа о событиях, сопровождавших принятие ислама Булгарским царством в 922-ОМ году, как Жжется, достаточно выясняет основные об- стоятельства этого события. В статье « Посольство халифа к царю волжских булгар в 92922—؛ г. г. «123 я уже имел слу- чай более или менее детально рассмотреть вопрос о связан- ных с этим внутренних причинах и м^дународных обстоя- тельствах. ©филиальное принятие ислама было нужно для булгарской знати во главе с й^лтываром для того, чтобы укрепить и идеологически оправдать свое господство надосталь- ным населением, то есть как над «простым народом» (4 ة09ة) самих болгарских племен, так и над небулгарским или об^л- гаренным коренным населением края. Принятие ислама долж- но было, кроме того,‘ укрепить Булгарское царство в борьбе с Хазарией, чтобы, во-первых, противопоставить «мусульманское государство булгар хазарскому каганату, где госпдствующи§ класс принял юдаизм, а во-вторых, найти поддержку со сто-

роны мусульманской партии в самой Хазарии. Стремление булгарского даря завершить исламизацию путем установления непосредственной связи с багдадским халифом определялось с одной сторона желанием укрепить свой авторитет, в част- ности в глазах среднеазиатских мусульманских правителей, принятием титула «клиента повелителя правоверных», с другой €Торонь؛ наличием сложных политических взаимоотношений между народами, расположениыми на южных торговых путях, в том числе родственного со؛оза булгарского даря с началь- ником войска огузов.

Так как конец ^шхедской рукописи утерян, то мы не имеем конкретных сведений о том, что произошло на съезде булгарской знати на реке Джаушыр и тем более о дальней- ших событиях у народа суваз. «Здесь,— говоря словами н, и. Ашмарина,—пока возможны только одни гадательные предположения, которые редко ведут к истине»^.

Но все же, если с одной стороны учесть, что названия сăваз-сăваç и чăваш являются лишь видоизменениями того же самого слова, а с другой стороны обратить внимание на замечательный факт, указанный П. Г. Григорьевым, что чуваши, также как и сувазы в 922-ом году, в продолжение многих веков упорно не хотели принимать ислама, нельзя не увидеть тесную связь между обоими народами. Вместе с тем мы видим, что первоначально сувазы в основном находились на левом берегу, чуваши же вот уже много веков живут на правом берегу Волги. Отсюда предположение о постепенном переселении на правый берег напрашивается само собою. Это было, конечно, связано с нежеланием подчиняться господству булгарской знати и её новому государственному порядку. На первых порах исламизация носила поверхностный характер и касалась главным образом знати. Сами булгары не отличались особенным миссионерским рвением. При этом, повидимому, значительная масса суваз оставалась ещё долго на левом берегу Волги на торговом пути в Среднюю Азию. Многочисленные заимствования в чувашском языке из арабского очень «старые» в основном не восприняты через посредство татарского языка. Отчасти они отражают даже непосредственное соприкосновение с арабами125, то есть относятся к очень ранней эпохе десятого или может быть даже девятого века. Однако, начиная уже с десятого века оставшиеся на месте сувазы постепенно сливаются с булгарами. Остальная же часть переселяется все далее и далее на запад, и смешиваясь с местными племенами, образует здесь компактную народность, унаследовавшую старое название сăваз-чăваш.

Что касается долины реки Утки, то здесь уже вскоре после описанных у Ибн-Фадлана событий было заложено новое независимое княжество. Центром этого княжества стал новый город Сувар. Экономический расцвет этого города и 

45


рост его политического значения определялись тем обстоятельством, что он лежал непосредственно на большом торговом пути в Среднюю Азию, причем посредством реки Утки, которая для тогдашних судов была судоходна, он был связан так- же с бассейном Волги. Ибн-Фадлан, несомненно, проезжал это место, когда переправлялся здесь через упомянутую реку, но никакого города на этом месте не упоминает, так как он тогд® еще не существовал. Правда, не существовал тогда и город Булгар, но, как показывают^раскоп^и Болгарского городища, именно на так называемом Бабьем Бугре, на этом месте все же имелось очень старое поселение, восходящее еще к до- болгарскому времени. **:؟.; Раскопки же на месте Сувара не ©бнаружили никакого более раннего догородского п^се^ения. Ведший эти раскопки А. п. Смирнов прямо говорит: «Вал этой части городища насыпан на слое погребенного чернозема^ что дает право говорить о возникновении города не на старом поселении, а на новом месте»127. Среди найденных здесь ве- щей, как отмечает тот же археолог, «имеются отдельные ЭК» земпляры с характерными хронологическими границами, укла- дывающимися в рамки X—XIV вв. «128 Однако, хотя этот,новый» город Сувар, возник уже вскоре после приезда Ибн~ Фадлана, он сразу же начинает играть вдающуюся экономи- ческую и политическую роль, в Суваре не только создаются мощные укрепления, но уже в 948/949-OM году были выбить؟ монеты с названием этого города. Таким образом город Сувар возник ١؛ успел сделаться крупным политическим центром в промежуток времени от 922 до 948 года, то есть в течение каких-нибудь 26 лет.

На этом вопросе следует остановиться, в начале X века؛ в булгарском царстве не было своей металлической монеты* Ибн-Русте поэтому поводу говорит: «Главное их имущество-  куницы. у них нет денег. Пргво же, ди^еы у них—куницы* причем одна куница обращается среди них [по цене] в два с половиной дирхема, и право же, белые круглые дирхема привозятся из областей ислама и они их покупают»128. Анало» гичное сообщение имеется и у Ибн-Фадлана, но только не о булгарах, а о русах. Нравда, оно сохранилось не в Мешхедской рукописи, а в пе^идских пересказах XII и XVI веков, но принадлежность его Ибн-Фадлану весьма вероятна. Так, у так называемого А. Туси читаем: «Дирхемы русов это шкурки белки и соболя, без шерсти, но с хвостом, передними и зад- ними лапами, когтями и головой. Если чего-нибудь недостает» то от этого шкурка становится бракованной. Их [эти деньги] оттуда вывозить нельзя,—их отдают за товары»؛؛. Весов там не имеют, но только стандартные слитки [металла]»ص. Как видим, об обмене на серебряные среднеазиатские дирхемы здесь нет речи. Но Ибн-Фадлан также рассказывает о том؛, как торговец-рус, прибывший на базар в страну булгар, просит своего бога, чтобы он послал ему «купца, имеюшег© МНО- гочисленные динары и дирхемы» (2106 9). привезенных с СО' бою соболей этот купец в данном случае уже пр©давал за звонкую монету. Однако все же своей металлической монеты? и в это время в булгарском царстве не было. Ее появление тесно связано с признанием над собою верховное главенства халифа. Именно с того времени, когда царь булгар признал над собою «верховную власть повелителя правоверных» (2086 13} и стал о4ициально называть себя его «клиентом» (с пятницы 17 мая 922-го года), стало в©зможным помещать и на монетах, поскольку таковые начали чеканиться, рядом с именем С00Т- ветствующего халифа имя местног© правителя. Правда, вначале этого, повидимому, не делалось по техническим причинам.

Р. Р. Фасмер в своем исследовании «о монетах в©лжских Болгар X века^» на большом фактическом материале показал, что на берегах средней Волги в значительной! количестве чеканились саманидские монеты местной «варварской» чекан- ки, на которых с©хранялись все легенды их оригиналов, ТО» есть названия городов и годов чеканки в саманидском госу- дарстве, а также имя тогдашнег© саманидского эмира. Бывали случаи, когда название среднеазиатского города заменялось названием города Булгара или Сувара*؛؛. При этом, хотя все легенды указывают на саманидское государство, это ни в коем случае не означает, что упомянутые два города входили Б состав этого государства.

Между тем булгарский князь Микаил ибн-Джа‘фар, П0ВИ- димому, сын того самого булгарског© царя Алмуша, который по совету Ибн-Фадлана принял мусульманское имя Джа'фар, начал заменять на дирхемах имя саманидского эмира своим собственным, при этом опять таки города и годы монеть؛- оригинала сохранялись. Так, с именем зтого Микаила имеются дирхемы, носящие названия город©в и дат чеканки: Самар- канд—306 год хиджры (9و1و—8ا г. н. э.), Шаш (Ташкент) ؛ Балх, Нишапур—308 г. X. (920—921 г. н. э.) т. Эти годы отнюдь не соответствуют времени чеканки данной монеты, а. взяты механически с тех образцов, с которых она копирова- лась. Это обстоятельство вводило в заблуждение црежних. исследователей, которые считали, что упомянутый на этих монетах Микаил ибн-Джа‘фар действительно был какой-то правитель в средней Азии, узурпировавший власть саманидского эмира. Недоразумение разъяснилось, когда в 1913-ОМ году в Эстонии была найдена монета с этим же именем, но с. указанием, что она чеканена в «городе Булгаре». Это дал© возможность Р. Фасмеру установить, что этот Микаил ибн- Джа‘фар был именно булгарским князем^؛, к сожалению, ГОД- чеканки на монете отсутстаует.

Следующая серия монет, которые чеканились в городе Булгаре, уже систематически носят на себе название этого города أ؛ относятся  в основном к 366 году хиджры (976—977 г. н. э.) и одна к 370-ым годам хиджры, то-есть к 980—991 го- . дам н. эры (؛؛ (أ;إ؛'. اأأ единиц не может быть اةأأل؛آأ!4و'وأ. Чека- НИЛ их булгарский князь Мумин ибн-ал-Хасан. £го правиль- ное имя, как кажется, окончательно установил р. Фасмер на основании сличения шести монет16؟.

Тем временем еще с 337 года хиджры (99498ي г. н. ары) началась чеканка своих монет в городе Суваре. Эти монеты . носят имя князя Талиба ибн-Ахмеда и 0'؛ءأإ؛ن؛أ؛ت!أ:؛ годами ХИД- жры 337, 338, 341 и 347, то-есть относятся к периоду с 948 по 959 год н. э. т Битье монеты со своим именем считалось признаком суверенности правителя, так что в это время город Сувар был центром самостоятельного княжества. Повидимому, он переживал в то время экономический расцвет, р. Фасмер отмечает, в отличие от,,варварской чеканки» монет « ибн-Джа‘фара,,؛,изящные монета Талиба '

Сколько времени продолжалось самостоятельное существование Суварского княжества, установить трудно. Имеется MO- нета некоего Мумина ибн-Ахмеда, датированная 366 годом X. (976—977 г. н. э.), на которой X. Френ читая название Сувара. ©днако в такой же мере возможно и чтение,,Булгар»13؛؛. Несомненно, что дальнейшие исследования в этой области могут еще многое выяснить. Так, еще не все найденные монеты до- етаточно изучены или даже описаны. Следовало бы обратить внимание на особые знаки, имеющиеся на двух монетах 976— 977 года^именно, на монете, выбитой в Булгаре, знак вроде перевернутой буквы А, а на монете, на которой X. френ ЧИ- тал название города Сувара, нечто вроде « на боку буквы т ء боковой черточкой1*®. Возможно, что это тамги булгар и суваз.

Мы не можем сомневаться в том, что народ суваз в это время оставался коренным населением нового княжества. Однако, приняв мусульманство, жители города Сувара и его окрестностей несомненно вскоре утратили свои бытовые и языковые отличия и окончательно слилась с булгарами. Это проявляется прежде всего в самом названии города Сувар, с «р» на конце. Куфическое письмо на монетах не дает возможности различить буквы «р» и «з», которые пишутся одинаково. Однако сообщения различных восточных авторов и позднейшие надгробные надписи Булгарского царства не оставляют сомнения в том, что обычное наименование этого города произносилось с конечым «р». Таким оно сохранилось в местном произношении вплоть до наших дней. Это не значит, что другое произношение исчезло. Та часть населения, которая сохраняла свои прежние диалектические особенности, перенесла на этот город старое племенное название «сăваз» или «цăваз», что и могло найти свое отражение в написании

48


некоторых рукописей (ал-Идриси). После монгольского на шествия местное население начало усиленно переселяться на правый берег Волги и дальше на запад, на левом же берегу власть захватила кыпчакская знать. Булгария стала частью Золотой Орды. Золотоордынские ханы, особенно Узбек (1312— 1340), проводили дальнейшее насильственное насаждение ислама, постлали в соседние языческие области миссионеров и т. д. Восточная часть нынешней Чувашии، именно область анатри, вошла непосредственно в состав Булгарского ханства (теперь мы можем его так называть). Однако чуваши в массе своей не приняли ислама и не отатарились. Что же касается области на левом берегу, то здесь приток кыпчакского элемента и его господствующее положение привели к тому, что население утратило свой прежний язык. Н. Ф. Калинин в своей работе «К вопросу о происхождении казанских татар»142 показывает этот процесс на материале надгробных надписей послемонгольской эпохи. Выделяв с одной стороны роскошные памятники новой знати с надписями на татаро-кыпчакском языке (главным образом в городе Булгаре) и с другой стороны массу бедных памятников с элементами чувашского (т. е. булгарского) языка, Н. Ф. Калинин устанавливает категорию надписей, принадлежащую средней группе. Это — «средняя этническая группа, искони жившая в Булгарии, которую можно назвать тюрко-чувашской или суварской, имевшей в более ранние века свой политический центр (г. Сувар, свою феодальную знать» — «С утратой Суваром прежнего положения, с возвышением г. Булгара, а затем с монгольские завоеванием и сильной перетасовкой населения, в частности потомки суварской знати, утратившие политическое значение, оказались на положении былой аристократии, «старых традиций в языке, обычаях»143. Надо однако заметить, что в эту эпоху, поскольку это касается левого берега, эти «старые традиции» могли быть уже только булгарскими. Только феодальная знать, осевшая в области анатри, могла иметь нечто общее с чувашским населением. Точно также совершенно напрасны попытки искать диалектические различия в языке надписей, основываясь на нисбах «булгари» и «сувари»144. Ясно, что происхождение умершего отнюдь не определяет характера того языка, на котором написана, его эпитафия. Во всяком случае в это время судьба города Сувара не была связана с чувашским народом, который уже давно жил своей собственной жизнью.

Подведем некоторые итоги:

1. В начале X века на левом берегу Волги существовали с одной стороны булгарские племена, — в основном три: собственно булгары, эскэл и барсула, — с другой стороны большое племя или «народ», носивший название «сăваз» или «суаз», которое к числу булгарских племён не принадлежало, племя

49

это жило в районе реки Утки, а может быть уже в то время частично на правом берегу Волги.

2. Язык этого плесни или «народа сăваз», возможно, уже в то время был булгарский, но с некоторыми диалектическими особенностями, в том числе с наличием звука «з» или «ç» на месте некоторых булгарских «р», а также, вероятно, с преобладанием глухих согласных. Самое название племени является древней формой названия «чăваш» и, надо полагать, было местного происхождения.

3. Во главе каждого из булгарских племен стоял князь, титул которого Ибн-Фадлан передает арабским словом «малик» или «эмир». Так, был князь булгар, князь племени эскэл и другие. Князь булгар, кроме того, присвоил себе более высокий титул «йылтывар» (эльтэбэр), к которому после принятия ислама был добавлен титул «клиент повелителя правоверных». Йылтываром в начале X века был булгарский князь Алмуш. В 922-ом году он правил уже по крайней мере 15—20 лет.

4. Болгарская знать и их князь, или «царь булгар», сохраняли в основном кочевой образ жизни и жили в юртах. В 922-ом году городов еще не было. Ставка царя находилась в местности Трёх Озёр в шести километрах от Волги, где на берегу был постоянный базар, — так называемое «место Атăл». Царь находился здесь весной, когда с вскрытием и разливом реки сюда прибывали торговцы с верховьев Волги и Камы, из Хазарии, а также купцы из Средней Азии. Царь лично взимал 1/10 часть пошлины с товаров и рабов. В то же время стада булгар паслись в этом районе. В середине лета племенная знать перекочевывала на восток к башкирским степям, где оставалась около двух месяцев. Зимой, во время сезона охоты на пушного зверя, царь взимал дань с оседлого населения по одной шкуре соболя с дома. Оставаясь в это время главным образом в своей ставке у Трёх Озёр, он в то же время, вероятно, совершал полюдье, пользуясь замерзанием Волги и других рек. С открытием навигации он снова начинал взимать пошлину с приезжих купцов.

5. Наличие князей и главы нового слагающегося государтва — йылтывара отражало уже далеко зашедшее классовое расслоение. При этом племенная, в основном кочевая, знать, князья и в первую очередь сам царь булгар, для упрочения своего господства стремились насадить ислам, как государственную религию.

6. В составе племени сăваз также имелась кочевая родовая. знать. Основная же масса племени, по выражению Ибн-Фадлана «отребье», была, вероятно, оседлая, земледельческая.

7. В 922 году, когда с приездом посольства халифа, йлтывар Алмуш решил окончательно закрепить свою власть путем официального принятия ислама, «народ сăваз» отказался подчиниться его требованиям. Основой этого движения

50


были рядовые члены племени под руководством своего вождя по имени Вырăх, который происходил не из кочевой знати. Опираясь на массу недовольных, Вырăх захватил власть в племени сăваз и заставил племенную знать подчиниться себе.

8. Это оппозиционное движение нашло отражение и в других племенах, по видимому, среди народных масс, причем образовалась партия враждебная исламизации с центром в племени сăваз.

9. Другая партия, — сторонники йылтывара, — имела своим средоточением кочевую знать племени эскэл, во главе с князем этого племени, который был женат на дочери царя булгар.

10. При таких обстоятельствах князь племени булгар, он же йылтывар Алмуш, принявший мусульманское имя Джа'фар, пригрозил войной и заставил «народ сăваз» и в первую очередь его кочевую знать подчиниться своей власти, после чего эта знать вместе с кочевой знатью булгарских племен и с князем булгар откочевала в сторону башкирских степей к речке Джаушыр (ныне Гаушерма), где и было окончательно оформлено принятие ислама.

11. После этого в ближайшие годы в болгарском царстве был основан город Булгар, а в области «народа сăваз» в промежутке между 922 и 948 годами возник город Сăвар. Находясь непосредственно на торговом пути в Среднюю Азию и связанный к тому же рекой Вăтыг (Утка) с Волгой, этот город быстро расцветает экономически, конкурируя с городом Булгар.

12. Политически город Сăвар в промежутке между 948— 959 годами, а может быть и до 980-ых годов, был центром особого княжества, в котором князь чеканил менету со своим именем, что было признаком суверенности.

13. С принятием ислама происходит окончательная булгаризация знати племени сăваз, что отражается также и в названии нового города Сăвар с конечным «р». В дальнейшем Сăвар теряет свою политическую самостоятельность и окончательно подчиняется Булгару. Между тем основная масса племени, по видимому, все же отказалась подчиниться новым порядкам и начала постепенно переселяться на правей берег Волги, где часть племени жила, вероятно, и раньше. При этом она сохраняла свою языческую религию и некоторые особенности своего наречия. Из смешения этой части «народа сăваз» или «цăваз» с местным населением правого берега Волги образовался чувашский народ.

51

1 Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. т. XVIII, 1902, стр. 1—132.

2 Сессия Отделения истории и философии Академии Наук СССР совместно с Институтом языка, литературы и истории Казанского филиала той же Академии 25—26 апреля 1946. и сессия того же отделения Академии совместно с Чувашским научно-исследовательским институтом языка, литературы и истории 30—31 января 1950 года.

3. И. В. Сталин. Марксизм и вопросы языкознания. Изд. «правды»* 1950 г., стр. 5.

4 т а м ж е, стр. 25.

؛؛П. н. Третьяков, «средневековые феодальнь^ поселения ЧАССР». Сообщения ГАИМК, 1932 г., № 5—6.

ء От арабских п^ешественников (Абулхамид ал-Андалуси ал-Гарнати) мы знаем, что у булгар до монгольского завоевания имелась историческая литература. Однако, повидимому, она погибла, л. Заляй (л. 3. Залялетди- нов) в своем докладе на упомянутой выше сессии 1946١٧ 2625 ؛ г» م вопросу о происхождении «тар Поволжья (по материалам языка) « ука- зывал на наличие каких-то сочинений из эпохи Булгарского царства XI— XII؛ веков, однако конкретных данных не привел (Сборник «происхождение казанских татар», Казань. 1948 г., стр. 81 и 89). в своем ответе на вопросы: (там же, стр. 156) он сослался на некое сочинение—»Насихат ас-салихин‘% написанное будто бы в X—XI вв., однако без дальнейших объяснений.

7 Следует 0Д!؛؛؛К0 заметить, что прежнее пренебрежительное отношение к татарским письменным источникам неоправдан©. Источникн эти требую-т критического изучения с целью установить степень их достоверности и извлечь интересные имеющиеся в них фактические данные.

8 «Труди 1сторичного факультету Харк؛вського держ. у^верситету JM.. ©. М. Горького», т. 2, 1952 р., стор. 143—157.

و «Исторические записки», т. 35 (1951), стр. 265-293.

،٥ Указанная статья, стр. 293.

11 Это сокращение в скобках здесь и в дальнейшем означает: «Мешхед- ،кая рукопись сочинения Ибн-Фадлана (в дальнейшей'؛ «М» пропускаю), лист 2€6, лицевая сторона («6» означало бы обратную сторону), строки 7—8». Фотографическое воспроизведение арабского текста рукописи см. в приложе- ®ИИ к книге «Путешествие Ибн-Фадл'ана на Волгу», м. —л., 1939 г.

2ل Как установил к. д. Миклухо-Маклай, действительное имя этого ав- тора Наджиб Хамадани. в. и. Беляев «Арабские рукописи в собрании Иң-

€титута востоковедения Акад. Наук СССР». Ученые записки Инст. ВОСТО- коведения. т. VI, м. —л., 1953 г., стр. 59 прим. 4.

ول Венгерский ученый к. Цегледи также приходит к выводу, что Ибн- Фадлан во время своего путешествия вел дорожные записи, причем по воз — вращении, уже в Багдаде, составлял свое описание, комбинируя их ДОВОЛЬ» но механически, к. Czeg^'dy, «Zur Meschheder Handschrift von Ibn Fadl^ns Reisebericht», Acta orient, hung, Тош. I, fasc. 2—3, p'p. 221, 243.

14Якут «Географический словарь». Издание Вюстенфельда, т. ٧؛,  стр. 509. Перевод с. Богдановой-Березовской. «Материалы по истории турк- мен и Туркмении», т. ؛, м. —л., 1939 г., стр. 434.

См. «Путешествие Ибн-Фадлана на Волгу». Перевод и комментарий под ред. академика и. ю. Крачковского. М. -Л., 1939 г., стр. 22. Там же на €тр. 21—30, 172—174 даны подробные сведения об этой рукописи и о ее фотографии, находящейся в Рук. отделе Академии Наук СССР, а также приводится подробная литература о ней.

ءد Из первого сообщения об этой рукописи, основанного на непосредствен- هلء№ знакомстве с ней, мы узнаем, что рукопись эта без переплета, не имеет «и начала ни конца и очень стара. Cf,i. «Мен:хедская рукопись Ибн-ал- Факиха (представлено акад. в. в. Бартольдом)». Изв. Росс. Акад. Наук, VI серия, 1924-, № 1—11, стр. 237—248.

ه أل средневековой арабской графике см. специальные работы в. А. Крач- «овской «Эволюция куфического письма в средней Азии», Эпиграфика Востока. III (1949), стр. 3—27 и «Памятники арабского [письма в Средней Азии и Закавказье до IX в.», Эпиграфика Востока, VI (1952), стр. 46—100.

ول Некоторые данные о манере письма Мешхедской рукописи см. «Пут. Ибн-Фадлана на Волгу», 1939, стр. 25.

ا؛ث Исключение составля؟т, повидимому, лишь один случай, где вместо первоначального عب. ور — «переправы», в Мешхедской рукописи стоит 199) ءيونа 5) —»источники». Но здесь замена конечного «р» на «н» и «6» на «й» произошла через посредство нового осмысления слова, которого пе- реписчик не разобрал.. ؛؛ا<ا،!4ا!'اا) أ. أ>ااأ случай с заменой тех же самых слов, «ак кажется, имеется у Ибн-Русте в описании страны славян, в которой, как он говорит, имеются «густые леса и источники воды». — عيون ما а правильное чтение [ءبور م—»переправы через воду» (Библ. арабских ،'еогр., VII, стр. 143, с-ки 8—9). То же й у ал-Марвази,—»Shara{ al-zaman Tahir jVIarvaz؛ on China, the ' TurKS and India». Arabic Text (c؛rca A. D.

120 أ) with £ngl؛sh Translation and Commentary by V. Minorsky. The Roy- a؛ Asiatic Society. 1912, стр. *22, строки 13—14, и в издании «Арабская хре- стоматия». Составил /I. 3. Писаревский, л., 1950, стр. 188, с-ка 13. э™ не <5ыло исправлено в статье Б. Н. Заходера «Еще одно мусульманское изве- €тие о славянах и русах IX—X вв.» Изв. Всесоюзного географ, общества, т. 75 (1943 ), вып. 6, стр. 26, прим. 6.

  ٠؛ Весьма знаменательно, что форма глагола يجي؛ون — «они приходят, ®рибывают» через упрощение—لجو_ن в Мешхедской рукописи превращается в 209;52066) يءورа 16; 210а 11; см. «Пут. Ибн-Фадлана», 1939 г., стр. 25؛

стр. 128,—прим. 7446 и стр. 135,—прим. 817). Таким образом это начертание здесь совершенно 1-ге отличается от глагола اجار например, в выражение يجور V—»нельзя» (201а 19; 2036 14). Написание союза ان в форме أر (1976 14), повидимому, зависело от стремления сократить место. Особый «؛лучай превращения в арабском слове «р» в см. выше в примечании 19.

51 Подробные данные об этой рукописи и об отношении ее к подлин- иику см. «Путеш. Ибн-Фадлана на Волгу», 1939 г., стр. 175—176.

22 Во всех словах этого списка «٢» фрикативное.

2و Обзор этих рек и соответствующую карту см. в работе: А. п. Кова- л؛вський «Вивчення подорож1 ؛бн-Фадлана на Волгу» (см. прим. 8), стр. 154—157.

54 н. И. Ашмарин, «Болгары и чуваши», стр. 90.

28 С. Е. м а лов,' «Древние и новые тюркские языки». Изв. Акад. Наук. СССР. Отдел литературы и языка, т. XI ('952), выц. 2, стр. 139.

أء н. И. Ашмарин, «Болгары и чуваши», С'гр. 124—126.

58 Ср. реку Баран, прим. 35 и ،02.

29 А. п. Ковалевский, «о степени достоверности Ибн-Фадлана». Историч. Записки, № 35 (1950), стр. 288, прим. 138.

هء н. И. Ашмарин, «Болгары и чуваши», стр. 51—55.

31 Ср. абак,—озен—»сердцевина», бзек, ج3ة—»внутренность», «речка» (В. Вербицкий, «Словарь алт. и аладагск. наречий». 1884,'стр. ^27); башк,—  '/؟’эк—»русло реки»,^эн—»лощина, долина»; кирг. —ороон—»долина»; тур. — ©Z—»внутренность, сердцевина».

32 Сравни, однако, варак — «промоина, овражек», «дупло дерева « (Н. И. Ашмарин, «Словарь чувашского языка», ٧, стр. 174).

33 Н. И. А ш марин, «Болгары и чуваши», 52 . ءمء.

3* См. С. М. Шпилевский, «древние города и другие булгаро-татарские^ памятники в Казанской губернии». Казань, 1877 г., стр. 574. Озеро указано в описании булгарского городища XVIII в. у н. и. Ашмарина, «Болгары и чуваши», стр. 53.

35 Об этой реке см. ниже—прим. 102.

3' Н. И. Ашмарин, «Болгары и чуваши», стр. 34.

37 Например, башк,—к'{؟, тур,—ء:ةج.

38 См. Б. Д. Греков и А. ю. Якубовский, «Золотая орда и ее падение», М. —Л., 1950 г., стр. 2379,361,360,350,343,339,8ء, а также в. ٢. Тизен- гаузен, ^,Сбор1؛ик материалов, относящихся к истории Золотой орды'%.

،947, II, стр. 167, прим. 2. Важный порвоисточник для выяснения происхождения этих вариантов: «Histo؛re des conquetes ،!е Tamerlan intitulee Zafar пата par Nizamuddin Sami». Edition critique par Felix ؛ Tauer, T. If Texte persan de Zafar паша. Praha. 1937.

39 С. Е. M а л о в, «Древние и новые тюркские языки». Изв. Акад. Наук. СССР. Отдел лит. и яз., т. XI, вып. 2. м., 1952, стр. 137.

٠٠ См. также в. ٢. Егоров, «к вопросу о происхождении чуваш и их языка*. Записки Чувашского научно-исследовательского института языка^ . ؟итераторы и истории. Вып. VII (1953), стр. 78—79.

41 Известия Общества обследования и изучения Азербайджан،4,؛.: (1927 ٢.), Баку, стр. 135—146.

'٠ М. ٢'. Худяков, Ук. соч., стр. 139.

43 z. Valid؛. Jbn Fadlan's Reiseberlcht», Leipzig, 1939, стр. '74—75, прим. 2ء считает чтение «суван» или «суваз» в Мешхедской рукописи и у ал-Идриск «ошибкой» переписчиков, в дальнейшем, однако, он замечает, что если бы ферма «суваз» действительно существовала, то она должна, бы быть лрипи- сана только «3-говорящим тюркам», в экскурсах на стр. 200—201, исходя из своих и؛тюркистских концепций, тот же автор заявляет, что ٠сувар~ чуваш еще не означает тождество обоих народов», и в дальнейшем изложе- НИИ дает нагромождение ссылок на всевозможные восточные источники и на работы разных исследователей, которое совершенно запутывает вопрос. Автор видит «сувар» повсюду—не только на Сев. Кавказе (савиры), но и в Средней Азии, в «Западном Туркестане», который он считает их родиной. Вместе с тем он отождествляет сувар с хазарами, буртасами, жителями Сак- сина (или «Саксииов», ибо по 3. Валиди их было несколько) и так далее. Вряд ли таким путем можно разрешить какие бы то Ни было «сторические вопросы.

** Сборник «Происхождение казанских татар», Казань, ٢ 48وإ., стр. 14S.

ص Советская этнография, 1ه5ة г., № 3, стр. 81.

« т а м ж е, стр.. ؛و—0ة

ص т а м ж е, стр. 69—70.

*؛>Тамже, стр. هةا.

йТаиже, стр. 51. п. н. Третьяков при этом ссылается на статью،

А. П. Смирнова в сборнике «происхождение казанских татар», Казань, 9ل

؟<؛. Geographic d'Edrisi. Tradnite d'apres تا. اةه manuscrits de la Bibliothe- que du roi par p. Amedee Jaubert. Paris, vol. 1 (1836), vol. 11 (1840).

53 За прись؛лку мне фотографии нужных мне страниц этой рукописи вь؛- ражаю свою благодарность сотруднику Публ. библиотек؟ арабисту П. Г. Булгакову.

54 Слово «палатки» беру из перевода А. Жобера, т. к. в ленинградской рукописи это место неясно.

Ал-14дриси, VI географичекий ^ояс, 6 сектор. Рук. Публ. библ». шифр АНС 176, стр. 13؛؛а, строки 19—21. у Жобера, ^к. соч., т. ١١, стр. 404.

؛اة Конечно, весьма важно было бь، произвести ^надлежащее исследование всего данного сообщения ал-Пдриси ؛١ целом. Еще д. Хвольсон («Известия о хазарах, буртасах, булгарах, мадьярах, славянах и руссах Ибн-Даста*. Спб., 1869, стр. 75) высказал предположение, что в данном случае ал-Ид- риси ошибочно повтсрил известное сообщение ал-Балхи или Ибн-Хаукаля о том, что в стране булгар есть два города Булгар и Сувар, которые буд~ то бы ал-Идриси перенес к буртасам и переименовал в Буртас и Саван.. Подтверждение этому, дескать, может служить то, что и Якут, уже в XI؛؛ веке, в своем «Географическом словаре» в статье о буртасах явно переме- шал ' о буртасах и о булгарах. Такую же ошибку будто бы делает

в том же Х111 веке и Закария ал-Казвини. с. м. Шпилевский в своей книге «Древние города и другие ^г^ко-татарские памятники в Казан-

ЙСКОЙ губернии», Казань, 1877, в разделе «Мнимые буртасские города» (C'l'p. 55—57), основываясь на этих соображениях и прямых свидетельствах неко- торых авторов, отрицает, что у буртасов были какие-либо города. Однако все это лишь ' не основанные на всеобъемлющем критическом

ясследовании всех данных. Мы пока что все же не знаем, каким источ- ником в данном случае пользовался придворный географ сицилийского короля Роджера 1؛, когда в 1154 году составлял карту мира и писал свое ' сочи>-؛ение. о районе Восточной Европы он мог собрать

-сведения в то время, когда в 11176؛ اة году лично побывал в Малой Азии. Однако он обращался и к географическим сочинениям. Правда, как сказано, Пбн-Фадлан ему не был известен. Но на Ибн-Хаукаля, описывая более южные области, он ссылается семь раз, а говоря о северных областях, три . раза, именно: ا) О Каспийском море и Волге (изд. Жобера, ؛؛, стр. 332); . 2) Об области русов Арт[^]анийа (там же, стр. 401) и 3) о краткости зим- них дней у булгар (там же, стр. 402). в разбираемом месте ссылки на Ибн- Хаукаля нет. Очень интересны у ал-Идриси варианты других географи- ческих названий из области Поволжья, в том числе и по ленинградской;рукописи. По все это требует особого исследования.

57 н. И. А ш м а р и н, «Болгары и чуваши», стр. 45.

58 т а м ж е, стр, 132.

ءة т а м же, стр. 116—1 7؛. Современный чувашский язык, если не считать

:заимствованных слов, не допускает стоящих рядом двух гласных (В. ٢. Его- ров.,Введение в изу чение чувашского языка», м. 0ةول г., стр. 50).

٠٠ Название павлина по-арабски пишется طاووس и читается «тăвÿс».

По это же слово щ) -персидски будет طداوس и читается «т^с».

Й1 Транскрипция «джавашйр», данная в книге,,Путешествие Ибн-Фадлана  аа Волгу», 1939 г., стр. 9ةإ («Указатель»), носила чисто формальный характер.

62 Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете, т. XI, ВЬ!П. 5, Казань, 1893, стр. 478—481.

ءء Этот оттенок арабского «дж» отмечал А. Е. Крымский, обсуждая воз- можное произношение названия медового напитка у булгар, о котором ГОВО- рит Ибн-Фадлан (204а 13). Он дает варианты: «содж[ь]у», «сидж[ь]у» «садж[ь]\¥» «содж[ь]ш», сидж[ь]^». См. Акад. Ол.!Махм. атов ~ا;ا;؛اه. Аг. Кримський «Париси 3 ؛с/гор؛؛' укра؛'нськ01 мовн», Ки؛'в, 1924, стор, 32؛, прим. 2.

64 н. И. А ш марин, «Болгары и чувашн», стр. 78.

65 На эту мягкость арабского,, ز» — «зайн», как на «самое мягкое сь», обратил внимание еще X. френ в связи с разбором надписей на монетах из Сувара,—Ch. Frahn, «Drei Munzen der Wolga-Bulgaren aus dem X Jahrhun- dert П. Ch.», M<؛molres de l'Academie des sciences de St. Pet., VI serie, t. I. (18c،2), p. 204, not. 72.

8؛X. фре H. Ук. соч., стр. 04ة, прим. 74. Рукопись этого сочинения, по словам X. френа, находилась в то время в Казанн. Впоследствии, в 1855-ОМ году, она, вероятно, была передана на Восточный факультет Петербургско- го университета (М. Андреев, «Восточные рукописи Казанского гос. универ- ситета», журнал Библиотекарь, 1951, № 5, стр. 29). См. также с. м. Шпи- левский, «Древние города и другие булгаро-татарские памятники в Казанской

губернии», Казань, 1877 г. Источник этот, повидимому, ранний, т. к. в нем упомянуты города Булгар, Сувар и Ошель, но нет города Биляра.

67 3. В а л и д и, Ук. еоч. (см. прим. 43), стр. 207. Приведенный здесь ه

немецком переводе текст довольно интересен: «Буртас и « му-

сульманские области и города с соборными мечетями. Рядом с ними находит- ся другой город,-которь؛й называется Шувар»— مدينة أخرى 'نسس شوار. Эта рукопись Ибн-Хаукаля, повидимому, находится в Стамбуле (Seray,. № 3346) и относится будто бы к 479 г. хиджры—1086—1087 г. ١،. эры. Ав- торство Ибн-Хаукаля, صآرإه'ل'0،ا сам побывал в Булгарском царстве, и древ- ность данной рукописи (XI в.) заставляет отнестись к приведенному сообще- иию с некоторый (вниманием, ©днако без детального критического исследования использовать надлежащим образом эти данные нельзя.

68 А. Г1. Ковалевский, «ه степени достоверности Ибн-Фадлана». Исторические записки, № 35 (1950), стр. 288—289.

т Таков формально точный перевод. Однако сличение данного оборота., со мн،»ими другими аналогичными местами у того же Ибн-Фадлана пока- зывает, что здесь следовало бы перевести—,послал за народом».

٠؟ To-есть, конечно. Аллаха, а не халифа.

71 н. И. Ашмарин, «Болгары и чуваши», стр. 55—56.

72 П. С е м е н о в, «1’еогр^чко-статистический словарь Российской^ империи», т. V, 1885, С’،'р. 06ة.

73 На это указывал еще X. френ в указ. соч. (см. прим. 65), стр. 200,- прим. 61.

74 Высказываю предноложение, что может быть это—старая форма мест- ного падежа или отглагольное существительное. Различные близкие формы по «Словарю чувашского языка» н. А. Ашмарина: «Ун чухне хĕллеччĕ (была зима), çанталăк пит сивеччĕ» (т. XVI؛, стр. 19); «хĕллешĕн (на зиму) « (там же, стр. 19 и 20);,х؛؛ллеме  (там же, стр. 17, под словом «хĕлхĕлле»).

75 Этому соответствует известный рассказ Константина Порфирородного о том, как славяне и русы снаряжали свои суда на Днепре ранней весной и спускались до Киева, ©днако иа Днепре они отправлялись по, торговым:, делам в Византию !،е ранее июня. Это, повидимому, зависело от необходи- мости выждать спад ا<اع0؛ل на порогах. На Волге же этой задержки не было и навигация начиналась раньше. Зимой киевские князья ходили на полюдье Вероятно, то же делал ) ١ булгарский царь.

76 «Документы, касающиеся открытия Казанского наместничества (1780— ،783 г. г.)». Изв. ©бще. ств، ، арх., ист. и этнографии при Казанском универ- ситете. Том XV1JI, выи. 4—6 (1908 г.), стр. 2ق،ل.

77 По арабски здесь стоит *’ что значит «степь», но также

и вообще «дикая местность*.

78 В разбираемом нами сообщении Ибн-Фадлана говорится, что на бере- гах речки Джаушыр росли деревья хаданг. Слово это тюркского происхож- дения, ио значение его до снх нор вызывает споры. Есть основания пола- гать, что это береза, хотя значение «береза» имеет и похожее на него слово халандж. Последнее находим у Ахмеда Туси или, вернее, Паджиба Хама- ا؛اأمحء в одном пересказе из !^бн-Фадлана о той же местности (А. Туси, «Чу- деса творений и диковинки созданий». Рук. Инст. вост. Акад. Наук СССР*

. Ms. آه., D ووف, стр. 2076—208а). Некоторые восточные авторы пишут это ®оследнее «азвание خولنج — хуландж (R. Догу,. Supplement aux dicti- onnaires arabes», I, Leyde, 1881, стр. 400). Такой переход первой гласной ء «у» свойственен булгаро-чувашскому языку, к слову хаданг проф. В. ٢. Егоров замечает: «в словаре Радлов؛؛ имеются для березы формы кадын (II, 322), казын (11, 376) и KajbiH (в кирг. и др.). древнетюркскому согласному «٦» (повидимому, интердентальному) в чувашском обычно СООТ- ветствует «) ) *, а гласному «а» начального слога—»у». Напр., в памятниках тюркской рунической письменности имеем—адак (Па»'؛ятник в честь Кюль Тегина, строка 47), в абак,— азак, а в татарск,—ajaK, в чув. —ура; ăдгÿ (Кюль ?егин, строка 6), чув. ^-ырă — «добро, добрый», в тат,—изге — «святой, священный».

79 ^1нт،'. ؛>ес. ؛!о отметить, что в районе речки FaymepMa имеется также;речка под названием Кереметь. в XVIII веке на ней были три татарских села—Старый, Верхний и Новый Киреметь, 50—وه км. от Чистополя. «До- жументы, касающиеся открытия Каз. наместн.», (см. прим. 76), стр. 222—223.

80 А. И. п о п о в, «Топонимика Белозерского края». Ученые Записки .. Ленинградского гос. университета, № 7ه19) 05؛). Серия востоковедческих «аук, вып. 2, ст^71,удм^ское—шур, коми—шор, финское-؛-һаага—»ветвь,  ; > к. рукав, отрасль, сторона», в работе «Топонимическое изучение ^осточ- أ'لرا،ر Европы», там же, стр. 112, А. и. Попов указывает в Коми АССР и Пермяцком Автономном Округе такие названия как Иваншор, Нваншер, Григошер, где первая часть составляет христианское имя, а вторая—слово «речка».

S1 См. А.!1. Ковалевский «Носольство халифа к дарю волжских булгар 22و~أ92 ء г. г.», Исторические записки, № 37 (951؟), стр. 193—194.

8ه О датировке CM. C^'0. c؛؛elmann.,,Geschichte der arab؛schen Litteratur‘؛

أ Supplementband, Leiden, 1936, стр. 406.

S3 И б Н-Р у с т е. Седьмой том его энциклопедии «Книга драгоценных -сокровищ» в издании де-Гуе «Библ. арабских географов», т. VII (،892 г.),

86 В !ااااا؛ى;؛-. ا ал-Марвази в. Минорского (см. прим. 19), стр. *21, строка 20 ؛напечатано بمار, но в сноске «е» указано, что в рукописи все же -بلكان. На стр. *23, строка 3ل того же издания بمار  См. также в,Араб- ской ‘ Л. 3. Писаревского. JL 950؛, стр. ء87أ с-ка 5 и стр. ISO,

أة я к у т,,,Географический словарь» в издании ф. Вюстенфельда (1866 —

88 По н. И. إاإ،، (ره؛إ؛اااثم’ (,Словарь чувашско،ю языка», т. X, стр. 12؛) со- . временное произношение «палһар».

م Ал-Мас‘уди в издании Барбье де Мейнар «Prairies ر»أه»ه т. 11, стр. 14,  ؛с-ка 4 (дважды); стр. 15, с-ка 7 («царь баргаз»), с-ка 8—9 («город баргаз»). Формы ا؛آو восходят, повидимому, к оригиналу, так как в одной из руко- яисей ал-Мас‘уди А. я. Сталинского (Рукописное отдел. Инст. востокове-

дения Акад. Наук СССР, №D 157) в этих же местах имеем те же начертания (напр., в упомянутой рукописи стр. 98, с-ки 6, 13, 14).

٠؛؛ Так, ал-Мас‘уди по нзданию Барбье де Мейнара (см. прим. 89), т. VII, стр. 133—134 говорит: «в 223 году [хиджры] выступил император Феофил, сын Михаила, с войском и с ним цари бурджан и ал-баргар'. Последняя форма имеется также и в египетском булакском издании 1283 г. хиджры. По в двух рукописях Инст. востоковед. Акад. Паук СССР 157 ه и 75ل ه все же . ал-баргаз*.

31 п б н-Р у с т е (см. прим. 83), стр. 141, с-ки 10—12.

ءء Там же, стр. 142, с-ка 6.

ءة Такую* роль эта буква играла в булгарских надписях (см. н. и. Ашма- рин, «Болгары и чуваши», стр. 881—ه) и в старом татарском и турецком письме. По Пбн-Фадлан пишет булгарские имена, явно имеющие гласные заднего ряда, все же и с обычным ت—напр. باشنوا —-»Бăштÿ (197а 9), طالوت—Т[д]алÿт (2076 17). Возникает мысль, не хочет ли он этой буквой передать какой-либо особый, более звонкий звук. В частности, в данном -случае, не следует ли читать «йылдывар»? Также и П. и. Ашмарин нечт® подобное видит в начертании одной булгарской إ надписи-так называемой Тетюшской эпитафии (П. и. Ашмарин, ук. соч., стр. 104. В новом издании آل переводе см. у с. Е. Малова, . Булгарские آء татарские эпиграфические памятники». Эпиграфика Востока. I (947؛), стр. 43—-44).

95 См. Б. П. Заходер, «Еще одно раннее мусульманское известие о ела- вянах и русах». Изв. Всесоюзного географического общества, т. 75 (1943) вып. 6, стр. 25—43.

96 Ал-Марвази в издании в. Минорского (см. прим. 19), стр» *23, строки 12—و. «Арабская ^стоматия». Сост. л. 3. Писаревским. М. 1950 г., стр. 190, с-ки 15—16.

أو В. Бартольд «Повое мусульманское известие о русских». Зап. Вост. отд. Русск. археологич. общества, т. IX, вып. I—IV. Спб. 1896, €Т. 7ة2262 . (؛

8ء,':. '   В. Б а р Г о Л ь д, Ук. соч., стр. 264, с-ка 2 и нрим. 2م

См. altabar—титул у народа азов. с. Е. Малов, «Пам^™ики древне- ؛гюркской письменности», М. -Л., 1951. «Памятник в честь Кюль-Тегина», стр. 32 (п. 43). —»аз محإق6جآلة тутды,—-стр. 42 (и. 43) —،он схватил Эльтебера азов» и стр. 364 (указатель).

0مل Только четыре царя упомянуты при торжественной раздаче царем . «яса (204а 10). Здесь в Мешхедской рукописи имеется пропуск, восстанав- ливаемый отчасти по Якуту.

ا0ل Б. Д. Греков, «Волжские болгары в IX—X веках», Историч. записки, . № 14 (1945), стр. 26.

м>2 С. М. Шпилевский, «древние города и другие булгаро-татарские па- мятники в Казанской губернии». Казань, 1877, стр. 338.

03ل Я не вижу никаких оснований отождествлять название этой большой «фамилии» с явно более поздним в этих местах и иноязычным военным тер- ،،ином монголов «барангар» или «бураигар», означавшим «правое крыл© . войска», как это полагает 3. Валиди в ук. сочинении (см. прим. 43), стр. 19!.

Скорее его можно связать с названием хазарского города Баланджар (бе؛ долгого . а») на Северном Кавказе, жители которого после арабских раз- громов 722 и 737 годов могли направиться вверх по Волге (3. Валиди, там же, стр. 192). Однако такое предположение ничем другим, кроме созвучи؟ имен, не подтверждается.

!٠، И би-Рус те, Ук. соч. (см. прим. 83), стр. 141, с-ка 11.

105 т а м ж е, стр.!42, с-ка 6.

16ه н. И. Ашмарин, «Болгары и чуваши», стр. 106, со ссылки؛؛ на-

статью В. Munkacsi в журнале E،hnographia, 1894, آ f., 25 old.

1آه М. И. А р т а м о нов, «Очерки древнейшей истории хазар», л. 1936,. стр. 2ما. А. П. Смирнов, «Волжские булгары», м. لث9ل, стр. 46.

8هل Ибн-Русте (٢،؟. прим. 83), стр. 42؛, строки 6—7.

103 И. И. Ашмарин, «Болгары и Чувашии», стр. 106.

110 Чувашская терминология в данном случае несколько неопределенна: ăру значит и,ро. д» (первобытный) и,,племя», с другой стороны йăх тоже значит «племя» (иапр., славян йăхĕсем). в то же время возможно и выражение—йăх йĕрки йывăççи. Было бы удобнее в научном тексте СЧИ- тать, что ؛؛ру значит «род»؛ йăх—»племя»; وس*—»народ».

ш А. п. К о в а л е в с к И й, «о степени;؛. остовернос. '؛» Ибн-Фадлана*. Историч. Записки, № 35 (1950), стр. 288, с-ки 18—19. в издании «Путеше- ствие Ибн-Фадлана на Волгу», м. —л. 1939, стр. 76, с-ка 14 еще хуже: م людям» (хотя и с оговоркой па стр.!26, прим. 706).

112 Например: «Эти люди не арабы» (16 046ن); «деньги для людей не-

имущих, осажденных» (209 هة). в ряде мест,—203а 8, 2036 1, 205а 16 можно уже переводить не «люди», а «народ».

«؛Ибн-Русте, Ук. соч. (см. прим. 83), стр. 14!, с-ка 18.

س При . обычных маршрутах в Халифате дневной переезд (станция) составлял 6—7 фарсахов, то есть 36—42 км. Значит «три дня пути»—108— 126 км.

115 См. прим. S6.

116 А. И. Попов, «Буртасы и мордва». Ученые записки Лен. гос. уни- вер.  Vs 105. Серия востоковедческих наук, вып. 2 (1947), стр. 199—210.

117 У мня ко و И. И., «Саи ста^я турецкая карта». Труды Самарканд- ского гос. пед. инст. И. М. А. м. Горького, т. I, вып. 1, Самарканд, 1940, стр. 103—131. Карта между стр. 112 И 113. Здесь «Сувар» обозначен точкой,, но точками обозначены также и русы и славяне.

118 См. в статье А. п. Ковалевского «о степени достоверности Ибн- Фадлана». Историч. записки, № 35 (1950), стр. 288, прим. 140.

119 В арабском языке при собирательных «народ», «партия» и т. д. обыч- но ставят как местоимения, так и глаголы во множ. числе.

120 То же «й» поставлено и в издаиии арабского текста Ибн-Фадлана у 3. Валиди, Ук. соч. (см. прим. 43), стр. 33, с-ка 7 (см. также С'гр. 75, прим. 2). При этом этот автор предполагает, что это древнетюркский ТИ- тул—буйруг ИЛИ буйрук. Однако, во-первых, в таком случае арабское напи- сание все же было иное, а во-вторых, рассмотрение параллельных мест У Ибн-Фадлана показывает, что в данном случае речь идет не о титуле, а о л؛؛чном имени.

121 Однако проф. в. ٢. Егоров к это. му замечает: «в пстор!1ческом разви-

«  ؛ ИИ чувашского языка lie все ™ркскне слова, начинающийся ' лабиализован- ными гласными «у» II «٠», приняли протетический звук «в». Наир.: чу. ؛؛ ١١ тюрк, урам—»улица»,  усал—»зло*, «зло؛؛», уха (тюрк. —ок, ук) «лу؛،\ . стрела», ио вăрман—»лес», вырăн—»место», вăтăр—,тридцать» II др., IIMCUTI' урман, урын, отуз, утыз.

122 «Повесть временных лет». Изд. Акад. Наук СССР. м. -Л., 1950 г., '؛ . ؛, стр. 80.

ةةل Исторические Записки, т. 37 (1951), стр. 206 и след.

يلل н. И. Ашмарин, «Болгары и чуваши», стр. 9ئ.

155 Ярким свидетельством этого является чувашское слово «ха-^р»— «готовый» от арабского عاشر—хăдир. Здесь средняя согласная-эмфатическое, تم—»д»—воспроизводится в соответствии с арабским произношением, пре- вращаясь в соответствии с чувашской фонетикой в глухую согласную,т». В то же время в персидском, ؛таджикском, а отсюда и во многих тюркских языках, этот арабский зв^ произносится как «3», что в чувашском должно

бы дать «с». Ср. башк. —э»5ер, тур. —hazir и т. под. Мне кажется, что вопрос

об арабских з»1мствоваииях в чувашском языке заслуживает дальнейшего тщательного изучения.

ةئا А. П. С м и р II о в, «Волжские булгары*, ا1ة9ل стр. 174—175.

آ2ل ^к. соч., стр. 234.

ةةأ У к. соч., стр. 263. Однако, на стр. 257 сказано о находках керамики,

«стречающейся в «поздних слоях добулгарских городищ». Такие фрагменты ^удто бы даже составляли 10% всего количества обнаруженной посуды. Аналогичное противоречие находим в этой работе и относительно большого «дома^ворца» в ^уваре. На стр. 251 определенно сказано, что здание по-  €троеио «к концу X—началу X[ века». То же на стр. 253. А на стр. 137 *суварская постройка» отнесена к домусульманскому перноду. Думаю все же, что это здание не могло быть построено раньше города Сувара и его укреплений.

129 И б н — р у с т ё, Ук. соч. (см. прим. 83), стр. 142, с-кй 4—؛.

13؛> Так как'эти деньги за пределами страны теряли свою ценность.

اةل А X м е д Туе и, «Чудеса творений и диковинки созданий». Рук. Инст. ®остоковед. Ак. Наук СССР, Ms. Or., D 129 (из собрания с. ф. Ольден- ،бурга), стр. 169а—1696.

2قل Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском гос. университете им. В. и. Ленина. Том XXXII،, вып. ١, Казань, 1926 г. стр. 29—60. См. также R. Vasmer «Uber die ^iinzen der Wolga-Bulgaren». Wiener numismalische Zeitschrift. B. 58 (1925).

133 p. ф a с M e p, Ук. соч., стр. 43.

،مة Там ж е, стр. 30—31.

ةقا Т а м же, стр. 29—30, 42—43. Вместе с тем Р. Фасмер доказывает

(стр. 40), что предполагавшееся здесь чтение «Сувар», вместо «Булгар», невоз-

:можно.

ء3ل Р. Фасмер, У к. СОЧ;, стр. 36—38. X. френ, имея в своем распоря- ^ении недостаточный материал, читал Мумин ибн-Ахмед, откуда возникало

предположение, что 0آو был брат суварского князя Та:н؛б< ؛ '

о котором речь будет ниже.

13آ Р. Фасмер, Ук. соч., стр. 33—35.

138Там же, стр. 41, 44.

1مأا؛ т а м ж е, стр. 35—36.

١٠٠ СҺ. М. FrMhn. «Drei Munzen der Wolga-Bulgaren aus dem X. jahr- hundert n. €١١.» M؛؛moires de l‘ Acad. imp. des sciences de St. ««

؛٧ Serie. Sciences politiques, histoire et philologie. Tome 1, St. P6t. 1830— 1832, p. 175,-tab. 2; p. 174,-tab. 3.

U1 ٢١. Савельев, X. френ, а [за Н1!МИ Appelgren и Hjelt полагали, что город Сувар находился на месте позднейшего Свияжска. На этом основании. П. Савельев считал, что название Сувар должно на монетах читаться «Суваз». (См. Р. Фасмер, Ук. соч., стр. 33, прим. 1). После того как было установлено действительное местонахождение Сувара на реке Утке, предпо- ложение ه чтении «Суваз» на монетах теряет всякое основание.

142 Сборник «Происхождение казанских татар», Казань. 1948 г., стр. 90—107.

ةا-ل н. Ф. К а л и к и н, У к. соч. (см. прим. 142), стр. 104.

3 س. Вали ди, У к. соч. (см. прим. 43), стр. 201.

ипилояа. пт

Формы конечного «н،،яз (р) « в арабской графике VII-XHI веков

(5ا— (К стр. '!2иН

 

н

3 (р)

643

(Египет)

ور؛

ر/

2. 688—689 (Басра)

ء صء

 

3. 718-719 (Ср. Азия)

а (Г в

د ر I

4. 891 (Мерв)

ل'ء

г

 (Иран-Средняя

Азия)

م

د

6. 1025 (Хорезм)

ددن

. س

JJ

7. 1065

(Иран-Средняя

Азия)

«رزن

م.

8. XII нач. ХИ1 в. (Мешхедская рукопись)

م ه.

ز رل

بررن

Современные

формы

ى

>

Примечания к таблице

!. Расписка полководца Абдаллаха ибн-Джабира в Египте и,ا'ااا (ا ؛ (, взятых им на прокормление своих войск, 22 года хиджрь! (t>4,'؛ г. к.  ١.)

В. К. Крачковская.,Памятники арабского письма в Средней Л. 'ШИ и  Чакав- казье до IX в. *. Эпиграфика Востока, ٧! (1952), стр. 69 и таблица ١١؛.

2. Надпись на кувшине из Басры, м. м. Дьяконов, . Об одной ранней :،рабской надписи», э^графика Востока. 1947) ل), стр. 7

ة Гсисьмо согдийского правителя Дивашти. в. А. Крачковска؟ и акад. и. ю. Крачковский. «Древнейший арабский документ из Средней Азии». Согдийский сборник. Ленинград 1934 г. Вставная репродукция между стр. 54 ١١ 55. (Алфавит этого документа: в. А, Крачковская.,Памятники арабского письма в средней Азии до IX в.», таблица VI) :

а) строка من—0إ

б) строки 2, 12—دلها ن —11ان—14,10;أن—8 أس

ء) строка 8 —طررفءون

г) буква «р* (. 3* в документе не встречается), строки 2, 3, 8, 9, 10, 12—إوامير (в разных комбинациях);

٢ لير يل —13;لام. ر —12 أرأ—10 أبغير—و;ذكر—9;تدرخان—ة

4. Шелковая льняная ткань из Мерва. в. А. Крачковская. «Эволюция «уфического письма в Средней Азии». Эпиграфика Востока. 11949) اا)., таблица между стр. 4 и 5, рис. ة—слово إ رمس и др.

ة. Рукопись сочинения ас-Сирафи. в. А. Крачковская.,Эвол. куф,

;письма», стр 12—3؛ и табл. 11؛ между ними:

а) строка 1— من

б) строка 1— أخيار

6. Автограф Бируни (973—1048). в. А. Крачковская. у к. соч., табл. IV (между стр. 12 и 13), рис. «а*—الاكن;آلرلءء1ن

7.,Фармакология» Муваффака, Переписчик из Туса. в. А».

Ук. соч., табл. ٧؛, рис. «в»:

а) строки: 2—8;اذهبان и 11— بدويان—ج;دس

б) строка 4— الجور

8. Мешхедская рукопись. Текст сочинения Ибн-Фадлана—,Путешествие Ибн-Фадла؟а на В^лгу^. Перевод и коментарий под ред. и. ю. Крачков- ского. 1وو. و. М. —Л. Приложения—фототипические снимки. Страницы и строки:

а) 2086 11—سهأن (вместо — جءوشين — 4 2036 أ (سهأر (вместо, (جاوثي*ر

14 1976. См. примеч. 20 к тексту.

в) 2016 1— 208;ألنيرа 3—جأوشير-6أ,10 2086;ألغرر

Замечательно, что эта старинная форма слегка изогнутого (но не круг- лого) нуна нашла свое отражение в  стихе Хафиза, где Сказано, что кипа- рис в сравнении со станом красавицы يточно нун перед алифом ».

ГИЯ таджикской поэзии». Под ред. И. Брагинского и др., Москва, 1951 г., стр. 396).

^ЕДКОЛ/1£ГИ$: В. ٢. ЕГОРОВ (отв. редактор), И. А. Андреев,

П. Г. Григорьев, Т. г. Гусев, в. л. Кузьмин.

нт 00320. Сдано в произв. ^7. 54 . 1؛ г. Подписано к печати 20/V-54 г. Объем 4,00 п. л., 4,20 уч. -изд. л. Бумага 60X92J/i6- Тир. 2. 000 экз. Зак. № 978.

Типография № 1 Министерства культуры Чувашской АССР, г. Чебоксары, ул. Володарского, 5.