Какая этимология слова «чуваш»?

Ссылки

 


29 Ясачные чуваши (мордва, марийцы, удмурты, татары, русские) — здесь тяглое население Среднего Поволжья, в XVI—XVIII вв. платившее феодальному государству ясак — ренту-налог.

Николаев Г. А. Комментарии и примечания // Никольский Н. В. Собрание сочинений. Том II. Труды по истории христианизации и христианского просвещения чувашей. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2007. — С. 411—412

81 Служилые чуваши (татары, марийцы, удмурты, мордва) — в XVI—XVIII вв. разряд мелких военно-служилых людей из волжских народов, несших засечную и военную службы. При Петре I зачислены в разряд государственных крестьян (Указы 1719—1724 гг.).

Николаев Г. А. Комментарии и примечания // Никольский Н. В. Собрание сочинений. Том II. Труды по истории христианизации и христианского просвещения чувашей. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2007. — С. 416.

Среди зависимого населения встречались и русские крестьяне. По нашему мнению, русские крестьяне в Писцовой книге скрываются под термином «крестьянский двор». Тяглое нерусское население местного происхождения обычно называлось «чювашами», а нерусское население западных областей— «латышами». Крестьянские дворы (русские крестьяне) в хозяйствах феодалов указываются отдельно от «чювашских» и «латышских».

Ермолаев И. П. Писцовая книга Ивана Болтина как источник // Писцовая книга Казанского уезда 1602-1603 годов. — Казань: Издательство Казанского университета, 1978. — С. 17—18.

При описании деревни Евлушеик, Ногайской дороги, писец противопоставляет землю ясачных людей («ясачной чюваши») и землю «служилого татарина и его чюваши». Это говорит о том, что писцы под термином «чюваш» никак не могли понимать название народа — это социальный, а не этнический термин в данной Писцовой книге, а, следовательно, и вообще в жизни в конце XVI — начале XVII в. О том, что под «чювашами» Писцовой книги понимается вовсе не национальный признак, а социальная категория населения, говорит и то, что в источнике упоминаются татарские кладбища возле деревень с «ясачными чювашами».

Ермолаев И. П. Писцовая книга Ивана Болтина как источник // Писцовая книга Казанского уезда 1602-1603 годов. — Казань: Издательство Казанского университета, 1978. — С. 23—24.

Многочисленная группа населения под названием «ясачные чуваши» (чюваша) отмечается в писцовых и переписных книгах XVI — первой половины XVII в., а также в ряде актовых материалов того же периода в составе Казанского и Свияжского уездов. В этом факте, казалось бы, нет ничего особенного, если бы не одно немаловажное обстоятельство: со второй половины XVII в. «ясачные чуваши» Казанского уезда начинают именоваться в письменных источниках ясачными «татарами». Более того, эти «чуваши», превратившиеся в «татар», локализуются в районах формирования основного ядра этноса казанских татар.

Исхаков Д. М. Об этнической ситуации в Среднем Поволжье в XVI—XVII вв. (критический обзор гипотез о «ясачных чувашах» Казанского края) // Советская этнография. — 1988. — Вып. 5. — С. 140—146.

 

Среди существующих на сегодняшний день гипотез о происхождении этнонима чуваш наиболее обоснованной, на мой взгляд, является та, что возводит данный этнический термин к общетюркскому нарицательному слову со значением «мирный, тихий, спокойный, смирный» [7]. Такая трактовка, кроме прочего, хорошо согласуется с мирным, неагрессивным характером и поведением чувашей, отличавшим в историческое время этот народ от их воинственных соседей-марийцев. Наиболее же вероятным предположением о происхождении поволжско-тюркского названия марийцев (тат. чирмеш, чув. çармăс) выглядит гипотеза о его связи с тюркским корнем *čer- ‘сражаться, воевать’. Из этого же поволжско-тюркского источника происходит, по-видимому, и старое русское название марийцев — черемисы [8].

Представляется весьма вероятным и логичным, что волжские булгары, а позднее и казанские татары подразделяли подчинённое им немусульманское население на «мирных» и «немирных» инородцев — «чувашей» и «черемисов». Таким образом, в разряд «мирных», т. е. чувашей, совершенно законно попало население правобережья Волги — Горной стороны (предки нынешних чувашей), а также немусульманское население Заказанья, Арской земли — чуваша арские. Население этого последнего района в этническом плане и в волжско-булгарскую, и в золотоордынскую эпохи, и в эпоху Казанского ханства было в этническом плане весьма пёстрым. Наряду с булгарским и кипчакским населением, исповедовавшим ислам, здесь проживали и тюркоязычные немусульманские группы, говорившие, вероятно, на языке, близком современному чувашскому, а также предки южных удмуртов и бесермян. Всю совокупность этого подвластного и платившего подати попеременно Волжской Булгарии, Золотой Орде и Казанскому ханству мирного земледельческого населения булгары и кипчаки именовали «чувашами».

7. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — СПб., 1996. — Т. 4. — С. 376; Räsänen M. Versush eines etymologischen Wörterbuchs der Türkschprachen. — Helsinki, 1969. — S. 175.
8. Напольских В. В. Введение в историческую уралистику. — Ижевск, 1997. — С. 42.

Белых С. К. К вопросу о происхождении самоназвания бесермян. // VIII Петряевские чтения. Материалы научной конференции (24—25 февраля). — Киров, 2005.

Летописи наши смешивают не только Чуваш и Черемис, но иногда называют тех и других Татарами: так в грамоте 1669 года, данной на владенье разными угодьями Кинярской волости, Чуваши Козьмодемьянского и Чебоксарского уездов названы горными служилыми Татарами (*).

(*) Некоторые из селений Ядринского уезда носят чисто татарские названия: Татаркасы, Таторан, Калмык-касы, Пашкуры. Между тем нет прямых исторических сведений о том, были-ли в этих местах Татары.

Матеріалы для географіи и статистики Россіи, собранные офицерами Генеральнаго Штаба. Казанская губернія. Составилъ М. Лаптевъ. — С.-П., 1861 г. — С. 250.

Ясно, что одна часть татар, не названная общим собирательным названием, скрывается в разных ответвлениях правящего сословия — от Кудайгул улана и Муралей князя до «казаков». Другая часть казанских татар — ясачное, феодально-зависимое население, по нашему мнению, зашифрована под наименованием «чуваша». Хотя с таким подходом согласны не все исследователи, подробный анализ вопроса об этнической принадлежности «ясачных чувашей» Казанского уезда второй половины ХVI — начала ХVII вв., позволяет нам отстаивать именно данный вывод. Более того, есть основания полагать, что эта группа имела булгарские этнические истоки.[19]

[19] См.: Д. Исхаков. Татаро-бесермянские этнические связи как модель взаимодействия булгарского и золотоордынско-тюркского этносов // Изучение преемственности этно-культурных явлений. — М., 1980. — С. 16—38; Его же. Об этнической ситуации в Среднем Поволжье в ХVI—ХVII вв. (критический обзор гипотез о «ясачных чувашах» Казанского края) // Сов. этнография, 1988. — №5. — С. 140—146; Его же. Историческая демография татарского народа (ХVIII — нач. ХХ вв.). — Казань: ИЯЛИ АН Татарстана, 1993. — С. 125—130.

Исхаков Д. М. К вопросу об этносоциальной структуре татарских ханств (на примере Казанского и Касимовского ханств ХV — сер. ХVI вв.) // Панорама-Форум — 1995. — Вып. 3.

В 1661 г. по далеко неполным данным на территории бывшего Казанского Ханства было учтено дворов «ясачных татар и черемис, и вотяков по памяти из приказу Казанского двора 33 176 или (если считать в каждом дворе в среднем по 6 чел.) обоего пола — около 200 тыс. чел. [2]

[2] Веселовский С. Б. Сметы военных сил Московского государства 1661—1663 гг. — М., 1909. — С. 45.

Кабузан В. М. Население Приволжского федерального округа Российской федерации в XVII—XX вв. в его современных границах (численность, этнический, сословно-классовый состав). — М., 2002.

Термин «ясачная чуваша» фиксировал сословную принадлежность: наименование «чюваша» (šüäš), по авторитетному заключению лингвиста Р. Г. Ахметьянова, обозначало «пахаря, земледельца» (Ахметьянов).

Татары. — М.: Наука, 2001. — С. 104—105.

Так называемые ясачные чуваши — бесермены локализовывались на основной территории Казанского ханства, исповедовали ислам и в XV—XVI вв. говорили на татарском языке. Их численность значительно превосходила собственно «татарскую» часть господствовавшего в ханстве этноса.

Татары. — М.: Наука, 2001. — С. 105.

В июне в Казани начались волнения. «Чуваша арская» (по-видимому, Арские вотяки) приходили в столицу к ханскому двору «с боем на крымцев» и требовали подчинения русским требованиям («о чем де не бьете челом государю»), но правительство оглана Кучака разогнало толпу мятежников — «с ними билися и побили чувашу».

Худяков М. Г. Очерки по истории Казанского ханства. — Казань: Государственное издательство, 1923. — С. 127.

* [От редакции.] Член-сотрудник императорского Русского географического общества Михайлов (в г. Козьмодемьянске) доставил в редакцию список со старинной грамоты, 1689 года, царей Иоанна, Петра Алексеевичей и царевны Софии Алексеевны на владение чувашами Кинеярской волости деревни Отучевой угодьем, называвшимся Масловым островом. Древность эта хотя по содержанию своему особого значения не имеет, но может иметь интерес для изыскателя в том отношении, что здесь чуваши Чебоксарского и Козьмодемьянского уездов названы «горными служивыми татарами». Грамота написана на свитке и хранится у крестьянина тамошнего уезда села Акрамова Ивана Тюрина, к которому перешла от отца его, бывшего поверенным от общества, по делам межевым.

Михайлов С. М. Грамота об именовании встарь чуваш татарами // Собрание сочинений. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2004. — С. 307.

*** Кинярская волость в Козьмодемьянском уезде существовала до 1840 года, а с сего времени, при переобразовании вновь волостей на основании учреждения Минист[ерства] госуд[арственных] имущ[еств] вошла оная в состав Пихтулинской и Акрамовской волостей. Кинярскою же называлась от села и деревни Киняр; но однакож татар в оной нет, а названы горными татарами собственно чуваши.

Михайлов С. М. Грамота об именовании встарь чуваш татарами // Собрание сочинений. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2004. — С. 308.

** Ныне черемис в этих упраздненных волостях нет, которые, вероятно, смешались с чувашами, или чуваши названы черемисами.

Михайлов С. М. Грамота об именовании встарь чуваш татарами // Собрание сочинений. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2004. — С. 309.

Самое названіе «чувашъ» («тăваш», «тăаш») въ настоящее время не поддается филологическому объясненію. Смыслъ его неизвѣстенъ. Возможно, что это очень древнее слово, корень котораго не входитъ теперь въ составъ другихъ словъ. Возможно, что это слово указывало на образъ жизни или мѣстожительство или имя родоначальника носителей его.

... Даже русскіе, хорошо знакомые съ татарами, мордвой, познакомившіеся потомъ съ черемисами, долго не могли отличить чувашъ отъ другихъ племёнъ, ихъ сосѣдей, верховыхъ чувашъ, они смѣшивали съ черемисами, а низовыхъ — съ татарами; кромѣ того, часто и чувашъ, и черемисъ вмѣстѣ называли «горными служилыми татарами» *).

*) См. въ «Матеріалахъ для географіи и статистики Россіи, собранныхъ офицерами Генеральнаго Штаба. Казанская губернія. Составилъ М. Лаптевъ. С.-П. 1861 г.» Очеркъ «Черемисы».

Комиссаров Г. И. Чуваши Казанскаго Заволжья. // Извѣстiя общества археологiи, исторiи и этнографiи при Императорскомъ Казанскомъ университетѣ. Т. XXVII, вып. 5. — Казань: Типо-литографiя Императорскаго Университета, 1911. — С. 323—324.

54. В дореволюционное время черемисами назывались горные и луговые марийцы (ср. чуваш. çармăс, татар, чирмеш), а до XVIII в. этот этноним распространялся и на чувашей.

Егоров Н. И. Примечания // Хрестоматия по культуре Чувашского края: дореволюционный период. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2001. — С. 46.

Основное источниковедческое значение грамоты заключается, разумеется, не в том, что в ней служилые чуваши названы татарами. Кроме С. М. Михайлова, встречающимся в документах именованием чувашей татарами интересовались В. К. Магницкий, И. Н. Юркин. Как известно, в источниках XVI—XVII вв. чуваши нередко называются «черемисскими татарами». Упомянутые авторы утверждали, что в некоторых документах чуваши именуются татарами. Внимательное изучение источников обнаруживает, что в документах XVI — начала XVIII вв. татарами обычно назывались служилые чуваши. Поскольку в Казанском ханстве почти все татары, за исключением духовенства и слуг, относились к служилым сословиям, и в Русском государстве служилых людей из нерусских народов Поволжья называли татарами. И в публикуемой грамоте татарами названы лишь служилые чуваши, а ясачные чуваши именуются черемисами. Однако и ясачные чуваши юго-восточной Чувашии в источниках XVII в. иногда называются татарами. Публикуемая грамота ценна для изучения социальных и земельных отношений в Чувашии конца XVI в.

Димитриев В. Д. Комментарии // Михайлов С. М. Собрание сочинений. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2004. — С. 481—482.

Он писал: «Чуваши живут с незапамятных времен на той территории, которая входила в пределы сначала болгарского, а потом казанского и частью, кажется, касимовского царств, начиная со времен легендарного киевского князя Кия; искаженные фразы их речи без указания народности занесены в старинные русские письменники, но национальное их имя в исторических актах появляется впервые лишь в первой половине 16 столетия»56.

Магницкии писал о том, что чуваши, несомненно, жили в Поволжье еще раньше, но «в Москве чуваш долгое время именовали собирательным именем «татары».

56 Магницкий В. К. Чувашские языческие имена. — Казань, 1905. — С. 4.

Иванов В. П., Абашева Д. В. Жизнь и деятельность В. К. Магницкого // Василий Константинович Магницкий — исследователь культуры и быта чувашей. / Сборник статей. — Чебоксары, 1989. — С. 21—22.

Изучив архивные источники допетровского времени, Магницкий пришел к важному выводу о том, что население Чувашского края в актах и грамотах называлось «черемисой» или «татарами»; он резюмировал: «Приводимая ниже грамота может служить указателем того, по какой степени произвольно в старые годы проводились в грамотах названия инородческих племен»63. А в другой статье по этому же вопросу Магницкий прямо указывал: «Посильные наши розыски по поводу представленных копий привели нас к выводу, что именем «черемиса» до 1-й ревизии (1718—1722 гг.) в актах именовались официально присурские чуваши»64.

Таким образом, Магницкий требовал критического подхода к историческим источникам, чтобы не впасть в заблуждение, «пропустив» целую народность.

63 См.: Сборник Нижегородской губернской учёной архивной комиссии. — Н.-Новгород, 1900. — Отд. III. — С. 24.

64 Действия Нижегородской учёной архивной комиссии, т. V, с. 43.

Иванов В. П., Абашева Д. В. Жизнь и деятельность В. К. Магницкого // Василий Константинович Магницкий — исследователь культуры и быта чувашей. / Сборник статей. — Чебоксары, 1989. — С. 24.

9 Первое упоминание о чувашах в исторических источниках относится к более раннему времени. А. Лызлов, к примеру, сообщает об участии чувашей в торжествах в Казани в 1508 г. (См.: Лызлов А. Скифская история. — М., 1787. Ч. 1. — С. 96.) Летописное упоминание чувашей к настоящему времени обнаружено под 1521 г. (См.: Типографская летопись. ПСРЛ. Пг., 1921. Т. XXIV. С. 218.)

Николаев Г. А. Комментарии и примечания // Никольский Н. В. Собрание сочинений. Том II. Труды по истории христианизации и христианского просвещения чувашей. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2007. — С. 410

77 Ясак — рента-налог в пользу феодального государства, собираемый с ясачных людей Среднего Поволжья деньгами и хлебом с фиксированной площади земли. См.: Димитриев В. Д. О ясачном обложении в Среднем Поволжье в XVII — первой четверти XVIII веков // Димитриев В. Д. Чувашия в эпоху феодализма (XVI— начало XIX вв.). — С. 241—269.

Николаев Г. А. Комментарии и примечания // Никольский Н. В. Собрание сочинений. Том II. Труды по истории христианизации и христианского просвещения чувашей. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2007. — С. 416.

80 Служилые новокрещены (чуваши, марийцы, удмурты, татары) — принявшие православие бывшие служилые люди, размещенные во второй половине XVI—XVII вв. в городах Среднего Поволжья и несшие военную службу в городах и уездах. Имели небольшие земельные участки, в некоторых случаях жаловались хлебом и деньгами.

Николаев Г. А. Комментарии и примечания // Никольский Н. В. Собрание сочинений. Том II. Труды по истории христианизации и христианского просвещения чувашей. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2007. — С. 416.

Чувашенин, принявший мухаммеданство, уже стыдится именоваться чувашенином и говорить по чувашски, а называет себя татарином. «Я не чувашенин, т.е. не язычник», мыслит он: «я татарин, т.е. правоверующий.

Комиссаров Г. И. Чуваши Казанского Заволжья // Известия общества археологии, истории и этнографии при Императорском Казанском университете. Т. XXVII. Вып. 5. — Казань, 1911. С. 319, 320.

Этническое самоназвание народа «сувар» заменилось на социальное название «чуваш» в связи с насильственным крещением.

Алмантай В. Н. Адёр Н. М. Сувар — древнее название чуваш // Вестник Чувашского отделения Российского философского общества. — Чебоксары, 2010.

Грамоты XVI в. в числе разноплеменного состава населения Вятской земли (русские, удмурты-отяки, татары, марийцы-черемисы) особо выделяют арян — очевидно выходцев из Арской земли, т. е. «из зарубежья». Поскольку, как нам кажется, первоначально Кара-беку и его потомкам Иваном III было позволено «ведать и доход имать» именно с данной категории населения, включавшей в себя южных удмуртов и бесермян (в источниках « [арская] чюваша»), за ними и закрепилось определение арские [князья].

Чураков В. С. Об обстоятельствах появления каринских арских князей на Вятке // Урал-Алтай: через века в будущее. Материалы Всероссийской научной конференции. — Уфа, 2005. — С. 216—219.

Впервые в документах русской администрации этноним «чюваша» применен к бесермянам в 1511 г.

Мадуров Д. Ф. Традиционное декоративное искусство и праздники чувашей. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2004. — С. 5.

Имеется самая ранняя датировка первого упоминания термина «чюваш»: в «Скифской истории» А. И. Лызлова чюваши упоминаются в связи с событиями 1508 г. Книга вышла в свет в 1692 году, в ней дано описание борьбы русского народа с монголо-татарами и турками. А слово «скиф» означало род занятий — скотоводство. И все-таки непонятно: под словом «чюваш» автором упомянуты предки современных чувашей или Чюваша — племя чюдское. Чюди жили в Южной Балтии, в Прибалтике, у Финского залива, Ленинградской области и т. д. (СВУ. Летописный указатель. М., 1927). Чюваша — племя чюдское, народ финно-угорской языковой группы. На это указывает А. Ф. Лихачев в книге «Скифские элементы в чудских древностях Казанской губернии» (Одесса, 1866). О скифах Н. М. Карамзин говорит, что все народы Евразии во времена Геродота назывались собирательными этнонимами скиф и сармат (Карамзин Н. М., 1818, 5—12).

Алмантай В. Н. Кто мы — суваро-булгары или чуваши? Очерки. Изд. 2-е, сокр. — Чебоксары, 2011. — С. 5.

В русских летописях термин «чуваш» упоминается под 1524 годом, когда великий князь Василий Иоаннович, построив на устье Суры град Василь, отправил на Казань войско, и оно на Свияге имело бой, и на том бою «многих князей и мурз, и татар, и чювашу избиша». В данном случае под чувашами подразумевалось население, не находящееся на службе у государства.

Алмантай В. Н. Кто мы — суваро-булгары или чуваши? Очерки. Изд. 2-е, сокр. — Чебоксары, 2011. — С. 5.

Н. М. Карамзин упоминает о чувашах под 1524 годом, но не раскрывает, на каком основании рядом с черемисами, клявшимися в верности Сафа-Гирею, он ставит и чувашей. По мнению В. А. Сбоева, Н. М. Карамзин употребляет его здесь per anticipationem. Людей исповедовавших языческую религию, называли «чувашами». Термин «черемис» означал «храбрый воин» или «лесной человек»; впоследствии, вплоть до начала XVIII века, предков современных чувашей называли «горными черемисами» или «черемисскими татарами».

Как пишет профессор Казанского университета середины XIX века В. А. Сбоев, народ под названием «чуваши» долгое время был вовсе неизвестен и восточным, и западным историкам и географам: «Только в середине XVI столетия он вдруг явился в истории». Таким образом, до начала XVI века ни греческие, ни западно-европейские, ни русские, ни арабские писатели, из которых особенно последние издавна хорошо знали здешний край, не говорят об этом народе ни слова.

Упомянутые в русских актах и летописях начала XVI века собирательный термин «чюваша» трудно привязать к определенному этносу. В Казанском ханстве и в XVI—XVII веках левобережные ясачные чуваши — есть ясачные татары, т. е. «чуваш» — термин не этнический, а социальный, обозначающий ясачного татарина (Е. И. Чернышев, И. П. Ермолаев, Д. М. Исхаков). Это хорошо отражено в Писцовой книге Казанского уезда 1602-1603 годов. В специальном исследовании о татарской деревне второй половины XVI и XVII веков Е. И. Чернышев пришел к выводу, что служилые татары противопоставляли себя ясачным татарам и называли их «чюваша». В царском наказе Казанскому воеводе Ю. П. Ушатому об управлении городом и уездом от 16 апреля 1613 года «татары», «вотяки» и «башкирцы» перечисляются вместе в составе казанских служилых людей. В спорном деле о земле 1642-1643 годов деревня Ащерма Арской дороги называется татарской, а истцы, живущие в ней, «чювашами». В Писцовой книге одни и те же лица (Тогонай Девлеткильдеев, Тууш Тянеев) упоминаются в одном месте как ясачные татары, в другом — как «ясачные чюваша».

Алмантай В. Н. Кто мы — суваро-булгары или чуваши? Очерки. Изд. 2-е, сокр. — Чебоксары, 2011. — С. 6.

То, что термин «чуваш» в XVI — начала XVII века имел социальное значение, доказывается и эпиграфическими памятниками XV—XVII веков.

Алмантай В. Н. Кто мы — суваро-булгары или чуваши? Очерки. Изд. 2-е, сокр. — Чебоксары, 2011. — С. 8.

В русских и западноевропейских источниках XV — начала XVIII века жители правобережной и левобережной части Среднего Поволжья чаще всего названы «горными черемисами». ...Об этом же пишет видный чувашский этнограф и историк середины XIX в. С. М. Михайлов. Он отмечает, что имя «чуваш» не было известно, вероятно, потому, что народ этот скрывался под общим названием «орды» или «татары». Для доказательства он представляет старинную грамоту, данную чувашам в 1689 году в соцарствование великих государей Иоанна и Петра Алексеевичей и государыни Софии Алексеевны, на владение земельными угодьями, называемыми Масловым островом. В данной грамоте чуваши названы «горными татарами». «Вследствие сего должно убедиться, что чуваши действительно скрывались у летописцев русских под именем татар, с которыми они поживали несколько веков в Казанском царстве».

Таким образом, слово «чуваш» не является этнонимом. Изучив труды дореволюционных ученых-историков, я пришел к выводу, что суваро-булгарский этнос до начала XVIII века не знал, что их «окрестили» чувашами.

Алмантай В. Н. Кто мы — суваро-булгары или чуваши? Очерки. Изд. 2-е, сокр. — Чебоксары, 2011. — С. 9.

...двѣ бо черемисы в Казанской области, языки ихъ три, четвертый же язык — варварский и той владѣяше ими... — Горная черемиса — чуваши, населявшие гористый правый берег Волги; луговая черемиса — марийцы, жившие по левому, низменному берегу Волги; кокшайская и ветлужская черемиса — марийцы бассейна р. Кокшаги и р. Ветлуги; третий народ, здесь не названный автором, упомянут им в другом месте (см. сноску 32) — «остяки» — т. е. удмурты; «варварский народ» — татары.

Волкова Т. Ф., Лобакова И. А. Комментарии // Казанская история

чува́ш, род. п. -а — название тюрк. народа, потомков волжск. булгар; чувашин, чувашанин — то же (Мельников). Название чува́ши встречается с ХVI в. в русск. источниках; см. Магницкий, Изв. Каз. Общ. ист. 21, No 2, цит. по Этногр. Обозр. 67, 132. Из чув. tš́ǝ̂vaš «чуваш», которое связано с тур., азерб. jаvаš «мирный, спокойный», уйг. jаbаš; см. Корш, ИОРЯС 8, 4, 22; Рясянен, Тsсh. LW. 89; FUF 29, 200; Рашоньи, Semin. Kondakov. 8, 293. Согласно Немету (Symb. Rozwadowski 2, 221), непосредственным источником этого чув. слова является тат. džуvаš «мирный, радушный», кирг. džuvaš, juvaš. Из чув. заимств. мар. я., у. suas, у. süаs «татарин» (Рясянен, там же; Вихман, JSFOu 30, No 6, 18; Ахмаров, Изв. Каз. Общ. ист. 19, 156 и сл.; см. FUF Anz. 8, 22). От этого этнонима образовано чува́ша «неопрятный человек», тверск., псковск., чуа́шка — то же, вологодск. (Даль). Подзывание свиней чува́ш-чуваш, возм., навеяно созвучиями типа чух-чух, чуш-чуш (Даль).

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. Т. 4 (Т—ящур) / Пер. с нем. и доп. О. Н. Трубачева. — 2-е изд., стер. — М.: Прогресс, 1987. — С. 376.

ЮАШ «смирный, тихий» — бор. тат. йубаш, бор. тк. йоба — «тынычлану» (к. ш. ук юан-уюат-уйоп «тыныч» сүзеннән. (перев: древний татарский йубаш, древний тюркский йоба — «прям., перен. успокаиваться, успокоиться, утихать, утихнуть, стихать, стихнуть» (смотри также юан-у (утешаться, успокаиваться)юат-у (утешить, успокоить)йоп от слова «тихий, спокойный, мирный».

Әхмәтьянов Р. Г. Татар теленең кыскача тарихи-этимологик сүзлеге. — Казан: Тат. кит. нәшр., 2001. — Б. 258. (Ахметьянов Р. Г. Краткий историко-этимологический словарь татарского языка (на тат. яз.). — Казань: Тат. книжн. изд-во, 2001. — С. 258.)

JAVAŠ 1. мягкий, кроткий: javaš kiši кроткий человек (МК III 10);...

Древнетюркский словарь. — Ленинград: Наука, 1969. — С. 248.

Этимологический словарь тюркских языков.  — М.: Наука, 1989. — Т. 4. : Общетюркские и межтюркские основы на буквы «Җ», «Ж», «Й». — С. 51—53. 

В исторических и современных тюркских этот звук (пратюркский начальный j-) даёт различные рефлексы:

в чувашском — ś- (орфографически Ҫ ç), восходит к ʤ-, в булгарских существовали также рефлексы ď- и j-;

 Проблема характера пратюркского начального j- // Википедия

сыуаш чува‘ш; сыуаш ҡатыны (ҡыҙы) чува‘шка; сыуаш теле чува‘шский язы‘к.

сыуашса по-чува‘шски.

Башкирско-русский словарь = Башҡортса-русса һүҙлек : Около 22 000 слов. С приложением Краткого очерка грамматики башкирского языка / Составители: Ахмеров К.З., Баишев Т. Г., Бикмурзин А. М., Каюмова У. М., Саяргалеев Б. С., Терегулова Р. Н. — М.: Гос. издат. иностранных и национальных словарей, 1958. — С. 493.

Всё это заставляет нас предположить, что слово «чăваш» в старину произносилось чувашами несколько иначе, чем теперь, и именно в одной из следующих форм: ćуаććуаз, ćы̆ваć или ćы̆вас (çуаç, çуас, çăваç, çăвас); в этом то более древнем виде оно и было взято черемисами в их богатый чувашизмами язык.

Ашмарин Н. И. Болгары и чуваши. — Казань, 1902. — С. 45.

Итак, на основании совокупности приведенных предпосылок мы можем говорить об исторической преемственности мар. сувас (suvas) и чув. чăваш (t’šăvаš).

Федотов М. Р. Этимологический словарь чувашского языка. В 2-х тт. Т. 2. С-Я. — Чебоксары: Чувашский государственный институт гуманитарных наук, 1996. — C. 399.

Из приведенного обзора различных вариантов слова цуаç, суаç, сăваç, сăвар и тому подобных мы видим, что это старинное название народа чуваш засвидетельствовано в памятниках, начиная с X века, причем, повидимому, в тех формах, которые соответствуют выводам Н. И. Ашмарина, добытым, совсем иным путем.

Ковалевский А. П. Чуваши и булгары по данным Ахмеда Ибн-Фадлана. — Чебоксары: Чуваш. гос. изд-во, 1954. — С. 29.

Однако и независимо от постановки этого знака, чтение «Сӯāр» у Ибн-Фадлана всё же возможно. Ведь здесь речь идёт о передаче иноземного имени, которое в правила арабской графики не укладывается60.

Ковалевский А. П. Чуваши и булгары по данным Ахмеда Ибн-Фадлана. — Чебоксары: Чуваш. гос. изд-во, 1954. — С. 27.

Есть предположение, что название города связано с этнонимом «чуваш» (арабское *** часто заменяет отсутствующий в арабском языке звук «ч», отсюда: суваз — чуваз — чуваш) (Ковалевский, Чуваши к булгары, стр. 35, 101—103). Ал-Гарнати впервые сообщает о большой колонии суварцев (скорее всего купцов) в Нижнем Поволжье.

Большаков О. Г. Примечания // Ал-Гарнати Абу Хамид. Путешествие в Восточную и Центральную Европу (1131—1153 гг.). — М.: Гл. ред. восточ. лит., 1971. — С. 67.

Этимологи предлагают следующую сокращенную схему происхождения этнонима чăваш «чуваш»: савир → сувар → сувас → суваш → чăваш. О. Г. Большаков также считает верной указанную схему. В частности, он уточняет, что арабское ‘с’ часто заменяет отсутствующий в арабском языке звук ‘ч’, отсюда: суваз → чуваз → чуваш [Большаков 1971:67].

Салмин А. К. В. В. Радлов и его труды в контексте чувашеведения. // Блог-конференция Radloff—2012.

Башкиры и татары до сих пор называют чувашей сыуаш. Пример из словаря В. В. Радлова: Кiрäк суваш, кiрäк чiрмĭш, кiрäк āр, кiрäк нiдī кiшi булсын барысыда алланың, мäндäläрi iкäн! «Будь это чуваши, черемисы, вотяки или другие какие-либо люди, все они рабы Божии» [Радлов 1899:1354—1355]. В. В. Радлов же зафиксировал этноним в форме čăваш [çăваш, сьăваш] [РАН, ф. 177, оп. 1. 107:2833].Ссылаясь на надгробные памятники Волжской Булгарии, Азгар Мухамадиев также замечает, что буква с обычно пишется оригинальным образом: с тремя точками внизу. «Это явный признак того, что данная буква имела своеобразное произношение между буквами с и ч» [Мухамадиев 2011:37].

Салмин А. К. В. В. Радлов и его труды в контексте чувашеведения. // Блог-конференция Radloff—2012.

С учетом влияния свойства чувашского языка, что было отмечено ещё Н. И. Ашмариным, которое выражается в чередовании ч, ç, ш (например: шулчă, çулчă, шулçă, çулçă), в первичной основе имени чăваш есть чу=су=шу=çу19Чăваш < шуваш < шубаш < суваш < сувас < субас < субаш [с персидского savar (савар), др.-иран., сак. sabär (caбap) — «наездник»; в < б20] в древнекит. транскрипции субейси (с учетом перехода в чув. су=чу=шу и др.-ир. в=б).

19 Хрестоматия по истории и языку чувашского народа. — Уфа, 1995. — С. 44; Иванчик А. И. Киммерийцы. Древневосточные цивилизации и степные кочевники в VIII—VII вв. до н. э. — М.: РАН. Институт Всеобщей истории. Центр по сравнительному изучению древних цивилизаций, 1996. — С. 281.
Слово SU.BIR (сувар, савир) из письма астролога Аккуллану царю Ашшурбанипалу в VII в. до н. э. иранского происхождения.
20 Егоров Н. И. Оногурская эпоха. // Современный чувашский литературный язык. Том 1. — Чебоксары: Чувашское кн. изд-во. 1990. — § 24; С. 133.

Николаев В. В. Иллюстрированная история чувашей. Книга I. Древняя эпоха — до 500 г. до н. э. — Чебоксары: Фонд историко-культурологических исследований им. К. В. Иванова, 2006. — С. 9.

ЧУВАШ 1. срг. таза, зур гәүдәле кеше (человек высокого роста, здоровенный). Зур таза кешеләрне чуваш диләр; 2. брб. д. бараба татарларының бер төркеме (некоторые из барабинцев, называющиеся этим именем). Пестә татар чувашы булган, урыс чулѵашы булган. Ажбаковлар татар чувашы булган.

срг. — сергачевский говор (Нижегородская область)

брб. д. — барабинский диалект (Новосибирская область)

Большой диалектологический словарь татарского языка = Татар теленең зүр диалектологик сүзлеге : ок. 40 000 единиц / сост. Ф. С. Баязитова [и др. ]. — Казань: Татарское книжное издательство, 2009. — С. 760—761. — На тат. яз.

Суаслама́ры Г. 1. чуваш; представитель чувашского народа. Рушыжы, суасламарыжы, тадаржы, марыжы дӓ шукы вес халыкат улы. В. Патраш. Имеются русские, чуваши, татары, мари и представители многих других народов.

2. в поз. опр. чувашский. Йыдым суасламары столица Шавашарым эртен кешнӓ. В. Патраш. Ночью мы проехали чувашскую столицу Чебоксары. Суасламары йӹлмы доно лӓкшы «Мары шайыштмашвлӓ» сборникеш пецӓтлӓлтӹн. Н. Игнатьев. Вышло в сборнике «Марийские рассказы», выпущенном на чувашском языке.

3. перен. Чувашия, чувашская земля. Суасламарыш кеӓш ехать (идти) в Чувашию.

Словарь марийского языка : В 10 т. Т. 6 : Р-С. — Йошкар-Ола: Марийское книжное издательство, 2001. — С. 303.

çу III уст. некрещёный (о чувашах и марийцах);

-аш (-еш) I

вариант аффикса -ăш (-ĕш, -ш) ; образует от именных основ имена существительные со значением протяжённости, величины: мал «перёд» — малаш «будущность, будущее»; тавра «круг» — тавраш «окружающее, среда»

-аш (-еш, -ш) II

вариант аффикса -ăç (-ĕç, -ç); образует от глагольных основ глаголы со значением взаимного или многократного, интенсивного действия: кăшкăр «кричать» — кăшкăраш «галдеть, кричать (о многих)»

Чувашско-русский словарь: Ок. 40 000 слов / Андреев И. А., Горшков А. Е., Иванов А. И. и др.; Под ред. М. И. Скворцова. — 2-е изд., стереотип. — М.: Рус. яз., 1985. — 712 с., ил.

+š (+ïš, +iš) сущ.; редко: bögüš ‘понимание’ (bögü ‘мудрый’), baɣïš ‘связки (сустава)’ (baɣ ‘верёвка’), terkis ‘быстрота’ (terk ‘быстрый’).

Древнетюркский словарь. — Ленинград: Наука, 1969. — С. 633.

Çу-чăваш, так называли чуваш, которые жили наполовину по-христиански, наполовину по-мусульмански [в Избахтине (Кавал) их было несколько дворов. Там жили и татары-магометане. Çу-чăвашсем хоронили умерших отдельно, детей не крестили, волосы носили длинные]. Изамб. Т.

Ашмарин Н. И. Словарь чувашского языка. : В 17 т. Т. 11—12 / Н. И. Ашмарин. — Чебоксары: Чувашское государственное издательство, 1936. — С. 200.

ÇУ VI неизвестное слово. Встреч. в соединении: çу-çармăс, çу-чăваш — так называли чуваш, которые жили наполовину по-христиански, наполовину по-мусульмански. Хоронили умерших отдельно; детей не крестили, волосы носили длинные (Ашм. Сл. XII, 200); ср. чув. çур/çурă половина.

Если эта этимология верна, то термин çу-çармăс приписывали тем черемисам (мари), которые, живя в гуще чувашей, сделались наполовину чувашами, потеряв свой язык и обычаи.

См. Егоров ЭСЧЯ, 215.

Федотов М. Р. Этимологический словарь чувашского языка. В 2-х тт. Т. 2. С-Я. — Чебоксары: Чувашский государственный институт гуманитарных наук, 1996. — С. 129.

ÇУ III — слово это сохранилось в сочетании çу-çармăс и известно только в 2—3 деревнях Вурнарского района; проф. Н. И. Ашмарин определил его как 'враг-черемисин' (ср. тюрк. яг, ягы). Так понимать это слово у нас нет никаких оснований: ни в чувашских, ни в марийских преданиях и фольклоре нет никаких указаний на то, чтобы между этими народами происходили вооружённые столкновения. Если и существуют среди чуваш пословицы и поговорки вроде Çармăс Атăл урлă каçсан тин астунă, тет или Атăл урлă каçсан çармăса та ăс кĕнĕ, тет (Ашмарин. Сл. XII, 66) «Когда мариец перешел через Волгу, тогда только к нему вернулся рассудок (тогда только он вспомнил)», то это говорит только о том, что по приходе булгар на Волгу марийцы поспешно переселились в левобережные лесистые места и окончательно обосновались здесь. Легко вскрыть истинную этимологию этого слова, если сопоставить его с бытовавшим в старое время в чувашском языке словом çу-чăваш. Так называли чуваш, которые жили наполовину по-христиански, наполовину по-мусульмански (Ашмарин. Сл. XII, 200). И среди марийцев, живших по соседству с татарами и чувашами, были такие люди. Следовательно, çу в этих словах восходит не к тюркскому jaɣ 'враг', а к чувашскому çур 'половина'.

Егоров В. Г. Этимологический словарь чувашского языка. — Чебоксары: Чувашское книжное издательство, 1964. — С. 215—216.

Ветьке Э. чуваш, ветькень чувашский. Ср. (??) удм. микроэтноним ватка (возможно, из *vӓtkӓ, vetkӓ). Если ветьке имеет фу происхождение, то здесь -ке суфф., а вет' - ср. М. идь, Э. эйде ребёнок. Ср. (?) мар. л. и. Веткан. ЭСМЯ II 78—79: веда (по Мокшину Н. Ф.) 'мордовское название чувашей' связывает с основой гидронимов на вет- от морд. ведь или мар. вӱд вода. Неясно, в Чувашском Поволжье как будто нет заметных гидронимов на Вет-, Вед-.

Вершинин В. И. Этимологический словарь мордовских (эрзянского и мокшанского) языков. Т. 1 (Аба — Кеверь). — Йошкар-Ола, 2004. — С. 50.

Говоря об идее «мусульманского миллета», казанский исследователь А. Хабутдинов пишет: «вплоть до начала XX века «татары» как самоназвание не было общепринятым для предков большинства будущих членов татарской нации», так как «члены нации чаще всего называли себя «мусульманами» (в противовес христианам)». Таким образом, ставка была сделана на подмену понятий и стереотипные представления, существовавшие в обыденном сознании русского населения: на западе живут немцы, а на востоке — татары. Например, еще в официальных документах XVIII века англичане именовались аглицкими немцами, шведы — свейскими, испанцы — шпанскими и т.д. Аналогичным образом, появились такие искусственные конструкции, как кавказские, азербайджанские, в том числе и казанские, татары, хотя на территории Евразии, начиная с XIII века, когда Чингиз-хан истребил подлинных татар Монголии, не было ни одного народа, использовавшего данный этноним в качестве самоназвания (автонима). В XV—XVIII вв., по имеющимся источникам, жители Казанского края именовались чувашами. Причем, не только в качестве экзонима, но и автонима. Не случайно, первый русский историк В.Н.Татищев писал: «Вниз по реке Волге чуваши, древние болгары, наполняли весь уезд Казанский и Синбирский». В отличие от современных чувашей, они были мусульманами. Таким образом, в период Казанского ханства существовали две группы чувашей — языческая и мусульманская. Чуваши-мусульмане писали арабским алфавитом на чувашском языке, о чем свидетельствуют эпитафии Булгара. В русских писцовых книгах, начиная с XVII века, для различения языческой и мусульманской частей названного народа употребляются сословные названия «ясачные чуваши» и «ясачные татары». Стремление последних манифестировать свою принадлежность к исламу и отделить себя от «неверных» чувашей привело к вытеснению автонима «чуваш» и замене его конфессиональным названием «мусульмане». Ш.Марджани находил такое положение вещей, то есть отсутствие собственного этнонима, ненормальным. Поэтому, пользуясь терминологической путаницей, предложил именоваться татарами. Как пишут современные исследователи, «Марджани стремился объединить в единый татарский миллет всех мусульман округа Оренбургского духовного собрания, независимо от их племенных названий: булгар, татар, мишар, башкир, казахов, ногайцев, сибирских татар, а также по возможности исламизировать кряшен, чувашей и угро-финские народы края». Целью создания новой нации было политическое, идеологическое и религиозное противостояние русификации и христианизации. Проект Марджани был схож с попытками сформировать булгарскую идентичность в XVIII веке.

http://www.vatandash.ru/?artic...

Словари

Елистратов В. С. Словарь русского арго (материалы 1980—1990 гг.). — М.: Русские словари, 2000. — 694 с.

Тришин В. Н. Большой словарь-справочник синонимов русского языка системы ASIS, версия 8.0, 3 июля 2012 г. на 431 тыс. слов.

Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. / Владимир Иванович Даль. — М.: Рус. яз. — Медиа, 2003.—Т. 4: Р — Ѵ. — 2003. — 688 с., 1 портр.

 

Дополнительная литература

 

Чернышев Е. И. Татарская деревня второй половины XVI и XVII вв. // Ежегодник по аграрной истории Восточной Европы 1961 г. — Рига, 1963. — С. 174—176.

Чернышев Е. И. Селения Казанского ханства. // Вопросы этногенеза тюркоязычных народов Среднего Поволжья. Казань, 1971. — С. 282—283.

Исхаков Д. М. От средневековых татар к татарам нового времени. — Казань, 1998. — С. 58—60, 80—102.

Димитриев В. Д. О последних этапах этногенеза чувашей. //Болгары и чуваши. — Чебоксары: ЧНИИ, 1984. — С. 39—43.

Скворцов М. И. Чувашский языковой материал в «Писцовой книге Казанского уезда 1602—1603 годов». // Межязыковые взаимодействия в Волго-Камье. — Чебоксары: ЧГУ, 1988. — С. 89—101.

Список с писцовых книг по г. Казани с уездом [1565—1568 годов]. — Казань, 1877.

Список с писцовой и межевой книги города Свияжска и уезда. — Казань, 1909.