Почему сейчас мы называемся чувашами?

История этнонима

Недавно читал лекцию по истории предков чувашей, но перед этим решил опросить группу молодых людей по предмету курса. Задал простой вопрос: «Кто такие чуваши, и что вам известно об их истории?» От группы в 30 человек я услышал сплошные «не знаю» и лишь одну робкую попытку, звучащую как «были какими-то дикарями». Но я их не виню, потому что прекрасно понимаю причины подобной безграмотности. Сегодня мы постараемся поговорить об истории чувашского народа. Разумеется, формат накладывает свои ограничения, а потому тема будет конкретная — история нашего самоназвания, или «почему мы называем себя чувашами?» 

Мордовка, черемиска, чувашка, финн

Мордовка, черемиска, чувашка, финн. Иллюстрированная энциклопедия народов России. СПб, 1877. Изображение с сайта etnosy.ru

У каждого древнего народа существует самоназвание — слово, которым называют себя сами представители данной народности. Это самоназвание в научных кругах именуется этнонимом, и бывает так, что оно трансформируется и изменяется в течение всей истории народа. Например, помимо современного этнонима, признанного официальным, встречаются исторические самоназвания, использовавшиеся в прошлом. При этом их может быть несколько, как в случае с нашими собственными, чувашскими этнонимами.

По данным этнографов, чуваши совсем недавно, еще в XIX-XX веках, помнили два своих исторических этнонима — «булгар» и «сувар». Этот факт отразил в своих работах чувашский историк Василий Димитриевич Димитриев.

Булгары (или болгары) — это огурские кочевые племена, пришедшие в европейскую часть современной России приблизительно из районов Северного Пакистана. Они перекочевали вместе с первыми волнами гуннов, при этом периодически враждуя с ними.

Сувары по виду укладовой деятельности относятся к земледельцам. При этом не просто к земледельцам, а к древнейшим их представителям. Первые упоминания о них связаны с Дагестаном.

Таким образом, перед нами два совершенно разных народа, каждый из которых имеет свою собственную историческую судьбу и географическую траекторию. Следуют вполне резонные вопросы: «Каким образом они могли оказаться равноправными предками чувашей? Может быть, наши предки в древности существовали отдельно?» Чтобы дать ответ, необходимо познакомиться ближе с историей происхождения нашего современного самоназвания — этнонима «чуваш».

Первые упоминания такого этнонима, как «чуваш», относятся к 1521 году и изначально никак не были связаны с нашим народом. В русских письменных источниках XV-XVII веков им именовались бесермяне — малочисленный народ позднесарматского происхождения, ныне проживающий на северо-западе Удмуртии. Если быть точнее, их называли «чепецкими чувашами».

По мнению языковеда Ю. Немета, изначальное происхождение этнонима таково: «… тюркский этноним чăваш (чуваш) идентичен с волжско-тюркским словом živaš (спокойный, скромный, мирный). То же следует сказать и о киргизском родовом названии živaš = чăваш. У нижних кумадинцев есть род чабаш (мирный, миролюбивый, медленный). Все три последних имени принадлежат к одной семантической группе, представляя собой своеобразные прозвища».

Это говорит о том, что изначально ни один народ не мог образоваться под подобным именем. Слово «чăваш» могло стать этнонимом лишь в каких-либо искусственных или экстремальных ситуациях. Как и произошло с нашими предками.

Дело в том, что в XV-XVI веках сувары и булгары оказались в крайне неблагоприятных обстоятельствах. С одной стороны, татары не могли простить упорное сопротивление, оказанное нашими предками с 1209 по 1242-1275 гг. С другой стороны, московиты, еще помнившие свои столкновения с серебряными булгарами и выполнявшие свой долг перед Золотой Ордой. Если бы в те времена кто-то из предков чувашей осмелился назваться булгаром или, уж тем более, суваром, то ему попросту отрезали бы голову.

Чтобы выжить во времена геноцида, наши предки начали использовать другие этнонимы. Этому способствовало также то, что на Среднюю Волгу начали проникать новые переселенцы, которые практически не ориентировались в здешней этнополитической обстановке. Произошла трансформация исторических самоназваний наших предков, а потому народ начал постепенно принимать новый этноним — «чăваш» (чуваш), что означало «миролюбивые».

Таким образом, этноним «чăваш» был принят как вынужденная мера, спасавшая народ от тотального геноцида. Что же тогда означает этноним «болгар»?

Различное написание слова «болгар» объясняется тем, что на арабском и на русском языках оно выглядит по-разному. Возможно, потому повсеместно используется в письменных источниках другое написание — «булгар».

До возникновения государства Великая Болгария племенами применялись различные этнонимы: вунногуры, кутригуры, утигуры, сарагуры, альциагуры и т.п. Где «гур» означает «бык» или «племя». И все эти племена враждовали между собой. Но вот в 632 году они ненадолго объединились и создали государство Великая Болгария, где мы вместо большого разнообразия встречаем только одно название — булгары. После гибели Великой Болгарии в конце VI века этноним «булгары» вновь уступил место всевозможным племенным обозначениям вунногуров, кутригуров и прочих «быков — племен».

Позже этноним «болгары» имел довольно широкое применение. Дело в том, что под летописными «болгарами» подразумевалось население эрзянских и мокшанских городов X-XIII вв., а также древние марийцы. Булгарами также являются ары (удмурты), башкиры, буртасы (поздние сарматы), сувары, меря и многие другие народы. Очевидно, термин «булгар» мог означать некое состояние народов в рамках его общей государственности. Своего рода обобщенным названием всех племен, входящих в состав булгарских государств. Чувашский язык объясняет этот термин, как призыв: пул хар — «будь един».

Таким образом, для предков современных чувашей этноним «болгары» являлся политонимом (от древнегреческого πολιτική — «государственная деятельность» и όνυμα — имя, название). Связан он был с существованием на территории Среднего Поволжья в IX-XIII веках такого государства, как Серебряная Булгария (больше известное как Волжская Болгария).

Теперь о более древнем этнониме нашего народа — савир (сабир). Существует растиражированное предположение, что

«…савиры — потомки угров из Западной Сибири». Однако гипотеза эта малообоснованна, поскольку нет ни одного источника, где бы упоминались раннесредневековые сабиры в Сибири. Зато в V — VII вв. сабиры (савиры) уверенно локализуются в Дагестане и на Северном Кавказе.

Очень часто савиров (сабиров) считают одним из гуннских племен. Эти утверждения основаны на персидских и византийских источниках, где они именуются гуннами-савирами. При этом забывается, что савирская княгиня Боарик в 528 году разгромила кавказских белых гуннов.

Этноним «сувар» является трансформацией и исторически преемственен этнониму савир (сабир). В отличие от огурских племен, сувары были выдающимися земледельцами. По сведениям средневекового арабского географа Шамсуддина ал-Мукаддаси: «Сувар — на этой же реке. Жилищами в нем служат шатры; у суварцев обильные посевы и громадные хлеба». И в этом плане их уклад жизни полностью сопоставим с укладом чувашей, славившихся древнейшими земледельцами и первыми садоводами в Средней полосе России.

В таком случае исторический путь «сабир» (сувар) — чувашей становится очевиден. Земледельцы двигаются в меридианном направлении вслед за уходящей на север «зоной активного земледелия». Сегодня эта полоса начинается от Нижней Суры и уходит в Европу. Обычный же путь кочевников проходит по параллелям — с востока на запад. И в этом случае становится понятной роль исторических столкновений савир (сувар) с кочевниками гуннами, хазарами, огурами и татарами.

Итак, историческое самоназвание чувашского народа — «сувар» (или субар). Однако вокруг этого этнонима сегодня существует целый ряд спекуляций. Связано это с событиями века XX, когда после Великой Октябрьской революции была полностью истреблена чувашская интеллигенция. А вместе с ней и наиболее образованная часть чувашского общества, подлинная национальная элита, способная защитить интересы своего народа. И сегодня мы ощущаем последствия этих событий.

Культура нашего народа стала объектом спекулятивных манипуляций, поскольку мы потеряли власть в своей республике, а значит, и динамику собственного развития. Способствовали этому и предвзятая трактовка истории чувашей, и отсутствие какого-либо изучения в НИИ, не говоря уже о преподавании нашей истории в школах.

Как итог, сегодня сам этноним «чуваш» в глазах многих людей ассоциируется с чем-то безнадежным и пустым. Люди стали покидать свою малую родину, что, в свою очередь, побудило поиски «новой» исторической точки отсчета. У нас уже нет желания называться чувашами, а это открывает простор для разного рода спекуляций.

Например, начали вытаскивать на свет «научную» статистику Синода, по которой выходит, что абсолютно все чуваши являлись ортодоксальными христианами. При этом даже не учитывается тот факт, что в советское время все 100% чувашей официально были воинствующими атеистами. Делается это с целью денационализации чувашского народа путем закрепления в христианстве и окончательной идентификации нас с русскими.

«Зачем?» — спросите вы. Собственная культура — это собственный вектор развития. А любое развитие, к сожалению, воспринимается у нас как нечто опасное. Лучше смотрите телевизор — там вам и спляшут, и споют, и байку на ночь расскажут.

Как быть в этой ситуации? Понятно, что исторически наш народ оказался зажатым между двумя идеологическими центрами. Для того чтобы не произошел подрыв национального самосознания нашего народа, необходимо оглянуться на свой исторический след и на данные современной науки.

Да, сегодня мы называем себя чувашами. Но это вовсе не означает, что и завтра мы будем так называться, поскольку любой этноним имеет свойство трансформироваться и изменяться. Необходимо четко осознать, что наш собственный средневековый этноним — «сувары» (раннесредневековый «савиры, субиры»), а политоним IX-XIII веков — «булгары». И знание это необходимо не просто так, а для того, чтобы понимать свою культуру. Что, в свою очередь, нужно для сохранения и развития этой самой культуры. Иначе как еще каждый из нас сумеет осознать свое место в мире и ответить на фундаментальный вопрос личности: «Кто я такой?».

Игорь Фёдоров, Дмитрий Мадуров