Челкумаги — деревня моя

Михайлов A. M., Анатольев В. Н. Челкумаги — деревня моя. — Цивильск: Цивильский издательский дом, 2012. — 166 с.УДК 908
ББК 26.89 (2 Рос. Чув)
       М69

Михайлов А. M., Анатольев В. Н.
Челкумаги — деревня моя. — Цивильск: Цивильский издательский дом, 2012. — 166 с.

В книге изложена история деревни с давних времен до наших дней.
Даны сведения о народных обычаях и обрядах. Рассказано о жизненном пути знаменитых уроженцев деревни.
Также показана современная жизнь населённого пункта. Подробно освещена история школы, сведения о выпускниках, современном состоянии учебно-воспитательной работы в этом учебном заведении, приведены сведения об учителях и учениках.
 

Содержание

Часть 1

1. История деревни
2. История коллективизации деревни
3. Краткая история школы
4. Они были первыми
5. Старинные обычаи деревни
6. У частники войн
7. Список погибших воинов-односельчан в Великой Отечественной войне.  
8. Подробно о себе (рассказ Михайлова А. М.)
9. Служба на атомном полигоне
10. Рассказ младшего брата о себе

Часть 2.

1. Современная история деревни
2. История нашей школы
3. Знаменитые выпускники школы
4. Учителя школы
5. Лучшие ученики школы
6. Ветераны педагогического труда

 

История деревни

Моя деревня, где я родился и вырос, называется Челкумаги. По-чувашски название деревни «Чул кăмака». Если это перевести на русский язык, то получается «Каменная печка». Можно предположить, что мою деревню назвали Челкумаги лишь по той причине, что вблизи деревни в глубоких оврагах было огромное богатство — строительный камень. В давние времена отопительные печи выкладывали из природного камня, что лежит в оврагах. В 1936 году в нашем овраге добывали камень в большом количестве для строительства автодороги Канаш — Чебоксары. Камни на место стройки возили на тракторах с двумя увесистыми прицепами- тележками. По сей день здесь в овраге много камня. Многие жители деревни используют эти камни при строительстве дома для закладки фундамента.

Мою деревню нередко величают с приставкой «Кибечи». Известно, что таких «Кибечей» в округе три. Это — село Малые Кибечи, деревни Средние Кибечи и Нижние Кибечи. Село Малые Кибечи расположено в 3 километрах с восточной

5

стороны. Деревни Средние и Нижние Кибечи расположены совсем рядом с западной стороны. Название деревни «Кибечи» привезено переселенцами с реки Кама. «Кибечи» в переводе с татарского означает «купец». Действительно, татарское слово «кибетче» в переводе на русский язык означает «продавец, торговец, лавочник» (примечание Анатольева В. Н.). Деревня Челкумаги появилась в 1670 году. Нашу деревню называли Челкумаги-Кибечи потому, что она была тесно связана с другими Кибечами, находящимся рядом (Средние Кибечи, Нижние Кибечи). Другие Кибечи ещё раньше занимали места и обустраивали свои хозяйства, имея тесные связи с челкумагинцами. Ранее эти Кибечи составляли одно земельное общество. Однако деревня Малые Кибечи имела земельные участки отдельно от других Кибеч. Все три Кибечи (кроме Малых) сначала были названы как Большие Кибечи. Хотя деревня Малые Кибечи была как отдельная, обособленная, однако имела тесные связи с Большими Кибечами. Старожил деревни Янтиково Игнатьев Василий слышал от ветеранов той деревни, что в то время контора волостная была в Больших Кибечах. Ранее, в старину, в деревне Средние Кибечи проживали 3—4 семьи русской национальности. Характерно то, что жители 4-х Кибеч в целях мирной и спокойной жизни старались строить дома совместно, а также было общее для них кладбище, где хоронили усопших со всех деревень Кибечи. Причем тогда кладбище было размещено в середине деревни. А впоследствии — в конце деревни у оврага, где также хоронили усопших из деревни Малые Кибечи. Это называлось старое кладбище.

Из истории известно, что чуваши в течение нескольких веков переезжали на наш берег Волги из-за войн. В 1770—1780 годах по указу царя началась христианизация. Вследствие этого, было устроено новое кладбище, где также хоронили умерших с трёх деревень Кибечи. Примерно в 1876 году, когда в селе Высоковка построили церковь, каждая деревня (4 Кибечи) стали иметь свои кладбища. В первое время в деревне

6

Челкумаги дома начали строить в двух местах: на той стороне оврага и на этой, причём, не соблюдая, будут ли здесь улицы или нет. Вначале здесь было всего 16 дворов. Они размещались поближе к воде. В деревне колодцев с водой не было. Для хозяйственных надобностей воду возили на лошадях 30—40-ведерными бочками. После царского указа строить дома продолжили по улице. При строительстве деревни учитывали противопожарную безопасность. Первые улицы появились поближе к оврагу, значит к воде. Впоследствии появились другие улицы. Примерно в 1890 году в деревне уже было 63 крестьянских двора.

По всему, ранее вокруг деревни был дремучий лес, куда люди ходили за ягодами, грибами, орехами. Причем ходили туда с опаской, поскольку в этих лесах жили цыгане, образуя свой табор. В лесу росли вековые дубы. Это отличный строительный материал, поэтому еще во время царизма иностранцы заказывали здесь изделия из дуба. Например, бочки, кадки, паркеты половые, корыта дубовые и даже гробы дубовые для усопших. Заказы поступали из Петербурга. Приезжали в эти места кораблестроители, которые покупали дубовый материал для строительства морских кораблей. Специалистов- кораблестроителей называли матросами, а охраняющих готовые изделия из дерева — стрелками. С тех пор всех лесников, охранявших лес стали называть стрелками.

Вначале три Кибечи (Средние, Нижние и Челкумаги) составляли одно земельное общество, где земля, вода, пастбище, лес были едиными. Лес называли всенародным и этот лес, при надобности, делили на три части, т.е. на три деревни. Жители всех трех деревень Кибечи жили дружно и в согласии. Тогда леса были распложены вплотную к строящимся домам, и чтобы построить новый дом или заиметь участок для посева, надо было выкорчевывать вековые дубы и другие деревья. Эти работы были очень трудными. При строительстве домов использовали местный материал (глина, камень). Причем бревна, доски, жерди для огорода обрабатывались вручную.

7

Для того, чтобы засеять поле, надо было полностью выкорчевать участок леса. Поэтому каждому крестьянину давали задание, например, рубить лес подальше деревни. Но крестьяне не всегда это выполняли. Поэтому они наказывались. Например, виновных выгоняли зимой на улицу босиком. По этому вопросу здесь в основном главенствовали царские чиновники. Для уборки урожая люди ходили 10—12 км от села и, как правило, ночевали в поле семьями. Из-за дальних посевов от села, посеянные участки навозом не удобрялось, поэтому урожаи были плохими. В нашей деревне были мужики, которые своими руками построили мельницу- крупорушку. Такими крестьянами были Моисей Гаврилович и Зиновий Кириллович. Такие мельницы приводились в движение использованием лошадей. Почти все деревенские избы были покрыты соломой, смоченной в глиняной жижице.

После организации колхоза в деревне с землей навели порядок: каждому селу были выделены земельные участки рядом с деревней. После окончания сенокоса, деревенские жители, отмечали это как праздник. По рассказу 130-летнего жителя Средние Кибечи Тихона Петровича, деревни под названием Кибечи существуют и в других местах. Например, под городом Алатырь, в Комсомольском районе. После того, как наши прапрадеды переехали в эти места издалека, хотя они уже и умели строить деревянные дома из бревен, как видно, избы были с отоплением по-черному, поэтому в первый период печки начали строить из камня. Камни были как бесценный строительный материал также, как и дерево. Поэтому много было названий деревень и сел, имеющих название деревьев. Было время, когда царское самодержавие в целях раскола общества, чтобы народ не мог объединиться против царя, принимало меры по их разъединению. По этой причине издается указ об образовании в России разрозненных хуторов. Здесь инициатором был министр Столыпин. Началось расселение крестьян по небольшим хуторам. В 1912 году из деревни Челкумаги и других деревень отделились в хутор в районе

8

железнодорожного разъезда «Кибечи» девять хозяйств. На хуторе были построены новые дома, каждой семье были наделены земельные участки. Этот хутор просуществовал там несколько десятков лет, а ликвидирован лишь с начала коллективизации.

История коллективизации деревни

Во время Гражданской войны и после жизнь в деревне улучшилось намного. Единоличные хозяйства не могли прокормить страну. Поэтому правительство и Ленин приняли решение о коллективизации сельского хозяйства в стране. Поэтому уже в 1930 году в деревне Челкумаги начали организовывать колхоз. Но для руководства такими большими хозяйствами надо было иметь специалистов и сильный деревенский актив. Для этой цели еще в 1928—29 годах начали готовить кадры. Для руководства колхозами надо было выбирать людей из числа комсомольцев, бедняков, преданных Советской власти. Кроме того, надо было агитировать крестьян для вступления в колхоз. Пропагандистом в этом плане был Михаил Смирнов, немалую агитационную работу проводили учитель Яков Ефимов, крестьяне Вершинин Алексей, Андреев Сидор, Михаил Васильевич, а также комсомольцы Павел Николаевич, Николай Ефимович, Илья Ефимович, Сорокин Алексей, Тимон Никифорович. В дальнейшем, наиболее активных в колхозном строительстве жителей деревни по зову ЦК партии направили на 6-ти месячные курсы, где готовили различных специалистов сельского хозяйства, в том числе и работников МТС. Все активисты ходили по дворам крестьян и агитировали их вступить в колхоз. В каждую неделю собирали их на собрание и убеждали о превосходстве колхозного строя перед единоличным хозяйством. Для этой цели приходили также в деревню учителя из деревни Малые Кибечи. При отсутствии в деревне радио и телевидения, газет и журналов,

9

такая агитация давала положительные результаты. Для подписки на газеты и журналы не хватало средств.

В первые дни организации колхоза семена, плуги, бороны и другой сельхозинвентарь находили сами члены артели. Для содержания лошадей не было больших конюшен. Для этой цели использовали конюшни частных лиц. Первый председатель колхоза Данилов Афанасий и счетовод Ефимов Николай активно занимались укреплением колхоза. В 1931—33 годах достаточно быстро колхоз укрепился по возделыванию сельхозугодий и получению высоких урожаев. Надо было заниматься и другим более важными делами. Вскоре был построен сельский клуб и конюшня на 80 лошадей. Однако в это время в деревне были и такие люди, которые активно агитировали крестьян не вступить в колхоз, терроризировали их. В основном, такими были кулаки, антисоветчики и истинно верующие. Уже в 1932 году некоторые колхозники вышли из артели по собственному желанию. Колхоз вначале назывался «Канаш». В первое время было 3 бригады, а во время войны бригад было 4. В каждой бригаде было 35—40 лошадей. Во время уборочной страды колхозники ночевали в поле, молотили зерно цепями в ночное время. Для молотьбы иногда использовали конную молотилку. Иногда молотили даже до Нового года в зимнее время. За работу платили не деньгами, а трудоднями. За каждый трудодень колхозники получали по 3 килограмма зерна и другие сельхозпродукции.

В колхозе не было ни одного гектара пустующих земель. Ежегодно зерновыми засеивали по две тысячи гектаров. В зимнее время на санях вывозили лес из железнодорожной станции Киря, а в летнее время перевозили камень для строительства шоссейной дороги, и всё это бесплатно. Председателями колхоза в разное время работали: Данилов Афанасий, Николаев Михаил, Семенов Сергей, Миронов Архип, Сорокин Алексей, Титов Дмитрий, Андреев Сергей, Гаврилов Петр, Ефимов Николай Ефимович, Ефимов Герасим Ефимович, Никифоров Тимон Никифорович, Васильев Михаил Васильевич.

10

В разное время бригадирами работали: Иванов Ефим Иванович, Григорьева Наталия Григорьевна, Леонтьев Федот Леонтьевич, Ефимов Герасим Ефимович, Михайлов Андрей Михайлович. Бухгалтером колхоза работал Леонтьев Филипп Леонтьевич, а счетоводом Захаров Петр Захарович.

Во время Великой Отечественной войны вся тяжесть работы в колхозе легла на плечи женщин и подростков. Они выполняли всю работу, причем в основном вручную, по обеспечению наших воинов, воевавших на фронтах, продуктами питания и обмундированием. Сами при этом часто оставались без куска хлеба. Работали в летнее время по 12—14 часов в сутки без выходных дней. Никто не жаловался на трудности, так как все понимали, что это необходимо для победы над фашистами. Вот имена некоторых людей, работавших в то время в колхозе: Хрисанова Мария, Антонова Ольга Михайловна, Семенова Мария, Михайлова Галина, Гордеева Мария, Кириллова Елизавета, Моисеева Антонина, Прокопьев Николай, Прокопьев Филипп, Яковлев Николай, Прокопьев Михаил, Степанова Ефросинья, Григорьев Семен, Николаев Михаил, Николаева Меланья, Филиппов Иван, Филиппова Евдокия, Яковлев Дмитрий, Яковлев Фёдор, Семенов Сергей, а также ученики старших классов Челкумагинской школы. Учебный год тогда начинался с 1 октября.

В 1944 году на территории деревни Средние Кибечи была открыта мастерская по пошиву военного обмундирования, где работали и жители нашей деревни Челкумаги. При этом в мастерской для освещения использовали керосиновые лампы, а швейные машины приносили из дома. В деревне во время войны проживали эвакуированные женщины, примерно 10 человек из блокадного Ленинграда. За короткое время их научили пользоваться ручным серпом, и они принимали участие в уборке урожая. Колхозники и подростки привлекались для работы в строительстве оборонительных сооружений на Волге, в реконструкции ближайшего аэродрома, расположенного между трех деревень: Высоковка, Средние Кибечи, Челкумаги.

11

В зимнее время во время войны жителей деревни привлекали, особенно в ночное время, для уборки снега на железнодорожном разъезде «Кибечи», в сельском совете была организована команда из жителей деревни и учителей школы, круглосуточно дежурившая на дороге, идущая в райцентр Шихазаны. Колхозники помогали фронту, отправляя посылки с теплыми вещами, махоркой, сухарями. А жители деревни Калиновский Николай, Михайлов Петр работали в ВРЗ, сутками ремонтируя вагоны и легкие танки. В 1952 году колхоз собрал неплохой урожай — 18 центнеров с гектара.

Председателем колхоза с 1950 года был Ефимов Степан. Ефимов Степан Ефимович 1904 года рождения, уроженец деревни Челкумаги. Достаточно грамотный, хозяйственный, хорошо разбирался в политике. За время работы председателем поднял колхоз на достаточно высокий уровень. Был честным, порядочным, никогда не увлекался спиртными напитками. Был физически крепким мужчиной. При нём в деревню провели водопровод, построили кирпичную птицеферму, электрическую мельницу, получили впервые комбайн. Но комбайн давал очень много отходов, потери зерна и соломы были большими. Был заложен фруктовый сад на 12 гектарах. Главным садоводом был Николай Анисимов, который усердно ухаживал за садом. Он создал свой питомник, где выращивал молодые саженцы для следующей посадки. В саду содержали 15—20 пчелиных семей с ульями.

Колхоз имел конный двор (заведующей была Егорова Ольга Петровна), пожарный двор, где было организовано круглосуточное дежурство, имелись лошади и телеги с бочками, наполненные водой, вышка для обзора деревни. Завхозом работал Семёнов Еремий Семёнович, кладовщиком — Иванов Никит Иванович, в состав ревкомиссии колхоза входили Егорова Ольга Петровна и Семенов Антон Семенович.

Во время войны правление колхоза распространял среди колхозников облигации государственного займа, а собранные деньги вносили в Шихазанскую сберкассу для фонда обороны

12

страны. Эти деньги туда отвозил счетовод колхоза Захаров Петр Захарович в течении 2-х лет постоянно. Правление колхоза заключал договор для обработки земель с Шихазанской МТС. За работу платили зерном, причем немало. Долгое время кузнецом колхоза работал инвалид войны Григорьев Василий Григорьевич. Начальником отдела кадров службы движения станции Канаш Казанской железной дороги работал Сергеев Спиридон Сергеевич. Одним из славных ветеранов лесного хозяйства Чувашской Республики был уроженец деревни Челкумаги Фёдоров Захар Фёдорович 1899 года рождения, участник 3-х войн: империалистической, гражданской и Великой Отечественной. Погиб во время Великой Отечественной войны под Сталинградом. Имел звание «Заслуженный лесоработник Чувашской Республики». Постоянно работал в Яншиховском лесхозе и Канашском леспромхозе. До мобилизации на фронт работал начальником лесосклада разъезда Кибечи, где была организована заготовка и погрузка дров на паровозы воинских эшелонов, идущих на фронт.

В настоящее время в деревне проживают труженики тыла: Васильева Валентина Васильевна, Григорьева Ольга Ивановна, Иванова Дарья Абрамовна, Кузьмина Александра Степановна, Мартынов Семен Мартынович. Заслуженным авторитетом пользуются в деревне ветераны труда Яковлева Ольга Васильевна, много лет проработавшая в школе учителем технологии и заведующей пришкольным участком, Васильева Алевтина Михайловна, проработавшая санитаркой в Челкумагинском фельдшерско- акушерском пункте, а затем в Среднекибечском офисе врача общей практики, Николаева Нина Кирилловна, много лет проработавшая в Челкумагинском фельдшерско-акушерском пункте фельдшером, ветеран войны Григорьев Петр Григорьевич. Уважаемым и знаменитым человеком в своей деревне является известный писатель и поэт Чувашии Анатолий Кибеч.

13

Из воспоминаний ветерана труда Спиридонова Петра Спиридоновича, жителя деревни Челкумаги: «колхоз в Челкумагах был создан в 1932 году и назывался «Канаш». В 1952 году колхоз объединился с деревней Средние Кибечи. В 1968 году колхоз превратили в совхоз «Урожай». Долгое время совхоз возглавлял ветеран Великой Отечественной войны Фомин Николай Фомич. При нем совхоз был одним из передовых хозяйств в районе. Было много сельхозтехники и получали неплохие урожаи, содержали молочно-товарные, свинотоварные фермы, овцефермы. За добросовестный труд рабочие совхоза получали премии и государственные награды. В 1990 году мне вручили Орден Славы 3 степени. Я работал трактористом 40 лет. Имею звание «Заслуженный механизатор Чувашской АССР». У меня несколько медалей и Почетных Грамот. Очень жаль, что совхоз обанкротился в 2001 году».

14

Краткая история школы

В 1903—1904 годах в деревне начали обучать крестьян грамоте, хотя и таковых, как школа, здесь не было. Как помещения для учебы, использовали дома крестьян Самуила Ивановича, Моисея Ивановича, Трифона Дмитриевича, Хрисан Алексеевича и других. Когда была открытая маленькая школа, здесь первым учениками были Егор Прокофьевич, Абрам Артемьевич, Моисей Кузьмич, Дмитрий Яковлевич. Причем в одном помещении учились ученики нескольких классов. Например, в доме Трифона Дмитриевича (дом достаточно большой, светлый) учились ученики со 2-го по 4-й класс в количестве 30—40 ребятишек. До революции среднее образование имел лишь Алексей Илларионович, ставший впоследствии священником.

Первая официальная школа была открыта в 1922—24 годах в пятистенном доме дьякона из Высоковской церкви. После нескольких лет учебы в этой школе в деревне появились достаточно грамотные по тем временам люди. Из них Левентий Михайлович, Ефим Зиновьевич, Иван Кузьмич и другие. Из них Никифор Алексеевич, как наиболее грамотный, впоследствии работал на ответственных работах: секретарем сельского совета, председателем сельсовета, секретарем партийной ячейки, казначеем в Высоковском Земстве. Остальные «грамотные» каких-либо заметных должностей никогда не занимали. После того, как дом дьякона пришел в негодность, государство выделило средства для строительства новой школы. Все это по ходатайству Степана Ефимовича, работавшего в то время в сельском совете.

Первым заведующим школой — четырехлеткой был Яков Ефимович. Эту школу ввели в строй в 1935—36 годах. Впоследствии была уже построена семилетка между двумя деревнями Челкумаги и Средние Кибечи. Ученик этой школы

16

Ефимов Анатолий Ильич впоследствии выучился на кандидата педагогических наук. Новую школу семилетку строили жители в основном 3-х Кибеч. Возили на лошадях бревна, плотники помогали делать деревянный сруб и т.д. Челкумагинская начальная школа ранее находилась в районе оврага. Школа представляла собой пятистенный деревянный дом. В одной половине занимался один класс, в другой — еще один. Внутри класса были 5-6 парт и на каждой парте сидели по 5 учеников. В классах было печное отопление, и освещались классы керосиновыми лампами. В первую смену обучались 1—2 классы, а после обеда во вторую смену учились 3—4 классы. Учителями тогда работали Архипова Мария Архиповна, Фёдорова Ольга Фёдоровна, Михайлов Андрей Михайлович, Петрова Евгения Петровна.

Часто в школе показывали фильм «Чапаев». Для показа фильма использовали динамик, дающий электрический ток с ручным приводом. Киномеханик заставлял ребятишек крутить динамик, каждый крутил одну часть фильма. При этом киномеханик забирал у ребятишек головные уборы. Тот, кто крутил, смотрел фильм бесплатно, ему затем киномеханик возвращал головной убор. Школа была огорожена забором. Внутри забора были кухня, сарай для хранения дров. В передней части здания был сад. Ученики ухаживали за этим садом, поливали, сажали новые деревья, убирали засохшие. Рядом располагался участок, где выращивали овощи. Ученики школы тоже активно работали в летнее время на этом участке. В школе тогда нас воспитывали в духе уважения друг другу, особенно почитали своих родителей и учителей.

Железную дорогу, которая проходит рядом с деревней, построили в 1899—93 годах. Наш век- это век техники. В 1910 году уже начали появляться автомашины. В 1915 году через нашу деревню проехала легковая автомашина в сторону села Высоковка. Жители тогда говорили, что автомашина появилась из Казани и проехала в город Цивильск. Чтобы полюбоваться автомашиной жители побросали свои  дела и вышли на дорогу,

17

однако, они увидели только пыль и хвост автомашины. Некоторые даже из-за любопытства трогали руками следы автомашины, оставленные на дороге. В 1916 году в небе стали появляться самолеты. Были случаи, во время уборки урожая серпами, когда бабы испугались гула самолета и появления на небе чудо-машины, прятались кто куда: под солому, телегу, под снопы, уложенные для сушки и т.д. А когда впервые появились паровозы на железной дороге, тоже местные жители пришли смотреть технику, но когда паровоз дал первый громкий гудок (сигнал), все жители от испуга разбежались по домам. Через некоторое время жители деревни начали работать на железной дороге. Долгое время на железной дороге работали Анисимов Пётр Анисимович, Иванов Роман Иванович, Емельянов Федот Емельянович, Илларионов Михаил Фёдорович, Ефимов Кирилл Ефимович и другие.

В деревне грамотных крестьян было мало. Однако кое-кто умел пользоваться планами земельных участков крестьян, указанных в картографии местности. В нашей деревне владеющим такими картами был единственный Трифон Петрович, которого в деревне называли по прозвищу «Левша». По всему «Левша», используя свои знания, иногда допускал нежелательные для тёмных крестьян поступки (отмеривал земельные участки кому больше, а кому меньше гектаров и соток). Участки земельные отмеривали в зависимости от количества едоков в семье крестьянина. Впоследствии обязанности землемера выполняли жители деревни Иван Никитич (по прозвищу «Тахмас»), после него — Уничем Васильевич. Однако, с 1904 года, когда в деревне появились несколько наиболее грамотных крестьян, пользоваться земельными картами прекратили.

18

...

Старинные обычаи жителей деревни

Как в старину провожали на солдатскую службу

В старину мужчины в солдатах служили по 25 лет. Поскольку в то время не было железной дороги, призванным солдатам туда и сюда приходилось идти пешком. Для этого приходилось им идти долгие недели. Причём, кто ушёл в солдаты, о них в деревне вскоре забывали, по возвращении не

23

давали землю. Поэтому в то время были и дезертиры, уклонявшиеся от призывов, которые прятались и проживали в лесах, расположенных поблизости к деревне. Таких людей называли «таркăнами».

Жители деревни, служившие в армии 25 лет: 1. Солдат по имени Сергей — дед Емельяна Петровича. 2. Солдат Яков — дед Федота Леонтьевича. 3. Солдат Никифор — дед Евсея Кирилловича. 4. Солдат Гаврил — дед Ефима Ивановича. 5. Солдат Семён — дед Пелагеи.

С давних пор призванные в армию лица провожались со всеми почестями. Приглашались в гости, дарили платки и т.д. Будущий солдат пел предуходную в солдатскую службу песню со своими друзьями и сверстниками, размахивая связкой многочисленных платков, и проходил по всем улицам деревни. Родственники и соседи приглашали в свой дом будущего солдата и его друзей и сажали за заранее приготовленный стол с гостинцами. Хозяева угощали всех пивом, а на плечо солдата вешали вышитое полотенце. При этом все читали молитву, обращаясь к богу со словами: «Да хранит тебя бог и вернёт тебя домой живым и невредимым!».

Уходящих из дома на 25 лет в солдаты провожали так, как будто они едут умирать. Родственники на дорогу готовили еду и припасы в специальный мешок. Несколько позже, кое-где уже вернувшихся солдат домой стали признавать как уважаемых людей. Если такие люди обзаводились семьями и у них появлялись дети, то в церкви при регистрации и крещении указывали «Отец — солдат Иван». Многие эти обычаи проводов в армию до сих пор сохранились в деревне. Например, уходящий в армию поёт предуходную песню со своими друзьями, проходя по улицам деревни и размахивая связкой платков. Родственники и знакомые приглашают его в свой дом и благословляют на солдатскую службу, и при этом на плечо вешают вышитое полотенце.

24

Как здоровались при встрече

Ранее порядочные люди друг друга уважали, при встрече друг с другом кланялись, обменивались хорошими словами. Бедные люди и богатые в этом плане были равны: кланялись прилюдно или без посторонних лиц. Люди несколько хмельные, когда они шли по улице, доходя до двора какого-нибудь Ивана или Петра, кричали, например, привет Ивану или Петру, или хлеб и соль Ивану, Петру. Эти слова были как бы уважением этим людям. Первым здоровались более молодые. В наше время эти обычаи соблюдают в основном люди пожилого возраста. Они при встрече друг с другом пожимают руки, кланяются, снимая головной убор, желая друг другу здоровья.

Религиозные ритуалы

До принятия в нашей деревне православной веры, жители деревни молились не в бога, а соблюдали религиозные ритуалы, аналогичные староверцам. Ритуалы староверцы проводили в том месте, где была расположена водяная мельница. В то время, да и сейчас, там есть так называемая «Иван-гора». Люди здесь собирались в определённое время и молились, а после этого обедали из общего большого котла. Чашки и ложки приносили каждый для себя. Кроме того, крестьяне молились каждый день, выходя из дома, во дворе, кланялись в сторону амбара неизвестному богу». Такие ритуалы называли «Киремет». После принятия православия все жители деревни исправно посещали церкви и молились. При этом соблюдали все православные обряды, крестили новорожденных и венчались только в церквях. В нашей деревне церкви не было, и нет её и сейчас, поэтому жители деревни ходили в церковь села Высоковка, которая существует и поныне. Село Высоковка расположено на северо-западе от нашей деревни.

25

Как молодые женились и выходили замуж.

В зимнее время женщины и молодые девушки занимались прядением из шерсти на самодельных деревянных станках. Такие занятия проходили не только в избах, но и в чёрных тёплых банях после мытья семьи. Несмотря на нищенский образ жизни, молодые девушки выходили замуж. При этом всегда соблюдался обряд сватовства. Для сватовства в дом невесты жених приглашал самых близких родственников. Родители жениха брали вышитое полотенце, каравай хлеба, бочонок пива и круг домашнего сыра. Они были символами изобилия и благополучия будущей семьи. Во время сватовства родители договаривались о сроках проведения свадьбы, какой выкуп должен был платить жених за невесту, кого из родственников делать посаженным отцом. Женихи, как правило, выезжали за невестой на хороших лошадях, как заправские кавалеристы на сёдлах. В момент, когда невеста выходила из отцовского дома, жених «угощал» её нагайкой 3 раза. С того момента она, якобы, была женой жениха. Это означало также, что с этого момента отец невесты передаёт её в руки жениха. Нередко были случаи, когда невест похищали насильно, а затем жениха и невесту родители запирали на ночь в амбар. После этого они уже выезжали в церковь на венчание. После того, как состоялось венчание, по обычаю, они не имели права разводиться. Любили они друг друга или нет, они должны были прожить свой век только совместно. В настоящее время некоторые обычаи сохранились: обряд сватовства, венчания.

Как наказывали воров

В то время, когда деревенские дома строили без обозначения и понятия «улица», далеко друг от друга, все это для жуликов и бандитов было на руку. Заходи, бери, убивай — никто не слышит. По этой причине амбары

26

строили дверями в сторону избы, а люди побогаче строили двухэтажные амбары. Причем на нижнем этаже хранились менее ценные вещи, а в верхнем этаже — более ценные. Более богатым в нашей деревне были всего 1—2 семьи. Такие семьи крыши дома и амбаров покрывали деревянным тесом, а впоследствии — даже листовым железом.

В начале строительства деревни в наших местах много было жулья, которые воровали не только продукты сельского хозяйства, но даже женщин и животных. Однако когда дома стали строить на близком расстоянии друг от друга, по принципу «улица», жуликам труднее стало откровеннее заниматься воровством сельхозпродуктов, мелких животных. Поэтому они начали воровать лошадей не только во время их нахождения на пастбище, но и в условиях содержания их во дворах крестьян. В 1910 году стоимость одной рабочей лошади доходила до 30—40 рублей, что составляло 70—80 пудов ржи, что было очень выгодно для грабителей и воров. В то время, если крестьянин остается без лошади, это означало почти гибель семьи. Работать негде, вокруг никаких предприятий, где можно было заработать, крестьянину продавать нечего, чтобы содержать семью. Даже если хорошее помещение, хлев для содержания лошади, жулики ухитрялись похищать лошадей, перетаскивая их через лабаз, используя для этого бревна, толстые доски и веревки.

Однако, если местные жители ловили таких воров, то им пощады не было. В 1913 году неизвестный, ранее судимый, был намерен украсть лошадь у крестьянина Зиновьева Кирилла. Однако, вора местные жители заметили. Местные жители говорили, что его куда-то выпроводили. А куда и в какую страну — никто не знает. Ранее местные жители имели право в отношении провинившихся принять меры, такие как отработать где-то в строительстве домов, погребов, сараев и т.п. А в отношении убийц, крупных грабителей имели право отправлять их в ссылки в Сибирь сроком до 25 лет. В нашей деревне крестьянин по имени Терентий после ссылки вернулся из

27

Сибири и прожил в деревне до 1913 года и умер здесь по старости. В 1890 году в нашей деревне человек по имени Уничем за систематические хулиганские поступки по решению народа деревни был отправлен в Сибирь на 25 лет. Вернулся он оттуда после революции 1917 года. После чего работал на железной дороге до преклонного возраста. В старости никто за ним не ухаживал. Вообще в то время крестьяне не уважали воров и жуликов, и ненавидели откровенно.

Были случаи, когда попадался мелкий жулик, прилюдно таких людей наказывали розгами или водили таких по деревне и заставляли кричать: «Я вор, жулик!», чтобы никто и никогда не занимался воровством. Однажды у крестьянина Герасимова Устина украли лошадь, а подозрение пало на односельчанина Васлея. За это, якобы по ошибке, его избили до полусмерти. Другой случай, когда крестьянин по имени Дмитрий похитил две подводы не обмолоченных снопов и привез себе домой. За это его местные жители избили по ступням ног. Этот человек после этого ослеп и вскоре скончался безвременно. Даже в 1921 году за кражу картофеля, беря жулика за руку, водили по деревне и заставляли кричать, что он жулик. С жуликами и ворами жители вообще не общались, не садились вместе с ними даже обедать. Было два случая, когда ворующих лошадей избивали до смерти. Вообще, на вернувшихся из ссылки в деревню, смотрели как на хищных зверей. При царской власти провинившихся, в тюрьму  не сажали. Они просто наказывались на месте по усмотрению местных жителей. Одного вора зарезали серпом во время уборки урожая, другого убили ножом в конторе волостного исполкома. В настоящее время воров так не наказывают, этим занимаются соответствующие органы милиции и прокуратуры.

Праздники

В летнее время до начала уборки зерновых в поле молодые парни и девушки ближе к вечеру собирались в заранее

28

установленное место, где они пели песни, плясали, играли во всевозможные игры. Все это было слышно издалека. Впечатление такое, что будто вся деревня празднует. Такие веселые компании расходились лишь с наступлением темноты. Молодые люди с целью чаще встречаться друг с другом посещали церковь, рынки, ярмарки. Самым ближним базаром в то время был базар в селе Высоковка. Это деревня в 4-х километрах от нас и там же была церковь, куда по понедельникам собирались и молодые, и пожилые. Здесь на базаре продавали почти все, что нужно было крестьянину: мануфактура дешевая, платки (назывались красным товаром) обувь, рубашки, брюки и т.п. Почти рядом стоит церковь, куда ходили все после посещения базара.

Наиболее приемлемым увеселительным местом для молодежи была деревня Малые Кибечи. Такие праздники называли карнавалом в честь дня коронования царя. Здесь в этот день молодые и старые радовались, выпивали, знатных людей вознаграждали поднятием их на руки и вверх, так по несколько раз. Увеселительными днями также были праздники, так называемые «Троицкие праздники». Такие праздники проводились после окончания посевной кампании на окраине леса под названием «Пекат». В назначенный для праздника день здесь собирались молодые и старые жители деревень Малые Кибечи, Средние Кибечи, Нижние Кибечи, Верхнее Дивлизерово, Челкумаги-Кибечи. Показывали всевозможные спектакли, участвовали художественные самодеятельные коллективы, организовывали танцы и пляски, а также спортивные соревнования. Старики и старухи ходили туда с целью возможного подбора для своих сыновей невест. Даже в зимнее время люди, особенно молодежь, находили время для развлечений. Для этой цели они собирались на вечеринки где-нибудь в более свободном помещении (изба, баня). Такие вечеринки по-чувашски назывались «улах». Здесь девушки пряли, вышивали, а парни выбирали себе невест. Парни и девушки встречались здесь, используя всевозможные

29

религиозные даты. Например, крещение, Новый год, масленица, святки, рождество, Пасха.

Как праздновали пасху (мăнкун)

Пасху праздновали целую неделю. Парни и девушки в овраге катались на санках, танцевали прямо на улице без музыки. В старину для таких целей в деревне использовали музыкальные инструменты гусли и шăпăр (волынка). Пасха — праздник встречи весеннего нового года по древнечувашскому календарю. Название «мăнкун» переводится на русский как «великий день». Взрослые в эту праздничную неделю ходили к родственникам. Непременно приглашали в гости названых отцов и матерей новорожденных детей, новых зятьев и сватов, а также других родственников. В гости ходили с большим количеством гостинцев, а также каждый приносил свое пиво. На столе всегда были крашеные яйца. Гости и хозяева брали в руки по одному яйцу и стучали их поочередно. Последнее не разбившееся яйцо клали к иконам, веря, что оно принесет в дом удачу. Большое количество гостинцев должно было способствовать богатству и благополучию хозяев. В свою очередь хозяева также старались богато одаривать гостей. Отцы и матери — восприемники детей приносили им по рубашке. Дети же должны были одариваться рубашками на своей свадьбе.

Считалось, что дети приносят в дом счастье, здоровье и благополучие. Поэтому, если в первый день Пасхи в дом приходил мальчик, считалось, что коровы принесут бычков, овцы — баранов. Но телки и ярочки были желаннее. Поэтому мальчики старались пропустить вперед себя девочек. Зашедшего первым, на руках переносили в передний угол и сажали, подложив подушку, на стул перед столом, угощали как можно лучше. Дети при этом должны были сидеть смирно, иначе, якобы, птицы не будут высиживать птенцов. Некоторые из этих обычаев сохранились до сих пор: крашение яиц, хождение к

30

родственникам с гостинцами, первого пришедшего в гости сажают на подушку, угощают как можно лучше.

Как праздновали Акатуй

Акатуй — весенний праздник чувашей, посвященный земледелию. Этот праздник объединяет ряд обрядов и торжественных ритуалов. В старом чувашском быту «акатуй» начинался перед выходом на весенние полевые работы и завершался после окончания сева яровых. После Пасхи чуваши начинали готовиться к весенним полевым работам: ремонтировали сельскохозяйственные орудия, готовили семена. Для проведения ритуальной части «акатуй» заранее варится пиво, готовятся съестные припасы, красятся яйца. Празднование «акатуй» в разных домах начинается в разные дни. Праздник продолжается неделю.

Приготовившийся к празднику, в определенный день созывает родственников и соседей. К их приходу в избе накрывается богатый стол. Во главе стола ставится братина с пивом, в середину стола на специальном вышитом полотенце — блюдо с караваем хлеба и кругом сыра. Как только соберутся все приглашенные, хозяин назначает одного знающего ритуал старца руководителем, и тот приступает к исполнению своих обязанностей. Каждому из присутствующих подносится кружка пива, ломтик калача с сыром. Как только раздача заканчивается, руководитель запевает старинную песню «Алран кайми аки-сухи», что в переводе на русский означает «сев и пашня — вековечное дело наше», и все подхватывают эту песню. После завершения песни под руководством старца все совершают моление, обращаясь в сторону приоткрытых дверей.

В старом чувашском быту все дома в деревне строились дверями на восток. В молитвах чуваши спрашивали у бога и подчиненных ему добрых духов обильного урожая, прибыли скота, богатства и здоровья членам семьи, всем родственникам, соседям и знакомым. После завершения молитвы все съедали

31

свою долю, выпивали свои кружки и усаживались за стол. Тут начинался пир горой. Обильные угощения должно было способствовать такому же обильному урожаю хлебов.

Для завершения ритуальной части праздника «акатуй» каждая родственная группа выходила в озимое поле. С собой брали каравай пшеничного хлеба, круг сыра, яйца, пшеничные или ячменные колобки и пиво. Все участники ритуала в праздничном одеянии и шли с песней. В поле все устраивались в конце загона, обращаясь лицом на восток. Старший родич, обращаясь к духам земли, читал молитву и «угощал» их кусочками принесенных съестных припасов и пивом. Каждый из присутствующих в честь духов земли отливал несколько капель пива и разбрасывал по озимому клину крошки хлеба и сыра. Вся деревня, проводя ритуальную часть праздника «акатуй», выходил на весеннюю пахоту.

По окончанию всего цикла весенних земледельческих работ проводилась торжественная часть праздника «акатуй». К самому торжественному заключительному циклу «акатуя» начинали готовиться заранее. По улицам верхом на лошади гарцевали юноши. Они собирали призы для награждения победителей на соревнованиях. Молодежь разъезжала по деревне с длинным шестом, к которому молодушку привязывали свои лучшие полотенца и тканые пояса. Молодые люди для участия в скачках готовили лошадей, щедро кормили их овсом. Для проведения соревнований составлялось своеобразное жюри из почтенных и влиятельных стариков.

В день «акатуя» деревня принимала праздничный вид, на улицах царило веселое оживление. Соревнования происходили на лугу за деревней. Обычно выбирали место рядом с рекой и лесом. Многие отправлялись на «акатуй» на подводах, тарантасах. Лошадей сбрую празднично украшали, в гривы вплетали разноцветные ленты и кисти из шерстяной пряжи, дугу обертывали цветной тканью или полотенцем. На опушке леса на почетном месте усаживались старики — члены комиссии. Около них вкапывали в землю длинный шест с полотенцем на

32

верхнем конце — флаг «акатуя». Когда народ собирался, начинались состязания: бег, скачки, прыжки, борьба, стрельба из лука по цели и т. д. Как правило, состязания начинали мальчики. Сначала соревновались в беге на полверсты. Победители получали до десятка яиц. Детей сменяли взрослые, они бегали на дистанцию от одной до двух верст.

Самым популярным видом соревнования на «акатуе» является борьба на поясах. В качестве пояса используется полотенце. Каждый борец держит полотенце в руках, охватывая им талию противника. Борьбу также начинали мальчики, постепенно очередь доходила до взрослых. Оставшийся непобежденным борец получал титул богатыря. Его обычно награждали бараном. Одним из центральных моментов на состязаниях праздника «акатуй» были конные скачки на три, пять, иногда и до восьми верст. Победителям скачек дарили вышитые полотенце, призы обычно привязывали к шеям лошадей. К сожалению, этот обычай в деревне в настоящее время не сохранился.

Ниме

«Ниме» — коллективная помочь, устраиваемая односельчанами при выполнении трудоемких и хлопотных работ. Этот обычай сохранился в деревне и по настоящий день. «Ниме» не имеет определенных сроков проведения, однако чаще всего к коллективной помощи прибегали при строительстве нового дома. Возведение дома сопровождалось обрядами. По традиции по углам дома на первый венец клали шерсть, крест (часто из рябины), в переднем углу избы — медные монеты. После укладки двух-трех нижних венцов сруба справлялся древний обряд угощения кашей. Соблюдение этих обычаев, по представлению чувашей, должно было принести хозяевам счастье, уют и тепло в новом доме, оберегать от злых духов. Обрядовая каша по случаю закладки основания дома сопровождалось молитвой: «Пусть основание будет крепким,

33

дом живет до своей старости. Дай, бог, жить с детьми при добре и здравии». Молитву читали также на новоселье: «Сегодня мы собрались в новом доме зажечь огонь, дать ему новую жизнь. Пусть в этом доме всегда будет удача, будет порядок и уют; его обитатели пусть будут крепкими и здоровыми. Пусть в этом доме никогда не потухнет огонь. В этом доме пусть будет изобилие хлеба, скота; перед людьми, ступающими через его порог с благословением, пусть ломится стол от яств...».

Обычно «ниме» проводится в течение дня. Все в течении дня работают усердно и обычно до позднего вечера. Вечером в доме хозяина собираются все участники «ниме». Хозяева дома в благодарность за работу угощали всех односельчан. Тяжелая работа завершалась праздничным застольем. Перед уходом гости усаживали хозяев во главу стола, подносили им по ковшу пива и затягивали благодарственную песню, низко кланялись хозяевам и расходились по домам с традиционным «тавсси!» — «спасибо за угощение!».

Вырма

«Вырма» — это жатва, уборочная страда. В старину хлеба убирали вручную — жали серпами. Это был изнурительный и трудный, вместе с тем весьма ответственный период в годичном трудовом цикле крестьянина. Хлеб — венец всех трудов земледельца — на жатве уже ощущается реально, весомо, а не в мечтах только. Даже небольшая горсть резанных серпом ржаных стеблей — это добрая ломоть хлеба. А, сколько, таких ломтей в снопу, в копне! Одним из множества трудовых ритуалов было зажинок.

Самая проворная женщина в семье развязывала серп, увязанный еще в прошлом году последней сжатой в поле горстью стеблей ржи, и срезала первую горсть. Перемешивала старые стебли с новыми, разбрасывала их перед собой на ниву, и произносила благодарственную молитву духам земли: «О, Батюшка — Земля, Матушка — Земля! Спасибо вам, что вы благополучно перевели

34

нас со старого хлеба на новый. Дайте нам силушек, чтобы жать, так же быстро как птицы скачут, работать временами шагом, временами бегом! Помилуй, Боже, не оставь нас!». В такой момент всех охватывает приподнятое, праздничное настроение. От процедуры зажинка так и веет торжественностью, благоговейностью. Рожь, сжатая серпом, не теряла в поле ни одного колоска, ни одного зернышка. Девять снопов колосьями вверх прислонялись друг другу, образуя подобие шалашика. Сверху, как шапку, надевали десятый сноп. Русские называют это суслоном, а чуваши «дамской прической». В урожайный год с одного суслона намолачивали до пуда, а то и более зерна. Жали с самого раннего утра до сумерек. Жали и взрослые, и дети с девяти-десяти лет.

Совсем маленьких детей вывозили в поле на детских колясках, за ними присматривали ребята постарше. Красивое это было зрелище жнитво: девушки и женщины в расшитых красным белых рубахах, в полном праздничном серебряном убранстве. Хрустящий звук перерезаемых серпом стеблей сливался с серебряным звоном монист, трелями жаворонков. Ведь чуваши говорили, что в страду и домовой не усидит дома, непременно выходит в поле. Не труд, а праздник, — может показаться со стороны. Но это был труд, изнурительный труд хлебороба!

Перед окончанием жатвы на последнем загоне из сжатого хлеба связывают особенно большой сноп. Высокий — в человеческий рост — толстущий сноп олицетворял изобилие. Хозяйка загона забирает все серпы, выдергивает недожатый пучок и им связывает серпы вместе. Наконец складывают последние снопы в копна, берут с собой самый большой сноп и с песнями возвращаются домой. Снопы на току складывали в большие кладки на подставках. Это делалось, чтобы спасти хлеб от мышей. В настоящее время этот обычай полностью утерян, да и необходимости в этом нет, так как хлеб убирают с помощью комбайнов. Серпы теперь можно увидеть только в музеях и в некоторых домах деревни.

35

Как совершали первый выгон скота

Крестьяне в нашей деревне до революции 1917 года разводили лошадей, коров, овец, коз, гусей и куриц. Лошадей содержали зимой в утепленных конюшнях, кормили сеном, соломой, овсом. Летом конский табун жители деревни пасли поочередно, при работе на полях, отдаленных от селения, устраивали стойла. В страду, когда днем приходилось работать, лошадей пасли ночью под присмотром на лугах, на опушках.

Зимой скот содержался в скотном загоне, на ночь его закрывали в хлев. Ягнят и телят держали в избе или в утепленном помещении. Первый выгон совершался при особых обрядах в «легкий» день. Его поручали женщине, у которой руки считались «легкими». Обычно перед выгоном совершали моление. Вперед пропускали корову черной или белой масти; считалось, что если первой пойдет красная корова, будет пожар. Через околицу перед первым выгоном люди бросали яйца. В настоящее время эти обряды в деревне не соблюдаются, хотя люди содержат домашний скот и каждой весной выгоняют их на пастбища.

Как в деревне варили пиво

В дореволюционный период и после популярным напитком в нашей деревне являлось пиво, без которого обходился редкий обряд. Вначале зерно ссыпалось для разбухания в корыто с водой. Через трое суток его высыпали в кучу, и зерно проращивалось. Время от времени кучу разбрасывали и вновь собирали. Затем его долго сушили на лавках жарко натопленного овина. Всего на приготовление солода уходило 9—12 дней. Сухой солод размалывался на мельнице. Не менее трудоемким был процесс пивоварения. Для этого почти каждый крестьянский двор имел лачугу, в летнюю пору пиво нередко варилось на берегу реки. При соотношении один пуд солода на

36

шесть ведер кипяченой воды солод тщательно перемешивался в кадке. Потом кадку закрывали пологом, чтобы солод подластился. Через пять- шесть часов в кадку снова наливали кипяченую воду, и после этого сусло в кадке настаивалось. Чистую часть сусла отливали в другую кадку, а гущу процеживали через солому в корыте. С корыта процеженное сусло вытекало в кадку. Его кипятили в котле и снова процеживали.

Закваска делалась из хорошего солода, дрожжей и муки. Все это перемешивалось, затем смесь кисла. Когда начиналось активное брожение, закваску отливали в кадку с суслом, приговаривая при этом: «Скорей броди, шуми, как шумит весенняя вода. Почетные гости приехали, пить хотят, скорее броди. За белым зайцем гонятся, оседлав белого коня, постелив на него белый войлок, так же поспешай». Вместе с закваской в сусло выливали отвар хмеля. Все компоненты перемешивались, кадка тщательно закрывалась пологом. Сусло бродили сутки. Затем готовое к употреблению пиво процеживали через сито. Для повседневного потребления готовилось некрепкое пиво, а для праздников — густое, крепкое.

Как в деревне соблюдали ритуал трапезы

Обрядовая трапеза — это блюдо праздничного или ритуального назначения — свадебные, похоронно-поминальные, жертвенные. Трапезы бывают домашние и общественные. При приходе гостей крестьяне показывали свое гостеприимство, выставляли на стол наиболее ценные припасы, имевшиеся дома или заранее приготовленные для гостей. Гостевыми блюдами являлись шăрттан (маленькие сушеные ломтики мяса), сырки, масло, мед; не требовавшие много времени на приготовление горячие лакомые блюда, сваренные вкрутую и поджаренные яйца, пресные лепешки. Угощение начиналось с пива. Гостю предлагалось выпить подряд три раза — это предписывалось традицией. Гости приносили с собой гостинцы — это бочонок

37

пива, каравай хлеба, сыр. Характер гостинцев зависел от обстоятельств — праздника, обряда, торжества. Некоторые обычаи сохранились до сих пор. В гости идут с гостинцами, особенно в праздники.

38

 

Использованные источники

Рукописная книга «Размышления в одиночку». Автор: полковник в отставке Михайлов Андрей Михайлович, уроженец деревни Челкумаги.
Рукописная книга «На волнах судьбы». Автор: полковник в отставке Михайлов Андрей Михайлович, уроженец деревни Челкумаги.
Рукописная книга «Они сражались за Родину». Автор: полковник в отставке Михайлов Андрей Михайлович, уроженец деревни Челкумаги.
Культура Чувашского края. / Сост. М. И. Скворцов. — Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1994.
Фото экспонатов школьного краеведческого музея. Фотографии Анатольева В. Н.

 

Разделы: