Место чувашского неоязычества в современном чувашском национализме

Хохлов А. А.
Место чувашского неоязычества в современном чувашском национализме // Проблемы национальной стратегии - № 1 (34) – 2016. – С. 132-148.

Хохлов Александр Анатольевич*, научный сотрудник Казанского регионального центра этнорелигиозных исследований РИСИ (г. Казань).

Скачать PDF


132

Чувашское неоязычество в его связи с чувашским национализмомпредставляется довольно интересным объектом исследования, в особенности с точки зрения этнорелигиозных процессов, протекающих сегодня в Среднем Поволжье. Однако стоит отметить, что учёные сегодня не уделяют сколь-либо существенного внимания изучению и осмыслению данной проблемы, что, очевидно, обусловлено его относительной малозаметностью в общественно-политическом и культурном дискурсе республики. Кроме того, существующие на эту тему исследования посвящены преимущественно либо отдельно чувашской народной религии, либо чувашскому национализму. Тем не менее даже эти работы представляют интерес, поскольку содержат важный материал, позволяющий выявить глубинные причины духовных трансформаций в среде современной чувашской национальной интеллигенции и определить их актуальность в контексте проблем национальной безопасности России.

Существенным подспорьем в решении этой задачи, помимо фундаментальных исследовательских работ, являются статьи, экспертные публикации в СМИ, социальных сетях, интервью и личные беседы автора с представителями чувашских этнорелигиозных объединений, лидерами и последователями чувашского национализма - т.е. все те сведения, ценность которых в современных условиях трудно переоценить.

Принимая во внимание тот факт, что современное чувашское неоязычество, громко заявившее о себе в конце 80-х - начале 90-х гг. XX в., является порождением чувашского национализма, его детищем, целесообразно дать краткую историческую справку об этнополитических процессах, происходящих в Чувашии в последние два десятилетия. Это позволит более обстоятельно обозначить те позиции, которые занимает сегодня чувашское неоязычество.

* alexander.hohlov@riss.ru.

1 Необходимо отметить, что сами идеологи и последователи чувашского национализма используют термин "чувашское национальное движение" (ЧНД). Однако, подходя к данной проблеме с позиций национальной безопасности России, считаем этот термин неприемлемым, поскольку с помощью таких формулировок, как показала практика, легитимируются сепаратистские устремления этнонационалистов (см. об этом ниже).


133

Проявившись на волне распада СССР, чувашский национализм с самого начала не был ни единым, ни однородным явлением. На протяжении 90-х гг. он был представлен двумя конфликтующими течениями: с одной стороны, Партией чувашского национального возрождения (Чӑваш аталанӑвӗн партийӗ - ПЧНВ, далее - Партия) и Чувашским национальным конгрессом (Чӑваш наци конгресӗ - ЧНК, далее - Конгресс), с другой - Чувашским общественно-культурным центром (Чӑваш халӑх культура центрӗ - ЧОКЦ, далее - Центр). Как отмечает политолог В. Р. Филиппов, противостояние этих структур и борьба их лидеров за влияние в "национально-патриотическом движении" чувашей придавало известный колорит местной этнополитической ситуации2.

Так, ЧОКЦ3 с первых дней своего существования ограничивал свою деятельность решением только культурно-просветительских задач. По крайней мере, декларативно. И это был один из путей, по которому мог в перспективе эволюционировать чувашский национализм. Но позиция руководства Центра не устраивала более радикальное крыло националистов, видевших в условиях ослабления государственности РФ перспективу создания суверенного национального государства на территории бывшей Чувашской Автономной ССР и усматривавших в действиях своих оппонентов элементы мягкотелости и пораженчества. По мнению радикалов, первостепенная задача заключалась не в культурно-массовой деятельности, а в учреждении эффективной политической организации (партии), которая консолидировала бы чувашских националистов и позволила бы достичь поставленных целей. У истоков этой идеи стоял создатель и президент ЧНК Атнер Хузангай4. И она воплотилась в Партию чувашского национального возрождения. На том этапе активную поддержку чувашским националистам оказывали посланцы прибалтийских "национальных фронтов", а также соседи - татарские националисты из партии "Иттифак" и Башкирского народного центра "Урал"5.

Трудно сказать, как сложилась бы судьба чувашского национализма и в целом Чувашской Республики, учитывая целеустремлённость национал-сепаратистов, их консолидацию с татарскими, башкирскими и прибалтийскими "братьями", а также слабость федерального центра, если бы

2 Филиппов В. Р. Чувашия девяностых: этнополитический очерк / В. Р. Филиппов. М.: Ин-т Африки РАН, 2001. С. 18.

3 Руководитель - М. Юхма, некогда входил в Библейскую комиссию при Чебоксарской епархии РПЦ, а затем идейно сблизился с татарскими националистами и объявил ислам спасительной верой для чувашского народа.

4 Хузангай Атнер Петрович. Родился в 1948 г. в Чебоксарах. Чувашский российский филолог, общественный деятель, литературный критик, публицист. Отец - народный поэт Чувашии Пётр Хузангай, мать - народная артистка СССР Вера Кузьмина. Окончил Восточный факультет Ленинградского государственного университета по специальности "арабская филология" и аспирантуру Института востоковедения Академии наук СССР. Кандидат филологических наук (1977). Заведующий отделом языкознания ГНУ "Чувашский государственный институт гуманитарных наук". Член Союза писателей (1987). В конце 80-х - начале 90-х гг. являлся активным деятелем национально-культурного движения. Депутат Верховного Совета Чувашской Республики и председатель постоянной Комиссии по культуре. Кандидат в президенты Чувашской Республики в 1993 г.

5 Присутствие в данной истории прибалтийского следа объясняется, вероятно, личными и профессиональными контактами самого А. Хузангая. Не случайно, что ещё в 1987 г. он получил премию Союза журналистов Латвии.


134

политическая конъюнктура в России на рубеже конца 90-х - начала 2000-х гг. не начала стремительно меняться. Здесь необходимо отметить, что президент Чувашии Н. В. Фёдоров, занимавший пост главы республики с 1994 г., в принципе с самого начала занял антагонистичную позицию по отношению к этнополитическим структурам в республике. Ухудшение отношений между Фёдоровым и лидерами националистов, таким образом, станет устойчивой тенденцией вплоть до окончания срока полномочий президента в 2010 г. Впрочем, этому объективно способствовал и закат эпохи Ельцина, ознаменовавший поражение "чувашской идеи" в том виде, в котором её выдвигали и пытались реализовать наиболее радикальные националисты. По решению суда 23 декабря 1999 г. Партия чувашского национального возрождения была ликвидирована. Этим было положено начало делегитимации деятельности чувашских националистических организаций6.

После упразднения ПЧНВ основная борьба между националистами и умеренной национальной интеллигенцией развернулась в рамках Чувашского национального конгресса - "высшего представительного собрания чувашской нации", созданного ещё осенью 1992 г. в целях "реализации права чувашского народа на самоопределение". Современник и участник тех событий Б. Чиндыков, однако, вспоминает, что ещё до декабрьского решения Московского суда г. Чебоксары относительно судьбы ПЧНВ "никто не знал, каким быть дальше Конгрессу и что с ним вообще делать... кризис был налицо"7. У ЧНК было два пути: любой ценой добиваться осуществления своих программных целей и задач, суть которых сводилась к достижению Чувашией максимального государственного суверенитета на манер соседнего Татарстана либо отказаться от участия в политической жизни и сосредоточиться на реализации культурных проектов, на что требовались деньги, которые могло дать только столь ненавидимое и критикуемое государство8. То есть, "по сути, - приходит к выводу Б. Чиндыков, - ЧНК должен был превратиться во второй ЧОКЦ или в какое-нибудь другое „учреждение культуры“"9.

В октябре 1997 г. на третьем съезде Конгресса избранный его президентом Г. Архипов заявил об отказе ЧНК от участия в политической жизни10. Очевидно, лишение Конгресса политической платформы, за которой на самом деле скрывались стремления, далёкие от всесторонней интеграции региона в государственное пространство России, не входило в планы националистически настроенной интеллигенции. Поэтому шаг Архипова был воспринят ею чрезвычайно болезненно. В данном случае показательны взгляды радикального крыла националистов и их интерпретации происходящих процессов. Один из националистических активистов Н. Адер

6 Филиппов В. Р. Указ. соч. С. 179.

7 Чиндыков Б. Время и пространство ЧНК / Б. Чиндыков // Современный чувашский национализм и идентичность: Хрестоматия-ридер. Воронеж: НОФМО, 2007. С. 58.

8 Чиндыков Б. Указ. соч. С. 58.

9 Там же.

10 Бойко И., Харитонова В. Чувашский национальный конгресс и Н. Фёдоров / И. Бойко, В. Харитонова // Современный чувашский национализм и идентичность. Воронеж, 2007. С. 62.


135

писал: "Процесс ликвидации чувашской нации приобрёл необратимый характер вследствие русификации, безработицы и алкоголизма. Нынешняя политика государственных чиновников, усиление бюрократической власти лишь ускоряют темпы этого процесса. Политикой же ЧНК является невмешательство в стратегию развития власти"11. То есть беды и несчастья чувашского народа безапелляционно увязывались (и, кстати, продолжают увязываться) с "имперской экспансией Кремля", а спасительной соломинкой могла стать только неукоснительная ориентация национальных элит на политические задачи.

Стоит отметить, что именно Г. Архипову, до 2013 г. возглавлявшему Конгресс, в сущности, и удалось претворить в жизнь программу по сведению на нет этого сепаратистского и крайне националистического духа части интеллигенции, унаследованного из 90-х12. Впрочем, здесь не обошлось без помощи Москвы. Стратегия федеральных органов власти в указанном процессе заключалась, очевидно, в постепенном вытеснении на периферию ЧНК наиболее радикальных элементов и канализации генерируемого в нём напряжения в конструктивное, но аполитичное русло. Указанный подход активно использовался на протяжении всего прошлого десятилетия. И в целом, как будет показано ниже, оправдал себя.

В конце 2013 г. состоялись выборы нового председателя ЧНК, в результате которых главой Конгресса стал депутат Госсовета Чувашской Республики от партии "Единая Россия" Н. Угаслов, сменивший на этом посту Г. Архипова (у него незадолго до этого случился инфаркт)13. В преддверие выборов активисты чувашских националистических организаций, среди которых выделились новые "звёзды" чувашского национализма - общественная организация "Хавал" и Союз чувашской молодёжи "Сувар" - созвали внеочередное собрание и единогласно выразили недоверие Конгрессу. Свою позицию они мотивировали тем, что в современных условиях "неудобные" активисты не могут влиять на принятие решений в Конгрессе, так как им не предоставлено возможности выдвигать делегатов на съезд ЧНК14.

Тем не менее кандидатура оппонента Н. Угаслова - члена Совета Конгресса Н. Лукианова, получившего шанс участвовать в выборах, представлялась для сторонников "Хавала" и "Сувара" вполне приемлемой, поскольку взгляды последнего более соответствовали их представлениям о том, каким должен быть ЧНК. Кроме того, подкупала и "боевая биография" Лукианова: он яркий, интеллектуально подкованный националист, в 90-е гг. являлся руководителем ПЧНВ, был автором некоторых

11 Адер (Тувалкин)Н. Чего не хватает чувашу?: Сб. публицист. ст. / под ред. Н. Адера. Чебоксары, 2005. 127 с.

12 Примечательно, что тактика Геннадия Архипова на посту президента ЧНК на протяжении всех 16 лет, по общему признанию как чувашских националистических, так и национальных пророссийских сил, сводилась к "деятельному безделью". Правда, первые усматривают в этом злонамеренное предательство интересов нации и саботаж, вторые - безответственность и легкомысленное отношение к важнейшему вопросу сохранения чувашей в качестве неотъемлемой части единой семьи народов России.

13 Скончался в феврале 2015 г.

14 Активисты национального движения заявили о недоверии к Чувашскому конгрессу // Медиа-проект Гильдии межэтнической журналистики "Национальный акцент": URL: http://nazaccent.ru/content/9466-aktivisty-nacionalnogo-dvizheniya-zayavili-o-nedoverii.html (дата обращения: 10.09.2015).


136

документов Конгресса15. Со своей стороны, Н. Лукианов, присутствовавший на собрании, проявил творческую энергию, предложив обновлённый устав ЧНК и программу его перспективного развития. Многие региональные печатные и электронные СМИ тогда поспешили заявить, что в случае избрания Н. Лукианова "в деятельности Конгресса ожидаемы большие перемены, а вектор его деятельности сменится кардинальным образом". Очевидно, в данном случае подразумевался откат Конгресса к доархипов- ским формам деятельности16.

В итоге Н. Лукианов проиграл Н. Угаслову, однако в данной истории примечательными остаются два важных момента. Во-первых, националистическое крыло, несмотря на боевой настрой, в ходе выборов продемонстрировало отсутствие единства в своих рядах и склонность к сепаратным переговорам ради меркантильных целей17. Так, один из его видных сторонников - В. Станьял, выступая на съезде ЧНК, заискивающе обратился к Н. Угаслову: "Если Вас выберут, примете ли Вы нас обратно в ЧНК?", на что последний ответил обещанием в случае своего избрания назначить Станьяла на пост главы комитета ЧНК по науке и культуре18. Во-вторых, в процессе подготовки выборов обнаружилось стремление региональных властей к заигрыванию с националистами. Ещё в августе 2013 г. состоялась встреча руководителя администрации главы Чувашии А. Иванова с руководителями Чувашского национального конгресса. По сообщению некоторых СМИ, Иванов подверг резкой критике текущую деятельность ЧНК. Особое внимание он обратил на то, что Конгресс направляет свою энергию на фольклорно-развлекательную деятельность, игнорируя политические и экономические вопросы19. Был ли это хорошо продуманный политический гамбит властей или за этим скрывалось "умасливание непокорных" в условиях разжигающихся страстей в среде национальной интеллигенции - сегодня установить сложно. Очевидно одно: оптимистические реляции ряда националистических СМИ в преддверие выборов главы ЧНК не были чистой самодеятельностью и прямо или косвенно черпали импульс в действиях руководства республики.

При новом президенте Конгресс стал постепенно менять формат своей деятельности. Культурная составляющая в ней по-прежнему осталась, а вот разворота в сторону политики, к разочарованию националистов, не произошло. Вместо этого ЧНК стал активно развивать тему экономики.

15 Его кандидатуру также поддержал одиозный чувашский националист Илле Иванов.

16 В подтверждение этого см. открытое письмо Н. Лукианова Президенту Чувашской Республики М. В. Игнатьеву от 23 сентября 2013 г.: "Мы должны быть узнаваемы мировым сообществом" : открытое письмо кандидата в президенты ЧНК Николая Лукианова к главе Чувашии Михаилу Игнатьеву // Чувашская интернет-газета "Свободное слово" ("Ирӗклӗ Сӑмах"): URL: http://www.irekle.org/articles/i50.html (дата обращения: 10.09.2015).

17 К слову, эту проблему обстоятельно затронул ещё в 1999 г. в статье "Обособленный человек как тип личности, недостающий чувашской культуре" Ю. В. Яковлев (Яковлев Ю. В. Обособленный человек как тип личности, недостающий чувашской культуре / Ю. В. Яковлев // Проблемы национального в развитии чувашского народа: сб. ст. Чебоксары: Чуваш. гос. ин-т гуманит. наук, 1999. С. 206-217).

18 Выбран новый президент ЧНК // Чувашская интернет-газета "Свободное слово" ("Ирӗклӗ Сӑмах"): URL: http://www.irekle.org/news/i1432.html (дата обращения: 10.09.2015).

19 См.: Выбран новый президент ЧНК.


137

В 2014 и 2015 гг. под его эгидой прошли Всечувашские экономические форумы. Как писала "Советская Чувашия" летом 2015 г., "форум нынче несколько изменил своё название, добавив ко второму определению слово "культурный" и тем самым заявив о необходимости новой модели сотрудничества"20, суть которой сводится к налаживанию регулярных и конструктивных контактов между чувашскими предпринимателями всей страны при посредстве национально-культурных автономий21. Таким образом, по задумке её авторов, укрепляется единство чувашского народа и появляются дополнительные финансовые средства для создания и реализации национальных культурных программ. Примечательно, что новая стратегия Н. Угаслова не осталась исключительно в идейной плоскости, а получила последовательное развитие на практике. Поддержку президенту ЧНК оказало и руководство республики.

Исходя из этого, сегодня можно констатировать поражение сторонников чувашского национализма в "битве" за ЧНК, продолжающих слепо действовать в парадигме 90-х гг. и не желающих сознавать, что политические и социальные реалии в России кардинальным образом изменились. Наглядным примером этого служит и невостребованность правящей элитой Чувашской Республики националистических идей. Забегая вперёд, отметим, что в официальном Конгрессе практически не осталось места и религиозным идеям в том виде, в котором они имели место в 90-е гг.

Касаясь вопроса религиозной составляющей в деятельности ЧНК и шире - в чувашском национализме, необходимо отметить, что первоначально Конгресс заметно кренился в сторону "чувашских народных традиций и духовности". В 1998 г. в структуру организации вошёл так называемый Центральный совет старейшин (ЦСС), образованный ещё в 1988 г. при общественном объединении Чувашский народный Хурал. ЦСС взял на себя роль духовного лидерства в ЧНК, благословляя его съезды и выступая своеобразным коллективным хранителем и выразителем "народных обычаев и традиций"22. Логично, что состав ЦСС был представлен национальными деятелями, по своему мировоззрению близкими чувашскому язычеству и антагонистично настроенными по отношению к Русской православной церкви. Более того, некоторые из них являлись практикующими последователями национальных неоязыческих (или синкретических) культов. Таковым, к примеру, можно считать скульптора Фёдора Мадурова (он же - жрец Хведер Мадур), и сегодня организующего языческие моления и имеющего последователей, В. П. Станьяла, А. Хузангая (не крещённого, но исповедовавшего нечто среднее между дзен-буддизмом и христианством) и др. Как отмечает этнолог В. А. Шнирельман, А. Хузангай откровенно признавался, что в ЧНК все, кроме него,

20 И бизнес, и общественные организации ответственны за базовые ценности народа // Советская Чувашия: URL: http://sovch.chuvashia.com/?p=138601 (дата обращения: 12.09.2015).

21 Сегодня ЧНК объединяет более 33 чувашских национально-культурных автономий в России и 6 за рубежом. В сентябре 2015 г. стало известно, что новые ЧНК откроются также в Симферополе и Белгороде.

22 Аналогичные объединения существуют в Татарстане, Марий Эл, Башкортостане и других республиках. В Татарстане их основу составляют муфтии, мухтасибы, хазраты, казыи, имамы. В Марий Эл - служители марийского этнорелигиозного культа.


138

были неоязычниками23. Выражаясь иными словами, в период становления Конгресса в его лоне шёл активный поиск альтернативы православной религиозной идентичности, которая бы более органично соответствовала природному духу чувашского народа. Считалось, что для чувашей исторически характерно лишь внешнее, поверхностное восприятие православия24. На этом тезисе последовательно настаивали практически все чувашские националисты25 26 27. Таким образом, чуваши могут достаточно быстро и безболезненно отойти от этой чуждой "русско-семитской религии".

Впрочем, в определённом смысле данная установка имела основание. Ещё в начале XX в. церковный миссионер чувашского происхождения Н. В. Никольский писал: "Чуждый христианства по жизни чуваш не желал быть им и по имени <...> Неофиты желают, чтобы не считало их христианами и правительство"26 27. Вполне закономерно в таком случае, что многие деятели ЧНК в ходе исканий пришли именно к чувашскому язычеству как духовной платформе своего движения, правда, в том виде, в котором они его понимали. Поскольку, как пишет И. Михеева, "неоязыческие объединения и движения зачастую не просто реконструируют языческие традиции и обряды прошлого, но претендуют на создание весьма неоднозначных альтернативных мировоззренческих и идеологических проектов по переустройству социума"27, то и в рассматриваемом случае их идеи стали основой для части политико-культурных проектов ЧНК28. По мысли националистов, необходимо было очистить духовную культуру чувашского народа от инородных наслоений, "освободить её от гнёта русской экспансии", веками насаждавшей чуждые чувашам ценности. Взамен же дать веру благочестивых и мудрых предков. И в этом смысле в республике в тот период действительно шло формирование того явления, которое исследовательница О. А. Сморжевская позднее охарактеризовала как "новый вид культурного национализма"29.

23 Шнирельман В. А. Неоязычество и национализм (восточноевропейский ареал) / B. А. Шнирельман // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. М.: ИЭА РАН, 1998. № 14. С. 23.

24 Никитина Э. В. Этноменталитет чувашей / Э. В. Никитина // Национальные менталитеты и их изучение в контексте глобализации и изучения культур : Электронная база данных: / под ред. проф. А. В. Павловской, канд. полит. наук Г. Ю. Канарша. URL: http://national-mentalities.ru/diversity/nacionalnopsihologichskie_osobennosti_etnosov_rossii/povolzhe/etnomentalitet_chuvashej/ (дата обращения: 12.09.2015).

25 Хузангай А. П. Во Имя... / А. П. Хузангай // Газета "Республика". Чебоксары, 1997. № 53. С. 9.

26 Никольский Н. В. Христианство среди чуваш Среднего Поволжья в XVI-XVIII веках: исторический очерк / Н. В. Никольский. Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1912.

C. 126. На это же указывал и венгерский тюрколог и этнограф Дюл Мисарош, посетивший в начале XX в. Поволжье и написавший фундаментальный труд об аутентичной чувашской религии (см.: Meszaros G. Csuvas nepkoltesi gyujtemeny. A csuvas osvallas emlekei / Gyula Meszaros. Budapest: Budapest Magyar Akademia Tudomanyo, 2011. 486 o.).

27 Михеева И. Неоязычество как религиозно-культурный феномен современности: проблема дефиниции / И. Михеева // Философия и социальные науки. 2010. № 2. С. 43-48.

28 Правда, параллельно шёл и другой процесс. Часть авторитетных деятелей ЧНК и православного духовенства настаивали на создании независимой от Московского патриархата Чувашской православной церкви.

29 Сморжевская О. А. Учёные о неоязычестве: краткий обзор публикаций / О. А. Сморжевская // Colloquium heptaplomeres: Научный альманах. Н. Новгород : НГПУ им. К. Минина, 2014. № 1. С. 45.


139

Роль лидера в деле приспособления чувашской религии к условиям современности взял на себя театральный деятель и поэт Иосиф Дмитриев (Трер), входивший в состав ЧНК. Психологический портрет этого человека довольно красочно обрисовал А. Хузангай: "Игра как язык определяет <...> множественность творческих перевоплощений (актёр, режиссёр, поэт, певец, религиовед, шаман) Трера... Его стихи зачастую можно воспринимать как авторское переложение чувашских молитвосло- вий, языка заклинаний, заговоров, проклятий и т.д."30.

Отличительной особенностью процесса реставрации языческих верований, проходившей в рамках чувашского национализма, была его двойственность: у адептов и пропагандистов народного культа не было (и нет до сих пор) единого понимания смысла и содержания той религии, в которую планировался возврат. Часть чувашских неоязычников ориентировались на "старочувашскую веру", сохранившуюся в быту жителей отдалённых сёл и деревень31, другие делали ставку на модернизированный вариант язычества, базирующийся на европейских ценностях и смыслах, а также техногенных достижениях западной цивилизации. В целом же так или иначе речь шла о религиозной конструкции, в значительной степени синкретизированной с христианством, хотя внешне и отрицавшей с последним какую-либо связь. Тот же И. Дмитриев в процессе религиозного творчества не смог избежать заимствований из православия32. Он понимал конструируемую им веру как монотеистичную. В ней есть место богу Туре, божьей праматери Аме, богу-хлебу (бог-сын, Христос - одно из человеческих воплощений бога-хлеба). Тура - бог-творец - един для всех религий, но у него разные пророки и национальные формы поклонения; бог имеет много (около 300) лиц и воплощений, в основном анималистических, поэтому в каком-то смысле богов много, а в каком-то - нет. При этом И. Дмитриев признавал тот факт, что его религия находится в стадии разработки, т.е. в тот период она не существовала как некая единая догматическая, каноническая и обрядовая система. Справедливости ради стоит отметить, что её столь долгожданное формирование так и не было завершено. В конечном итоге тот аморфный и, если так можно выразиться, "сырой" духовный продукт, который на протяжении 90-х гг. активно проталкивался националистами-неоязычниками в общественное, информационное и даже образовательное пространство Чувашии, оказался весьма далёк от традиционной чувашской народной религии, поскольку был не только слабо сконструирован и имел множество противоречий,

30 Хузангай А. П. Между Сциллой и Харибдой. Проект будущего для культуры чувашской нации / А. П. Хузангай // Современный чувашский национализм и идентичность. Воронеж, 2007. С. 67.

31 Здесь необходимо сделать существенное уточнение. Дело в том, что, собственно, "старочувашская вера" в чистом виде сохранилась в религиозной практике очень небольшого количества чувашей - так называемых "некрещённых чувашей" и только в сельской местности. На сегодняшний день их численность составляет около 5 тыс. человек, из которых примерно 1 тыс. проживает в Самарском Заволжье и более 3,4 тыс. - в закам- ских районах Татарстана. Остальные локальные группы некрещённых чувашей живут в Башкортостане (более 500 человек), Ульяновской области и Чувашии.

32 Щипков А. В. Во что верит Россия: Курс лекций / А. В. Щипков. СПб.: Изд-во РХГИ, 1998. С. 258.


140

но и не учитывал один фундаментальный аспект: аутентичное язычество не существует в отрыве от среды, при утрате базовых конститутивных черт, обусловленных хозяйственными, бытовыми, календарными и другими устоями сельской жизни33. Так, для традиционного чувашского язычества наиболее характерной чертой было стремление не нарушать гармонию в природе. Историк О. Н. Терентьева пишет: "Перед тем как сеять пшеницу, чуваш произносил молитву. Этим священным актом он как бы вдыхал в неё жизнь, энергию. Перед тем как заколоть животное, чуваш молился, будто прося прощения. Тем самым он отдавал дань, уравновешивал, сохраняя природный баланс"34. Таким образом, плод деятельности И. Дмитриева являл собой не только что-то не вполне вразумительное, но и априори был малопригодным в условиях современной техногенной цивилизации.

Вместе с тем антиправославный порыв чувашских неоязычников был, очевидно, истинной причиной, лежащей в основе их религиозного творчества. В 1992 г. И. Дмитриев и его сторонники инициировали проведение в Чебоксарах серии публичных богословских диспутов с клириком Русской православной церкви протоиереем Илией Карлино- вым (также этническим чувашом), показанных по местному телевидению. И в этом факте раскрывается сущность центрального замысла современных чувашских неоязычников: религия с самого начала не являлась самоценным явлением, сферой сугубо духовной, в рамках которой происходит приобщение человека к трансцендентной реальности. Как отмечает В. Р. Филиппов, здравомыслящие интеллектуалы в Чувашии прекрасно понимали, что "любой реанимированный этнокультурный феномен - не более чем второсортный китч... тем более религия"35. Задача её была в другом - стать средством сохранения чувашской национальной идентичности. Вот почему в рамках чувашского национализма неоязыческие и сугубо националистические идеи, зачастую проявлявшие себя в деятельности одних и тех же лиц, так быстро достигали симфонии. Эта же особенность и объясняет другой очевидный факт, что по мере угасания националистических настроений в Чувашии и постепенного вытеснения националистов на периферию политической жизни с начала прошлого десятилетия чувашское неоязычество сходило на нет, стремительно теряя своих адептов.

Но достигнутая однажды синергия тем не менее оказалась достаточно устойчивой, чтобы не раствориться окончательно в прошлом и быть в силах влиять на облик чувашского национализма в дне сегодняшнем. По замечанию бывшего клирика Чебоксарской епархии РПЦ, кандидата исторических наук Андрея Бермана, то национальное движение, которое ныне активно проявляет себя на политическом и общественно-культурном

33 Иванова З. И. Марийское язычество: пережиток или основа этнокультурного самосохранения? / З. И. Иванова // Религии России: проблемы социального служения: сб. материалов конф. М.; Н. Новгород, 2011. С. 494-497.

34 Терентьева О. Н. Чувашский этнос: традиционные мировоззренческие основы и менталитет / Терентьева О. Н. // Сувары: URL: http://сувары.рф/ru/content/chuvashskiy-etnos-tradicionnye-mirovozzrencheskie-osnovy-i-mentalitet (дата обращения: 14.01.2015).

35 Филиппов В. Р. Указ. соч. С. 163.


141

небосклоне Чувашии и в значительной степени стоящее вне официальных структур ЧНК, в сущности своей - неоязыческое36. Другое дело, что это уже (или пока?) "горстка маргиналов из интеллигенции, которая не может предложить конкурентный духовный продукт на всероссийском рынке, оттого и движется к „корням“"37. Но даже в условиях внешней вытесненности из ЧНК идейное влияние неоязычников живо и ощущается в ментальной сфере чувашского общества. Обоснованно или нет, но неоязычество до сих пор находится в ожидании своего "звёздного часа". Дело в том, что в начале 2000-х гг. часть чиновников в Чувашии поняли, что с изменением политического климата в России начало происходить и изменение климата духовного. РПЦ и другие традиционные конфессии расширяли сферу своего влияния, постепенно вытесняя из общественной сферы всевозможные новоявленные культы, расплодившиеся в 90-е гг. Своё дело сделала и секуляризация, обнулившая духовный потенциал многих российских граждан и сделавшая для них вопрос религии неактуальным. В Чувашской Республике, благодаря активной деятельности митрополита Варнавы (Кедрова), власти также довольно быстро пришли к мнению о необходимости считаться с позицией церкви. В силу этого многие представители республиканских элит стали проявлять большую лояльность к РПЦ, оказывать ей поддержку и внимание. Так, к примеру, Н. Угаслов занялся активным храмоздательством38.

Ясно, что в рамках наспех сложившейся диспозиции националисты и неоязычники с их антагонизмом по отношению к республиканской власти и РПЦ оказались не к месту и никак не могли претендовать даже на минимальное влияние. Вспыхнувшее в 2014 г. противостояние ЧНК и ЦСС, на которое жаловались все "великие кормчие" чувашского национализма - от А. Хузангая и В. Станьяла до Ф. Мадурова и В. Долгова, как нельзя лучше объясняет сущность обозначенных метаморфоз. Вместе с тем есть основания полагать, что союз власти и церкви для многих активистов политической сферы Чувашии носил и носит исключительно прагматичный характер. И не исключено, что рано или поздно часть из них переметнётся на противоположную сторону, если однажды по тем или иным причинам начнёт меняться политическая конъюнктура в стране. К несчастью, опыт перебежек от одного центра силы к другому у деятелей чувашского национализма имеется, что и не преминул недавно отметить проницательный Хузангай39. А пока власти республики вынуждены

36 Полевые материалы автора. Интервью с А. Берманом. 1 сентября 2015 г., Чебоксары, Чувашская Республика.

37 Там же.

38 Поливцева В., Владимиров В. Число паломников в абашевской купели вполне может сравниться со знаменитыми священными источниками / В. Поливцева, В. Владимиров // Официальный сайт государственной телерадиокомпании "Чувашия": URL: http://chuvashia.rfn.ru/mews.html?id=21823 (дата обращения: 16.09.2015) ; Митрополит Казанский и Татарстанский освятил церковь в селе Городище Дрожжановского района // Родной край - газета Дрожжановского района : интернет-сайт. 2015. 17 января. URL: http://www.chuprale-online.ru/ru/novosti/item/5669-v-sele-gorodiche-sostoylos-osvechenue-zerkvi.html (дата обращения: 16.09.2015) .

39 Атнер Хузангай: "Это сладкое слово Свобода..." / Беседовала Эрбина Никитина // Чувашский государственный институт гуманитарных наук: URL: http://www.chgign.ru/431-atner-huzangay-eto-sladkoe-slovo-svoboda.html (дата обращения: 23.09.2015).


142

лавировать и находить компромиссные решения в сохраняющемся мировоззренческом противостоянии, которое регулярно проявляет себя. Показателен, к примеру, вопрос строительства этнопарков, активно появляющихся сегодня в Чувашии. Одни хотели бы видеть их полными чувашской символики и языческих истуканов "Юпа", другие - национальными резервациями с православной эстетикой. И у тех и у других, как показывает практика, много сторонников...

Касаясь институциональных воплощений неоязычества в Чувашии, в лоне которых сегодня продолжает культивировать "чувашская национальная идея", можно констатировать их относительную немногочисленность. По словам руководителя отдела по работе с молодёжью Чебоксарской епархии иерея Максима Куриленко, по долгу службы занимающегося изучением чувашского неоязычества, наиболее заметной и деятельной организацией является Природная экологическая религиозная организация "Академия чувашской духовности", зарегистрированная в органах Министерства юстиции РФ как МРО "Тура". Духовное лидерство в этом объединении принадлежит верховному жрецу Хведеру Матуру (он же уже упоминавшийся скульптор Мадуров Фёдор Иванович, член Совета старейшин ЧНК)40, в то время как реальное управление сосредоточено в руках его сына - Дмитрия Мадурова. Данная организация - флагман чувашского неоязычества в Поволжье, занимает активную миссионерскую позицию. "Академия чувашской духовности" регулярно проводит публичные моления в знаковых для чувашей-язычников местах, время от времени заявляя о готовности провести протестные акции в случае ограничения их прав или невыполнения тех или иных требований. Кроме того, у лидеров Академии имеются связи в пресс-службе, ЦСС и других подразделениях ЧНК. Данных о внутренней структуре этой организации и её финансировании очень немного в силу законспирированности этого объединения. Доподлинно известно лишь то, что строго ограниченный круг лиц имеет доступ к её уставу и внутренним документам, ознакомиться с которыми новые адепты могут только после продолжительной проверки. Но в рамках настоящей работы более интересным представляется другое, а именно взгляды её лидеров на проблему национального самосознания.

Д. Мадуров отмечает, что в целом национальная чувашская интеллигенция понимает, что без народной веры культуру не поднять41. Но их консолидации мешает хроническая разобщённость. Вместе с тем, по мысли Д. Мадурова, единого национального движения в Чувашии в том виде, в котором его принято было представлять в 90-е гг., нет и быть не должно: "Есть народная вера, на ней основана культура. Если ты интересуешься культурой и историей своего народа, значит, близок нам", - заключает он42. Точку зрения лидера "Академии чувашской духовности" разделяет другой националистический деятель, молодой активист Д. Степанов: "В Чувашском национальном движении есть различные организации, различные течения и уникальные люди. Все чем-то занимаются, каждый - своим, все нужны, как и человеческому телу - разные органы. Если,

40 Полевые материалы автора. Интервью с М. Куриленко. Январь 2014 г., Чебоксары, Чувашская Республика.

41 Полевые материалы автора. Интервью с Д. Мадуровым. Сентябрь 2015 г., Чебоксары, Чувашская Республика.

42 Там же.


143

к примеру, человек изучает, пишет, публикует, значит, он уже принимает участие в Чувашском национальном движении"43. Таким образом, чувашский национализм сегодня понимается несколько шире, нежели в 90-е - начале 2000-х гг., что, вероятно, связано с политическими условиями в Чувашской Республике. Однако мало изменилось представление о чувашской религии и её значении, которой продолжает отводиться роль "духовной подпорки" в деле сохранения чувашского народа. "Чувашская вера, чувашское мировоззрение, популяризация чувашской веры, - постулирует Д. Степанов, - благоприятно действует на сохранение чувашской культуры, традиций, народных праздников и обрядов. В этом вижу главную функцию чувашской веры"44, - заключает он.

Несмотря на отмеченную немногочисленность зарегистрированных неоязыческих религиозных объединений, в Чувашии и за её пределами действуют и незарегистрированные религиозные группы, а также отдельные лица, часто осуществляющие свою деятельность под прикрытием национальных или фольклорных организаций, существующих либо в реальной жизни, либо в виртуальном пространстве в рамках интернет-сообществ.

В качестве первого примера стоит привести хотя и довольно коммерциализированное, но имеющее однозначно идейную направленность, творчество фолк-певицы Русалины Селентай (жена Д. Мадурова), которая позиционирует себя не иначе как "суварская шаманка и этнопсихолог"45. Певица организует регулярные гастрольные туры, появляется в передачах на телевидении и выступает на радио, ведёт активную деятельность в Интернете.

Особого внимания заслуживает организация "Союз чувашской молодёжи „Сувар“" (руководитель Ульдияр (Олег) Цыпленков)46. На протяжении многих лет её члены совершают так называемый "хадж" - паломничество по "Золотому кольцу Волжско-Камской Булгарии", посещая памятные места в Чувашии, Татарстане, Башкортостане, Ульяновской и Самарской областях. В ходе поездок паломники принимают участие в обрядах наречения имён, установке памятных истуканов "Юпа", совершают языческие поминовения предков. Примечательно, что сегодня, как и в 90-е гг., среди спонсоров организации время от времени фигурирует татарская радикально-националистическая молодёжная организация "Союз татарской молодёжи „Азатлык“". Также известно, что некоторые члены "Сувара" регулярно принимают участие в курултаях Международного объединения тюркской молодёжи, проходящих в различных регионах мира.

Другим ярким примером союза национализма и неоязычества можно считать Фонд поддержки чувашской национальной культуры "Сувар"47.

43 Полевые материалы автора. Интервью с Д. Степановым. Сентябрь 2015 г., Чебоксары, Чувашская Республика.

44 Там же.

45 Русалина Селентай: интернет-страница в социальной сети "ВКонтакте": URL: http://vk.com/rusalinaselentay?w=wall6373910_13141 (дата обращения: 18.09.2015).

46 Союз Чувашской молодёжи "Сувар": интернет-страница в социальной сети "ВКонтакте": URL: http://vk.com/club10638214 (дата обращения: 18.09.2015).

47 В конце 2014 г. руководитель фонда В. Тяпкин в рамках одного из научно-общественных мероприятий в Чебоксарах вступил в жёсткую дискуссию с научным сотрудником РИСИ В. В. Ивановым на предмет "притеснения Русской церковью чувашской народной веры" (Чувашские язычники обвинили церковь в борьбе с народной религи-


144

Члены этой организации регулярно участвуют в языческих молениях, устанавливают обрядовые столпы "Юпа", организуют жертвоприношения.

Что касается виртуального пространства, то здесь особой активностью отличаются интернет-газеты и группы в социальных сетях. "Интернетгазета Чувашии" - веб-сайт, действующий под девизом "Слава Чувашии! Чувашам - слава!"48, наряду с публикациями, имеющими политическую и националистическую заострённость, регулярно размещает материалы, призывающие чувашей вернуться в исконную религию. Наиболее заметной группой в популярной российской социальной сети "ВКонтакте" можно назвать основанное 23 января 2013 г. интернет-сообщество "Инем Турӑ - вера чуваш (суваро-булгар)"49.

Информационную поддержку чувашским неоязычникам оказывают и журналисты из числа националистов. Примером может служить деятельность журналиста Тимера Акташа. В последнее время в информационном пространстве также можно наблюдать тенденцию углубления кооперации не только между чувашскими неоязычниками и националистами, но и между неолиберальными СМИ. Флагманом в этом процессе идёт "образец независимой чувашской журналистики" интернет-газета "Свободное слово" ("Ирӗклӗ С ӑмах") во главе с её редактором, московским научным сотрудником Сандром Савгильдой (Сантӑр Савкилта - Александр Савельев) - некогда идейным сторонником "болотной оппозиции"50.

Деятельность чувашских националистов по пропаганде неоязычества не ограничивается вышеперечисленными методами. Имеются факты их интеграции в государственные общеобразовательные учреждения. И хотя в начале 90-х гг. это было достаточно обычным явлением, то сегодня его можно рассматривать как вполне оригинальный миссионерский ход. В качестве орудия избран учебный предмет "Культура родного края". Такие прецеденты фиксируются в настоящий момент не только в Чувашии, но и в Татарстане. Так, согласно опросу, проведённому в 2011 г. в средней общеобразовательной школе N° 16 г. Новочебоксарска, 100 % учащихся 6-9 классов на уроках культуры родного края знакомятся с чувашской мифологией, обрядами и обычаями предков. 97 % детей подтвердили, что знают имя главного чувашского бога и правильно его называют - "Тура"51. А в Республике Татарстан педагог средней школы деревни Табар-Черки Апастовского района С. В. Кубайкина занимается "восстановлением утраченных смыслов" среди детей посредством школь

ей) // Медиа-проект Гильдии межэтнической журналистики "Национальный акцент": URL: http://nazaccent.ru/content/14268-chuvashskie-yazychniki-obvinili-cerkov-v-borbe.html (дата обращения: 23.09.2015)). - Прим. авт.

48 Интернет-газета Чувашии: LiveJournal: URL: http://chuvashsky.livejournal.com (дата обращения: 18.09.2015).

49 Инем Турӑ - вера суваро-булгар-чуваш: интернет-страница в социальной сети "ВКонтакте": URL: http://vk.com/inemtura (дата обращения: 18.09.2015).

50 Чувашская интернет-газета "Свободное слово" ("Ирӗклӗ Сӑмах"): URL: http:// www.irekle.org (дата обращения: 18.09.2015).

51 Отчёт о результатах преподавания предмета "Культура родного края" в средней общеобразовательной школе № 16 г. Новочебоксарска (за 2011 г.) // Кадеты Чувашии - кадетская линия: Информационно-методический портал Ассоциации кадетских школ и кадетских классов Чувашской Республики: URL: http://kadet- line.clan.su/_ld/1/127_chuv_bogi.pdf (дата обращения: 01.09.2015).


145

ного этнографического музея. Цели такого воспитания педагог обозначила в статье "Традиции чувашского народа как средства формирования духовно-нравственной культуры школьников": "Кажется, что люди перестали выполнять дедовские обряды и ритуалы. Но это не совсем так. Народ, несмотря ни на что, всё ещё помнит и соблюдает традиции и обычаи своих предков. Ведь если мы утеряем свою традиционную культуру, это может обернуться бездуховностью, огрублением, духовным одичанием. Сейчас общество поворачивается к своим истокам, начинает поиск утраченных ценностей, попытки вспомнить былое, позабытое, растерянное. И оказывается, что обряд, обычай, ритуал, которые пытались забыть, выкинуть из памяти, на самом деле являются символом, направленным на сохранение вечных общечеловеческих ценностей"52.

Таким образом, сегодня положение чувашского неоязычества в чувашском национализме достаточно скромно и носит периферийный характер. Тем не менее, несмотря на то, что добиваться представительства в официальных национальных структурах его адептам с каждым годом всё труднее, за их рамками, где патриархи-неоязычники из ЦСС продолжают удерживать позиции живых монументальных символов былой националистической вольницы, религиозные настроения образца 90-х гг. всё ещё существуют.

Сами чувашские националисты сегодня называют своё движение "авангардным". В нём в латентном состоянии сохраняется языческий дух, который проявляет себя в жизни чувашского общества то народными молениями, то молодёжными паломничествами, то динамичными обсуждениями в социальных сетях, то изучением обрядов и обычаев предков в рамках курса "Культура родного края". Очевидно, что его живучесть подпитывается национальным самосознанием части чувашского народа, болезненно рефлексирующей ностальгией о своей природе, истории, настоящем и будущем, а также, не исключено, вполне конкретными политическими амбициями. Не станет преувеличением утверждение, что неоязычество скрытно будет идти рука об руку с чувашским национализмом до тех пор, пока будут находиться представители национальной интеллигенции, готовые дать понятию "чувашская нация" собственную интерпретацию. И то, в какую сторону в будущем качнётся мнение чувашского общества и национальных политических элит, будет зависеть от множества факторов.

52 Кубайкина С. В. Традиции чувашского народа как средства формирования духовно-нравственной культуры школьников / Кубайкина С. В. // Pedsovet.su: URL: http://pedsovet.su/publ/46-1-0-3632 (дата обращения: 20.09.2015).


146

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Адер (Тувалкин) Н. Чего не хватает чувашу?: Сб. публицист. ст. / под ред. Н. Адера. - Чебоксары, 2005. - 127 с.

2. Активисты национального движения заявили о недоверии к Чувашскому конгрессу // Медиа-проект Гильдии межэтнической журналистики "Национальный акцент": URL: http://nazaccent.ru/content/9466-aktivisty-nacionalnogo-dvizheniya-zayavili-o-nedoverii.html (дата обращения: 10.09.2015).

3. Атнер Хузангай: "Это сладкое слово Свобода..." / Беседовала Эрбина Никитина // Чувашский государственный институт гуманитарных наук: URL: http:// www.chgign.ru/431-atner-huzangay-eto-sladkoe-slovo-svoboda.html (дата обращения:

23.09.2015) .

4. Браславский Л. Ю. Религиозные и оккультные течения в Чувашии (культы, церкви, секты, деноминации, духовные школы) / Л. Ю. Браславский. - Чебоксары: Чувашия, 2000. - 374 с.

5. Вовина О. П. Чувашская киреметь: традиции и символы в освоении сакрального пространства / О. П. Вовина // Этнографическое обозрение. - М.: Наука, 2002. - № 4. - С. 39-65.

6. Выбран новый президент ЧНК // Чувашская интернет-газета "Свободное слово" ("Ирӗклӗ Сӑмах"): URL: http://www.irekle.org/news/i1432.html (дата обращения: 10.09.2015) .

7. И бизнес, и общественные организации ответственны за базовые ценности народа // Советская Чувашия: URL: http://sovch.chuvashia.com/?p=138601 (дата обращения: 12.09.2015).

8. Иванова З. И. Марийское язычество: пережиток или основа этнокультурного самосохранения? / З. И. Иванова // Религии России: проблемы социального служения : сб. материалов конф. - М.; Н. Новгород, 2011. - С. 494-497.

9. Инем Турӑ - вера суваро-булгар-чуваш: интернет-страница в социальной сети "ВКонтакте": URL: http://vk.com/inemtura (дата обращения: 18.09.2015).

10. Интернет-газета Чувашии: LiveJournal: URL: http://chuvashsky.livejournal.com (дата обращения: 18.09.2015).

11. Клементьев В. Н. История национальной государственности чувашского народа / В. Н. Клементьев. - Чебоксары: Чуваш. гос. ин-т гуманит. наук, 2014. Кн. 1: Истоки государственности чувашей. - 320 с.

12. Кубайкина С. В. Традиции чувашского народа как средства формирования духовно-нравственной культуры школьников / Кубайкина С. В. // Pedsovet.su: URL: http://pedsovet.su/publ/46-1-0-3632 (дата обращения: 20.09.2015).

13. Митрополит Казанский и Татарстанский освятил церковь в селе Городище Дрож- жановского района // Родной край - газета Дрожжановского района: URL: http:// www.chuprale-online.ru/ru/novosti/item/5669-v-sele-gorodiche-sostoylos-osvechenue- zerkvi.html (дата обращения: 16.09.2015).

14. Михеева И. Неоязычество как религиозно-культурный феномен современности: проблема дефиниции / И. Михеева // Философия и социальные науки. - 2010. - № 2. С. 43-48.

15. "Мы должны быть узнаваемы мировым сообществом": открытое письмо кандидата в президенты ЧНК Николая Лукианова к главе Чувашии Михаилу Игнатьеву // Чувашская интернет-газета "Свободное слово" ("Ирӗклӗ Сӑмах"): URL: http://www. irekle.org/articles/i50.html (дата обращения: 10.09.2015).

16. Неоязычество на просторах Евразии / сост., ред. В. А. Шнирельман. - М.: Библейско-богословский ин-т Св. апостола Андрея, 2001. - 177 с.

17. Никитина Э. В. Этноменталитет чувашей / Э. В. Никитина // Национальные менталитеты и их изучение в контексте глобализации и изучения культур: Электронная


147

база данных: интернет-сайт / под ред. проф. А. В. Павловской, канд. полит. наук Г. Ю. Канарша. URL: http://national-mentalities.ru/diversity/nacionalnopsihologicheskie_osobennosti_etnosov_rossii/povolzhe/etnomentalitet_chuvashej/ (дата обращения: 12.09.2015) .

18. Никольский Н. В. Христианство среди чуваш Среднего Поволжья в XVI-XVIII веках: исторический очерк / Н. В. Никольский. - Казань: Типо-лит. Имп. ун-та, 1912. - 416 с.

19. Отчёт о результатах преподавания предмета "Культура родного края" в средней общеобразовательной школе № 16 г. Новочебоксарска (за 2011 г.) // "Кадеты Чувашии - кадетская линия": Информационно-методический портал Ассоциации кадетских школ и кадетских классов Чувашской Республики: URL: http://kadet- line.clan.su/_ld/1/127_chuv_bogi.pdf (дата обращения: 01.09.2015).

20. Поливцева В., Владимиров В. Число паломников в абашевской купели вполне может сравниться со знаменитыми священными источниками / В. Поливцева, В. Владимиров // Официальный сайт государственной телерадиокомпании "Чувашия": URL: http://chuvashia.rfn.ru/rnews.html?id=21823 (дата обращения: 16.09.2015).

21. Проблемы национального в развитии чувашского народа: сб. ст. - Чебоксары : Чуваш. гос. ин-т гуманит. наук, 1999. - 304 с.

22. Русалина Селентай: интернет-страница в социальной сети "ВКонтакте": URL: http://vk.com/rusalinaselentay?w=wall6373910_13141 (дата обращения: 18.09.2015) .

23. Сморжевская О. А. Учёные о неоязычестве: краткий обзор публикаций / О. А. Сморжевская // Colloquium heptaplomeres: Научный альманах. - Н. Новгород : НГПУ им. К. Минина, 2014. - № 1. - С. 41-51.

24. Современный чувашский национализм и идентичность: Хрестоматия-ридер. Воронеж : НОФМО, 2007. - 124 с.

25. Союз Чувашской молодёжи "Сувар": интернет-страница в социальной сети "ВКонтакте": URL: http://vk.com/club10638214 (дата обращения: 18.09.2015).

26. Терентьева О. Н. Чувашский этнос: традиционные мировоззренческие основы и менталитет / Терентьева О. Н. // Сувары: URL : http://сувары.рф/ru/content/chuvashskiy-etnos-tradicionnye-mirovozzrencheskie-osnovy-i-mentalitet (дата обращения: 12.09.2015) .

27. Филиппов В. Р. Чувашия девяностых: этнополитический очерк / В. Р. Филиппов. - М.: Ин-т Африки РАН, 2001. - 250 с.

28. Хузангай А. П. Во Имя... / А. П. Хузангай // Газета "Республика". - Чебоксары, 1997. - № 53. - С. 9.

29. Чувашская интернет-газета "Свободное слово" ("Ирӗклӗ Сӑмах"): URL: http:// www.irekle.org (дата обращения: 18.09.2015).

30. Чувашские язычники обвинили церковь в борьбе с народной религией // Медиа-проект Гильдии межэтнической журналистики "Национальный акцент": URL: http://nazaccent.ru/content/14268-chuvashskie-yazychniki-obvinili-cerkov-v-borbe. html (дата обращения: 23.09.2015).

31. Шатунов Ю. А. Развитие национальных отношений в Чувашской АССР в 1970-1980-х гг.: дис. ... канд. ист. наук / Шатунов Ю. А. - М.: МГУ им. М. В. Ломоносова, 1991. - 213 с.

32. Шнирельман В. А. Неоязычество и национализм (восточноевропейский ареал) / В. А. Шнирельман // Исследования по прикладной и неотложной этнологии. - М.: ИЭА РАН, 1998. - № 14. - С. 3-25.

33. Щербаков С. В. Национальное самоопределение чувашского народа в начале XX в.: идеологический аспект / С. В. Щербаков. - Чебоксары: Новое время, 2013. - 176 с.


148

34. Щипков А. В. Во что верит Россия: Курс лекций / А. В. Щипков. - СПб. : Изд-во РХГИ, 1998. - 323 с.

35. Яковлев Ю. В. Обособленный человек как тип личности, недостающий чувашской культуре / Ю. В. Яковлев // Проблемы национального в развитии чувашского народа: сб. ст. - Чебоксары: Чуваш. гос. ин-т гуманит. наук, 1999. - С. 206-217.

36. Meszaros G. Csuvas nepkoltesi gyujtemeny. A csuvas osvallas emlekei / Gyula Meszaros. - Budapest: Budapest Magyar Akademia Tudomanyo, 2011. - 486 o.

37. Vovina O. Building the road to the temple: Religion and national revival in the Chuvash Republic / O. Vovina // Nationalities Papers. - 2000. - Vol. 28, № 4. - P. 695-706.