Владимир Напольских

Булгарская эпоха в истории финно-угорских народов Поволжья и Предуралья

Несмотря на ограниченность раннесреденевековых письменных источников по истории региона, они позволяют хотя бы в общих чертах отследить эволюцию его этнической карты в булгарское время.

Заметки на полях: Неоязычество на просторах Евразии

Рассматриваемый сборник является первым в отечественной науке опытом обзора и анализа неоязыческих движений, обильно процветших в последние десятилетия на просторах бывшего СССР. В целом книга безусловно удалась, читается с большим интересом, и аналитическое описание различных направлений неоязычества на постсоветских просторах от Литвы до Тувы вызывает желание поделиться собственными — хотя бы и достаточно побочными — наблюдениями. Мои заметки касаются небольшой части рассматриваемой книги — заключительной статьи составителя и редактора сборника В. А. Шнирельмана «Назад к язычеству? Триумфальное шествие неоязычества по просторам Евразии» [130—169], точнее даже той её части, которая посвящена неоязычеству у финно-угорских народов Поволжья и Предуралья (мордвы, марийцев, удмуртов и коми).

Бисермины

Можно предположить, что представители булгарской знати, принявшие уже ранее ислам «среднеазиатского образца», после официального принятия ислама в Булгарии в 922 г. продолжали использовать старый термин besermen, противопоставляя себя, как своего рода «староверов», остальной массе новообращенных мусульман. Появление особого самоназвания способствовало дальнейшему выделению первоначально чисто конфессиональной и социальной группы, и позже, в период кипчакизации населения бывшей Волжской Булгарии, этот термин мог уже использоваться в качестве этнонима, обозначающего потомков булгар (булгарской знати) в отличие от кипчаков-татар и других этнических групп.

Subscribe to RSS - Владимир Напольских