Амазонки

Амазонки*

Официальная историческая наука отвергает факт реального существования амазонок. Мол, они жили только в древнегреческих мифах. Об амазонках древние эллины рассказывали, что они не терпели мужчин, постоянно воевали и делали это настолько умело, что противостоять им мало кому было по силам.

Чувашский историк и краевед Сергей Севрюгин, изучая историю родного края, неожиданно наткнулся на сенсационные сведения, которые позволили ученому предложить стойкую гипотезу о реальном существовании амазонок. Более того, их последним прибежищем исследователь считает Поволжье.

В писании Геродота встречается упоминание одного из столкновений эллинов с женщинами-воинами. Якобы греки захватили около тридцати амазонок и забрали их на свой корабль. Однако ночью амазонки напали на спящих греков и перерезали их. После этого корабль долго дрейфовал по морю, и в конце концов судно выбросило на берег, предположительно в районе Крыма, где в то время обитали скифы. Естественно, амазонки занялись привычным делом — захватили табун лошадей и начали грабить аборигенов. Те поначалу решили дать отпор, но когда увидели, что имеют дело с женщинами, захотели с ними породниться. «Послав к амазонкам своих лучших юношей, скифы рассчитывали на то, что будут созданы новые семьи, которые впоследствии вернутся в родные пенаты и преумножат свой род, — рассказывает Сергей Севрюгин. — Но амазонки отказались идти в жилища к новым мужьям и организовали вместе с ними свое собственное поселение. В итоге появился новый народ — савроматы»**

Как рассчитал Сергей Севрюгин, из 25-30 пар нового племени за 250 лет мог бы образоваться народ численностью три миллиона человек. По его версии, многочисленные дети амазонок и скифов к IV веку до нашей эры завоевали огромную территорию в Приуралье, Южной Сибири, Казахстане, на Кавказе и даже дошли до Алтая. Что заставило их вернуться на родину и разгромить своих предков — скифов, пока остается загадкой. Проследив дальнейшее продвижение савроматов, Сергей Севрюгин пришел к выводу, что в IV веке они скорее всего заселили территорию современной Рязани и их можно отнести к тем, кого наука сегодня именует рязаноокцами. Несмотря на то, что по официальной исторической версии рязаноокцы являются веткой финно-угорских народов, исследователь утверждает, что «эти люди, судя по их матриархальной культуре и наличию среди них женщин-воинов, скорее всего были народом, хранящим традиции амазонок. Свидетельство тому — найденные под Рязанью захоронения женщин в доспехах и с оружием».

Но на рубеже X и XI веков рязаноокцы вдруг исчезают, словно какая-то непонятная сила стерла их с лица Земли. Сергей Севрюгин предпологает, что они переселились на территорию нынешней Чувашии: «Высока вероятность, что современные чуваши — наследники той самой кочевой культуры»***.

В качестве доказательства своей версии чувашский краевед приводит карту, сделанную в 1459 году для португальского короля Альфонса V итальянским монахом Фра Мауро, весьма известным в те времена картографом (Приложения, ил. 5). Католический монах назвал территорию муждуречья Суры и Волги, где сейчас расположена Чувашия, Амазонией. «Видимо, итальянец во время своих путешествий увидел в культуре проживавшего на этих землях народа нечто такое, что заставило его воспринимать местное население как последователей амазонок», — говорит Сергей Севрюгин.

Вполне возможно, что свидетельство о великих женщинах-воительницах были умышленно уничтожены в Средние века. «Очень странным представляется Указ Ивана Грозного от 1575 года о запрете под страхом смертной казни любого вида металлообработки на территории нынешней Чувашии, — говорит кандидат искусствоведения, археолог и историк Дмитрий Мадуров. — Традиции металлургии и прежде всего изготовление оружия в Поволжье были очень богаты. Во время раскопок поселений на территории Чувашии, относящихся к первой половине второго тысячелетия, мы находили уникальное оружие. Оно по своим боевым качествам и искусству изготовления опережало воинскую амуницию соседних территорий как минимум на пару веков». Вполне возможно, что российский самодержец чего-то опасался. Но чего? Не того ли, что уникальные технологии попадут в руки потенциальных противников? И тем не менее, по мнению Сергея Севрюгина, полностью уничтожить культуру женщин-воинов не удалось. Доказательство тому — дошедшие до нас национальные женские костюмы. Во многих деталях нарядов проглядывают так или иначе измененные элементы боевой одежды. «Например, хушпу — головной убор, до сих пор сохранивший элементы шлема, — говорит Сергей Севрюгин. — От него по спине спускается кожаная лента, покрытая монетами. Она имела двойное назначение: колчан для стрел и защита позвоночника. Перевязь через плечо — тевет — также из кожи, закрытый монетами, предназначалась для ношения топора или меча. На поясе есть накладки, которые, по-видимому, служили для отвода дождевой воды с торса всадницы. Выделяются и нагрудные доспехи».

Чувашский коллекционер оружия Владислав Николаев, к которому «Итоги» обратились за комментариями, подтвердил, что некоторые элементы одежды действительно напоминают доспехи. Тем более что общий вес нашитых на ткань металлических пластин составлял иногда около пуда. Мало кому в голову придет мысль носить такую одежду просто так или для красоты. Вероятно, в том все же был некий смысл (Приложения, ил. 17).

Но не только одежда свидетельствует о воинском прошлом предков современных чувашей и чувашек. Национальные традиции также указывают на преобладание женского начала в этом народе над мужским. Как пример — свадебные обычаи в чувашских деревнях. Когда женщина становилась совершеннолетней, она выбирала себе мальчика моложе ее на десять лет. Обговаривала с его родителями детали женитьбы. Потом ей всей деревней строили дом. Она содержала и растила юношу в своем доме до его совершеннолетия, после чего устраивала свадьбу. Да и сегодня не совсем еще понятно, кто на самом деле в Чувашии является сильной половиной. Так, Владислав Николаев, выросший в одной из исконно чувашских деревень, рассказывает: «Женщины могут бить своих мужей, хотя об обратном никто и не слышал. Большинство принципиальных решений в семье принимает тоже женщина».

Но одно из самых ценных для себя открытий Сергей Севрюгин сделал, когда решил порыться в корнях родного языка. Оказалось, что слово «амазонки» по-чувашски четко делится на две составляющие: ама — женское начало, и щен — воин-победитель. «В латинской транскрипции это пишется как amazon, — подтверждение своей теории говорит краевед. — Соответственно и чувашский язык носит в себе традиции древних женщин-воинов, он сохранил в себе основные понятия прародительницы». «Чувашский язык — очень древний, — подтверждает Дмитрий Мадуров. — Его корни, согласно исследованиям лингвистов, уходят далеко за пределы нашей эры».

...Интересно мнение на сей счет чувашских историков. Доктор исторических наук, главный научный сотрудник Чувашского государственного института гуманитарных наук Виталий Иванов, к которому мы обратились, признался, что является сторонником мифологической теории про амазонок. «Да, регионом их обитания считается северное побережье Черного моря, — говорит Виталий Иванов. — Согласно мифам, там жили некие воительницы, которые соглашались на связь с мужчинами других племен, рожали детей. Мальчиков они отдавали мужчинам, а девочек оставляли себе для поддержания чистоты племени. Идея о том, что чуваши — потомки амазонок, возникла не случайно. Действительно, на карте Фра Мауро территория современной Чувашии обозначена как Амазония (Приложения, ил. 5). Я считаю, что картограф написал это слово, потому что португальцы и итальянцы обозначали термином «амазония» некие неизведанные края и земли. Это то же самое, что и terra incognito. В данном случае европейцы выражали недоумение, что за народ там живет — дикий, со своими нравами, мифологией. Накладывалась на общее впечатление еще и то, что предки современных чувашей носили шлемовидные головные уборы — по сути дела, настоящий шлем, покрытый металлом. И к тому же, идею об амазонках связывают с матриархальным укладом чувашской семьи».

Несмотря на то, что официальная наука отрицает реальное существование в истории амазонок вообще, у Дмитрия Мадурова свое мнение на этот счет. «Многие считают, — говорит ученый, — что амазонки — мифический народ, которого никогда не было. Я же думаю, что все-таки такой народ был, потому что изображение на античных вазах V-IV веков до нашей эры все этнографичны. На них всегда рисовался вполне конкретный костюм конкретного народа той эпохи. Значит, художник, который наносил на вазы изображения, в реальности видел этих женщин и представлял, как выглядели амазонки». Амазонку художники обычно «одевали» в нечто похожее на лосины, красную юбочку, греческие латы, кожаный шлемовидный головной убор с длинными «ушками», а в руках у них был персидский меч акинак.

...Ольга Артемьева, доктор исторических наук, заместитель руководителя Центра социальной антропологии Российского государственного гуманитарного университета: «Происхождение чувашей изучено достаточно подробно серьезными исследователями, и их работы опубликованы в научной литературе. Версии с амазонками не имеет ничего общего с реальностью. Амазонки — это древний миф, и ничего кроме мифа. Сколько-нибудь подтвержденных данных по этому поводу наука не знает»****.

* Перепечатка публикации В. Крючкова из журнала «Итоги» (2008, № 14, 31 марта. С. 92—95).

** Примечание: По мнению автора настоящей книги, никакого нового народа не формировалось. В те времена на побережье Черного моря обитали племена суваро-булгар. Само слово савроматы исходит из суваро-булгарского языка. Савром означает «полюбил», аты — «отец ребенка». Во время боевых действий, помогая мужчинам, женщины выступали отдельным отрядом. У них это получалось не хуже, чем у мужчин, и поэтому их начали называть «амазонками». Амазонка на суваро-булгарском языке означает ама çын — «женщина-человек». О любой смелой женщине в чувашской деревне говорят, что она сăнсăр, т.е. «боевая».

*** Примечание автора книги: Известно, что Волжская Булгария была процветающим государством и находилась во враждебных отношениях с Русскими княжествами. Видимо, суварки-амазонки во время боевых действий доходили до Рязани.

**** Примечание автора книги: В данном случае О. Артемьева не совсем права. Ее вывод, скорее всего, скоропалительный и не основывается на данных суварского языка, истории и культуры. Получается, что кто такие амазонки — ученые не знают, между тем об этом знает у нас любой ребенок. Такое ощущение, будто как и в XVI веке, так и сейчас, некоторые историки пытаются исказить историю народа. Видимо, это происходит по давно уже заведенной у нас традиции: подавляя соседа, подняться самому.