Чувашия в эпоху феодализма

Димитриев В. Д.
Чувашия в эпоху феодализма. — Чебоксары, 1986.
 

 


С. 294—325

К вопросу о заселении юго-восточной и южной частей Чувашии

Одним из положительных результатов вхождения чувашского народа в состав России (середина XVI в.) было расширение занимаемой им территории. Этот весьма интересный вопрос в исторической литературе не освещен. В настоящей статье даются некоторые сведения о заселении юго-восточных и южных районов Чувашии.

Юго-восточная часть современной Чувашии, территории Яльчикского, Комсомольского, Батыревского, Шемуршинского, отчасти Ибресинского районов, была обитаема с глубокой древности. По всей вероятности, земледельческая культура в этих лесостепных черноземных районах зародилась ранее, чем в северных районах Чувашии. В IX—XIII вв. юго-восточная часть Чувашии вместе с правобережными районами современной Ульяновской области входила в состав основной территории Болгарского государства. Население этих районов еще в болгарское время, надо полагать, значительными струями просачивалось в северные районы. Монголо-татарское нашествие XIII в. нарушило спокойную жизнь людей и условия мирного хозяйствования. Уже в это время, вероятно, усилилось перемещение на север местного населения, представлявшего собой прямых предков современных чувашей. Однако до второй половины XIV столетия в бассейнах Карлы, Булы и Кубни основная масса жителей оставалась на месте.

Переломным временем в жизни обитателей этих районов явилась вторая половина XIV в., когда начался процесс распадения Золотой Орды, в которой в связи с этим вспыхивали феодальные смуты и происходили разбойничьи набеги отдельных ордынских князей и эмиров на подвластные земли. В 1361 г. ордынский князь Булат-Тимур разрушил важнейшие города и многие селения Болгарии, разорил всю страну. В 1391 и 1395 гг. южную часть владений Болгарии разгромили и [295] опустошили войска Аксак-Тимура (Тамерлана). На Болгарскую землю совершали походы и русские князья. В обстановке распадения Золотой Орды участились грабительские набеги ногайских и других кочевых орд.

Население бывшего Болгарского государства, спасаясь от разбойничьих походов и опустошительных набегов, уходило на север, в лесные районы — на левобережье запустело Закамье, центр Болгарии. Обитатели правобережья, в том числе и юго-восточных лесостепных районов Чувашии, вынуждены были также переселиться в северные лесные районы, отграниченные от юго-восточных полосой т. н. Кошлаушских лесов, простирающихся вдоль реки Урюма по обеим сторонам. Среди чувашей до недавнего времени бытовали предания о том, как степные кочевники нападали и грабили юго-восточные районы Чувашии. Люди скрывались в местных небольших лесах, но кочевники поджигали леса. Поэтому население бежало в северные лесные районы, куда кочевники остерегались заходить 1. То обстоятельство, что обнаруживаемые в юго-восточных районах Чувашии намогильные камни с надписями, городища и селища хронологически не переходят XIV в., позволяет считать вторую половину XIV столетия временем почти полного запустения этих мест. Набеги ногайцев, астраханцев, крымцев и других степных кочевников на Среднее Поволжье продолжались, хотя в несколько меньшей степени, и в XV — первой половине XVI вв., вследствие чего чувашское население не имело возможности вернуться в прежние места своего обитания.

Таким образом, в XV — первой половине XVI вв. юго-восточная и южная части Чувашии, как и южная и юго-западная части современной Татарской АССР, территории нынешних Ульяновской и Куйбышевской областей превратились в «дикое поле». Русские летописцы, описывая путь движения русских войск на Казань в 1552 г., пространство от верховьев Суры южнее Алатыря до реки Свияги в районе устья Кубни отмечают как «поле» 2. Однако, несмотря на общее запустение, в самых малодоступных местах юго-восточной и южной Чувашии отдельные поселения, вероятно, могли сохраниться. А. М. Курбский, имея в виду тот же путь движения русских войск по юго-восточной Чувашии в 1552 г., указывает, что от Суры они шли «с войском 8 дней полями дикими и дубровами, негде же и лесами; а сел со живущими зело мало: понеже у них села при великих крепостях ставлены и незримы, аще и по близку ходящим» 3. Такое положение, т. е. дикие поля и исключительная малочисленность селений, поставленных в укрытых и укрепленных местах, было характерно лишь для юго-восточной Чувашии 4. И те редкие селения, несомненно, появились здесь в конце XV и первой половине XVI вв. — после возникновения Казанского ханства, отношения которого с ногайцами, крымцами и астраханцами временами были мирные. [296] Дальнейшие изыскания в архивах, вероятно, позволят установить названия селений, имевшихся здесь до середины XVI в.

Чувашские крестьяне северных районов, не имея возможности для заселения юго-восточных и южных районов в значительных размерах, все же использовали эти плодородные земли — в спокойные, без набегов времена пахали здесь «наездом» наиболее удобные участки. Писцовые книги Свияжского уезда 1565—1567 гг. свидетельствуют, что практика заведения пашен «наездом» среди чувашей была широко распространена 5, как и использование здесь бортных ухожаев, бобровых гонов и рыбных ловель.

С присоединением к Русскому государству обстановка изменилась — чувашский народ оказался в составе крупной и в экономическом и военном отношении сильной страны, получил возможность жить и хозяйствовать в мирных условиях. На территории Чувашии прекратились разорительные военные действия. Русский народ, оберегая свои границы, одновременно защищал от захватчиков и грабителей и нерусские народности страны. Русское государство успешно отражало нападения ногайцев, крымцев и других кочевников. Присоединение в 1556 г. к Русскому государству Астраханского ханства превратило Волгу в русскую реку на всем ее протяжении. Однако ногайцы и крымцы и во второй половине XVI—XVII вв. нередко совершали разбойничьи налеты на Русское государство, включая территорию бывшего Казанского ханства 6.

В 30-х гг. XVII в. в Нижнем Поволжье появились калмыки, перекочевав сюда из Азии. Их тайши (феодалы-предводители) также стали тревожить население Русского государства грабительскими набегами. Для их отражения использовались ратные люди, размещенные в городах. В целях охраны южных и юго-восточных границ страны, фактически для защиты собственности феодалов, сооружались крупные укрепленные линии и засечные черты. Но поскольку в крепостную эпоху непосредственные производители — крестьяне — являлись также собственностью феодалов, хотя и неполной, объем доходов феодалов зависел от благоприятных условий крестьянского хозяйствования, постольку феодальное государство должно было оберегать, в той или иной степени, и трудовые массы от грабежей и разорения, причем оборона границ осуществлялась за счет эксплуатации этих масс.

После присоединения к Русскому государству на территории Чувашии возник ряд укрепленных крепостей с военными гарнизонами: они необходимы были для управления вновь присоединенным краем, для борьбы против сепаратистского движения местной феодальной и патриархально-феодальной знати, для подавления выступлений эксплуатируемого класса крестьян и, наконец, для защиты границ государства. В 1551 г. был построен Свияжск, в 1555 г. — кремль в Чебоксарах, в [297] 1558 г. — Тетюши, в 1574 г. — Кокшайск (на луговой стороне, против современного Мариинского Посада), в 1583 г. — Козьмодемьянск, в 1589 г. — Цивильск и в 1590 г. — Ядрин. В этих городах, а также в возникшем еще в 1372 г. Курмыше и впервые упоминаемом в источниках в 1555 г. Алатыре во второй половине XVI и в XVII в. было размещено значительное количество ратных людей. Большое число служилых людей было сосредоточено в Казани. О численности ратных людей: дворян, детей боярских, иноземцев, черкас (служилых украинцев), служилых новокрещенов, тарханов, сотников, мурз, служилых татар и чувашей, воротников, пушкарей, стрельцов и др. в городах края можно судить по данным следующей таблицы 7:

Города 1625 г. 1663 г.
Алатырь 1317 506
Казань 3093 4033
Козьмодемьянск 348 347
Кокшайск 138 115
Курмыш 543 187
Свияжск 938 486
Тетюши 146 свед. нет
Цивильск 368 102
Чебоксары 493 519
Ядрин 216 125
Итого 7600 6420

Гарнизоны городов, наряду с выполнением других своих функций, отражали набеги крымских, ногайских, калмыцких и иных кочевых орд.

Об участии гарнизонов в обороне края от разбойничьих нападений можно составить представление по царским наказам казанским воеводам. В наказе от 16 апреля 1613 г., данном казанскому воеводе Ю. П. Ушатому, дьякам Ф. Лихачеву и С. Дичкову из Приказа Казанского дворца, указывалось: «А толко будет к понизовым городом чаят приходу воров или нагайских и крымских людей и ис тех будет городов воеводы в Казань от разных людей учнут писати, и воеводе и дьяком под те городы, где чаят воровских и татар крымских и нагайских людей приходу, посылати ис Казани голов с служивыми ратными людми, а велеть им тех городов от воров и от крымских и от нагайских людей оберегати, чтоб тем городом порухи никоторые в том не учинилося» 8. В наказе от 16 мая 1649 г. боярину и воеводам Г. И. Морозову, окольничему князю И. А. Хилкову, дьякам В. Нефедьеву и Ф. Иванову предлагается держать связь с другими понизовыми городами и пригородами, «чтоб им, будучи в Казани, и про крымских, и про ногайских людей, и про черкас, и про калмыки, и про воровских казаков [298] бесвесным не быть», а также с этой целью высылать во все стороны разъезды. В случае нападения на Казанский или соседние уезды предписывалось высылать из Казани против нападающих отряды ратных людей 9. Аналогичные требования ставились перед казанскими воеводами в наказах 1677 и 1686 гг. 10

Особенно важное значение в охране юго-восточных районов России от набегов кочевников придавалось сторожевой службе и укрепленным линиям. Организация сторожевой службы и строительство засечных черт имели прямое отношение и к защите территории Чувашии.

Сторожевая служба, куда выставлялись сторожи из городов Чувашии, была организована во второй половине XVI в. При Иване IV было создано несколько линий сторожевых служб по направлению Алатырь — Тетюши. Сторожи обслуживались мелкими служилыми людьми из русских, татар, чувашей и др.

Частые набеги крымских и ногайских татар во время Ливонской войны (1558—1583 гг.) выдвинули перед русским правительством необходимость строительства засечных черт. По всей вероятности, еще в третьей четверти XVI в. была построена Кубинская засечная черта, — сведений о ней в исторической литературе до настоящего времени не встречалось. Тем не менее выявленные нами источники позволяют с полной определенностью говорить о существовании этой засечной черты. В архивных документах начала XVII в. содержатся указания, что чувашские крестьяне занимают земли в степи «на диком поле за засекою за Тюрминскими вороты ... по Малой Буле реке» 11, «за засекою за Турминскими вороты по речке Кундурле» 12 (речка Кундурла — приток Кубни, протекает по территории Комсомольского района). Место, где были ворота в засечной черте, можно установить по сохранившемуся до сих пор названию села Турминское на реке Кубне. В документе начала XVII в. Кубнинская засечная черта названа «старой Цывильской засекой» 13. В 1578 г. было начато строительство укрепленной линии Тетюши — Алатырь — Темников. Линия между Тетюшами и Алатырем состояла из Тетюшской, Карлинской и Алатырской засечных черт. По данным первой половины XVII в. известно, что на реке Карле имелась слобода, состоявшая из «полковых казаков», числом около 200 чел., а на Тетюшской засечной черте был Килнинский острожек 14.

В 1648—1654 гг. была построена Симбирская укрепленная линия, которая тянулась от Симбирска через Саранск до Тамбова, где соединялась с Белгородской линией. Симбирская линия состояла из Симбирской, Карсунской, Саранской и других засечных черт, ряда крепостей и острогов 15. В связи со строительством этой линии в 1648 г. был основан г. Симбирск. В 1663 г. в Симбирске и по Симбирской черте служилых людей насчитывалось 3353 чел., в г. Карсуни и по Карсунской [299] черте — 2091 чел., в Саранске и по Саранской черте — 3472 чел. 16

В 1652—1656 гг. от г. Белого Яра до г. Мензелинска была проведена Закамская укрепленная черта, предназначенная для защиты территории Русского государства от набегов кочевников 17. Уже в 1663 г. в казанских пригородах и по Закамской черте число служилых людей достигло 1630 чел. 18

В 80-х гг. XVII столетия была построена Сызранско-Пензенская укрепленная черта 19.

Укрепленные линии с их крепостями, заставами, засеками, валами и рвами, с довольно большим количеством несших сторожевую службу ратных людей являлись заслоном, защищавшим от проникновения разбойничьих кочевых орд. К тому же в помощь засечным ратным людям направлялись воинские силы из состава гарнизонов местных городов. В упомянутых выше царских наказах казанским воеводам содержатся прямые указания на этот счет. Так, в наказе 1649 г. в адрес воевод и дьяков сказано: «велети посылати по крымской стороне за засеку полем проезжие частые станицы по-прежнему до далных урочищ ... и велеть проведывать про крымских и про нагайских, и про калмыцких, и про всяких воинских людей подлинно. Да где будет какие воинские люди объявятца, и им на тех воинских людей посылать голов с ратными людми, смотря по вестям и по людем. И велети ... над ними промышляти и поиск чинити ... и Казанского, и Свияжского, и Тетюшского уезду беречь и повоевати на дати, и через засеки не пропустити» 20. Статьи подобного содержания имеются также в наказах 1677 и 1686 гг. 21

Одновременно укрепленные линии способствовали развитию колонизационного движения на юго-восток, освоению населением Русского государства новых пространств плодородных земель. С возведением городов-крепостей со значительными гарнизонами и сооружением укрепленных линий безопасность юго-восточной и южной частей Чувашии в основном была обеспечена, что благоприятствовало их заселению.

Мирные условия жизни и ведения хозяйства, установившиеся с вхождением в состав Русского государства, играли огромную роль в развитии производительных сил, росте народонаселения, расширении посевных площадей, увеличении количества рабочего и продуктивного скота в Чувашии.

В такой обстановке хозяйственная активность чувашских крестьян усилилась. Они получили возможность беспрепятственного заселения юго-восточных и южных земель Чувашии, где не только в XVI в., но и во второй половине XVII столетия было немало свободных земель. В 1673 г. подьячий Казанской приказной палаты Д. Кузьмин докладывал в Приказ Казанского дворца, что «дикие де поля есть в Свияжском уезде на речке Карле: пахотной земли будет на тритцать тысяч четвертей в поле, а в дву по тому ж и болши, а земля самая добрая, [300] села и всякие угодья пришли к той земле многие, а стали те места в черте (т. е. внутри засечной черты. — В. Д.). Да в ыных местех таких пашенных земель и сенных покосов и всяких угодей сышетца много» 22. Следовательно, еще в 70-х гг. XVII в. в бассейне Карлы имелось более 45 тысяч десятин незанятой плодородной земли. Крестьяне имели также возможность вклиниваться в южные присурские леса, расчищая участки под распашку и поселение.

Заселение юго-восточной и южной частей Чувашии, начавшееся в середине XVI в., в широких масштабах продолжалось до начала XVIII в.

Если обеспечение безопасности юго-восточной и южной частей Чувашии создавало благоприятные условия для заселения этих районов, то переселение сюда больших групп чувашских крестьян вызывалось переплетением различных причин, основными из которых были следующие.

В северных районах, ввиду интенсивного в XIII—XIV вв. притока сюда населения, создалась, по-видимому, значительная земельная теснота, которая к тому же имела тенденцию к росту в связи с переходом пригородных и приречных земель Чувашии в руки русских светских и духовных феодалов. На расширение обрабатываемых площадей расчисткой лесов, осушением болотистых мест и т. п. требовалось тратить огромное количество труда. В то же время дикое поле юго-восточных и южных районов в несколько раз легче было превратить в культурную площадь, и земля здесь была много плодороднее, чем на севере. В свою очередь правительство и местные органы власти, заинтересованные в увеличении государственных доходов, поддерживали и поощряли стремление ясачных людей к заселению дикого поля.

Часть крестьян переселялась на юго-восток и юг в надежде освободиться, хотя бы на несколько лет, от феодально-крепостнического гнета.

Облегчающим заселение дикого поля фактором являлось существование у чувашского крестьянства хозяйственных связей с этими районами в форме использования пашен и других природных богатств «наездом». Судя по тому, что крестьяне-чуваши, переселившиеся в дикое поле, прекрасно ориентировались в этой местности, помнили названия рек, полей, урочищ, — названия, между прочим, повсеместно были чувашские,— можно утверждать, что некоторыми деревнями северо-восточных, центральных и северных районов Чувашии не забыты были их прежние местоположения в юго-восточных и южных районах. Об этом имеются и письменные свидетельства. В марте 1607 г. крестьяне д. Бокашево Чекурской волости Свияжского уезда Ч. Карачанов, X. Чюнеев, А. Коблев, З. Ягозин, Ч. Янбахтин, Т. Степанов подали воеводам Я. М. Годунову и В. Б. Сукину челобитную, в которой указывали, что «есть де пашенная [301] земля и сенные покосы на диком поле за засекою на речке Хиршерме по обе стороны на Курукате по сухой враг, по березовый куст подле чуваши Сюндюрские волости, а истари де та земля и сенные покосы отцов их и дедов, а ныне де лежит впусте, в оброк и из ясаку не отдана никому и не владеют ею нихто» 23.

По писцовым книгам Свияжского уезда 1565—1567 гг. можно установить, что самые южные чувашские селения в эти годы доходили до р. Кубни. Упоминаются деревни по р. Уте, Норваши, Турмыши, Чутеево (ныне Янтиковского района), Темешево, Кошелеи (ныне с. Комсомольское), Теребердеево, Асенево на р. Кубне 24. В последней четверти XVI в. началось заселение юго-восточной и южной частей Чувашии выходцами из центральных и северо-восточных районов края. Заселение дикого поля происходило различным образом.

В районах с преобладанием ясачного населения, к каким относилась и Чувашия, органы власти стремились к заселению пустующих земель крестьянами с условием платежа специального поземельного оброка или несения тягла. Правительство было заинтересовано в переселении туда прежде всего безземельных, безъясачных людей. Архивный источник упоминает о том, что в Чувашии еще при Михаиле Федоровиче по «государеву указу ... ясачным людем велено изстари жить на старых местех и земли пахать старые, иметь старых земель впусте не велено, для того чтоб... на новых землях было б где селитца вновь безъясачным людем из новоприбылого ясаку» 25. Пользуясь этим, крестьяне-чуваши той или иной деревни получали в центральных или местных органах власти документы на владение земельными участками в диком поле и основывали здесь новые селения. Приведем несколько фактов колонизации юго-восточной и южной частей Чувашии легальным путем. В 1587/88 г. ясачным чувашам д. Карамышево (Яльчики) Свияжского уезда (ныне Козловского района) в ходе писцовой переписи А. Болтина была отведена земля на диком поле за старою засекою. Здесь образовалась д. Большие Полевые Яльчики (ныне село Большие Яльчики Яльчикского района). В 1607/08 г. переселенцам было определено количество ясачных платежей. В 1639 г. обнаружилось, что на эту землю переселилось немало крестьян не только из Карамышева, но и из дд. Бишево, Шименеево, Карачево Яльчиковской волости Свияжского уезда (ныне Козловского района), возникла д. Малые Яльчики. В сентябре 1639 г. был произведен сыск, описаны земли дд. Большие Полевые и Малые Яльчики (они входили в Яльчиковскую же волость), расположенных по рекам Малая и Большая Була, речке Хирсирме, граничивших с землями уже существовавших к тому времени, основанных другими переселенцами новых селений: д. Белая Воложка, Камышилга тож, Аринской волости Свияжского уезда, д. Янашево Андреевской [302] волости, д. Айдарово Айбечевской волости, д. Инелево, д. Киксарово (Баймурзино). Яльчиковцы пахали «старых утаенных ясаков земли Батиковского починка». «Да они ж пашут вопче с тоябинскими жилцы дикое поле за Болшою Булою рекою». Пользовались сенокосами вплоть до новой Карлинской засеки «по речкам и около поль». Всего за дд. Большие Полевые Яльчики и Малые Яльчики оказалось пашни 1950 дес., дикого поля и перелога 2250 дес., лугов 250 дес. Яльчиковцам полагалось на один ясак по 15 дес. пашни и по 10 дес. сенокоса. « А из досталной пашни, что за их ясаки останется, платить оброк, что на них написано... в ясачных и оброчных книгах». В описании земель упоминается «старое Яльчиковское кладбище» 26. Это наводит на мысль, что яльчиковские чуваши вернулись на земли, которые были вынуждены оставить во второй половине XIV — начале XV вв. из-за нападений кочевых орд. От жителей с. Карамышево записаны предания о том, что их предки когда-то жили на р. Буле, в Яльчиках, откуда переселились на Волгу 27.

В 1593/94 г. ясачные чуваши Кошкинской волости (она состояла из дд. Кошки-Чурашево, Кошки-Байгеево, Кошки-Акнесево, Булдеево, Куликеево, Тинговатово) Цивильского уезда Тинбай и Кизылбай Янышевы «с товарыщи» переселились из-под Цивильска на р. Карлу (в документе — р. Хирле) в дикое поле, получив здесь на ясак землю, и основали д. Тинбаево, получившую название от имени Тинбая Янышева. Она была расположена на месте современного русского селения Тимбаево, которое теперь входит в Буинский район Татарской АССР и находится в 4 км южнее д. Шемалаково Яльчикского района Чувашской АССР. В д. Тинбаево крестьяне-чуваши жили в течение всего XVII в. К 1705 г. они оставили здешние земли и переселились на речку Кильна (по-чувашски Кăлна) и основали д. Ново-Тимбаево (по-чувашски Кăлна Кушкă), позднее названную Кошки-Новотимбаево, получившую известность как родина просветителя чувашского народа И. Я. Яковлева. На месте бывшей чувашской деревни Тинбаево на р. Карле в 1705 г. поселились русские крестьяне Семен Макарьев «с товарыщи ... на ясаки ж» 28.

В 1601/02 г. ясачным чувашам Шигалеевской волости Свияжского уезда (ныне селения Шигалинского, Тегешевского и других сельсоветов Урмарского района) была отведена земля по речке Оборше, от устья речки Юхмысермы вверх по р. Буле. Здесь они основали д. Полевые Шигали (Житницы). В свияжских приходных ясачных книгах 1617/18 г. написано: «дана ... Шигалеевские волости деревни Тегешевы (ныне Урмарского района. — В. Д.) чюваше Юлаче (ниже — Кулачко. — В. Д.) Бетешеву да Куттешу Избякову с товарыщи на диком поле за засекою подле Булы реки, а з другую сторону Хирсерма речка ..., а оброку им в государеву казну платить по полуполтине на [303] год». По приходной ясачной книге 1618/19 г. на диком поле на речке Оборже за старостой Ш. Шебердеевым, Б. Еналеевым «с товарыщи» числится пашни 150 дес., сенокосов 100 дес. Оброка уплочено 3 руб. 3 алтына 2 деньги 29 с пошлинами. Служилому чувашу Терюшу Тенеметеву, владевшему в д. Тегешево (ныне Урмарского района) отцовским поместьем в 4,5 дес. пашни и 3 дес. сенокоса, в 1621/22 г. было отведено в поместье «на диком поле в вершине Булы реки на речке на Польской (т. е. Хирсирма. — В. Д.), а по другую сторону Сямся врага пашни и перелогу 35 чети в поле, а в дву по тому ж» (т. е. 52,5 дес). В 1625 г. упоминается д. Тегешево на р. Буле (ныне д. Тигашево Батыревского района). Согласно писцовой книге И. Аничкова и др. 1646—1648 гг. у д. Полевые Шигали имелась дочерняя деревня на реке Буле — д. Алеево, Полевое Тигашево тож, в которой числилось 16 крестьянских дворов, причем 4 из них платили по ясаку, 6 — ясак без чети, 6 — по полъясака. В 1671 г. в бассейне Булы между речками Юхма и Оборжа в Шигалеевской волости числятся три деревни Шигали с 84 дворами, с 1428 дес. земли (ныне селения Нижние Бюртли-Шигали, Верхние Бюртли-Шигали, Норваш-Шигали, Подлесные Шигали Батыревского района) 30.

В 1602/03 г. крестьянин-чуваш д. Яндоба Юмачевской волости Чебоксарского (позднее Курмышского) уезда (ныне с. Яндоба Аликовского района), Еникей донес чебоксарскому воеводе Г. Пушкину и дьяку Ж. Зиновьеву о готовящемся восстании чувашских крестьян, за что был пожалован в служилые тарханы и получил в награду, в числе других пожалований, большую площадь земли в бассейне р. Булы на речках Ихнирея и Шурут. Здесь он поставил дворы. Сюда переселились и ясачные чуваши. Так возникла д. Ендоба (ныне Комсомольского района) 31.

В 1603 г. чувашам д. Бишево Андреевской волости Свияжского уезда (ныне Козловского района) Балтаю Бишеву, Енибяку Бисубину, Салыгану Бигишеву «с товарыщи» по государевой грамоте были отведены в диком поле за Кубнинской засечной чертой по реке. Малой Буле сенокосы на 300 копен, за которые они обязаны были платить в казну 31 алтын 3 деньги оброка. В 1636 г. сын Б. Бишева Ивашко Балтаев добился разрешения завести пашню на этом участке. Образовавшаяся впоследствии здесь деревня по имени Ивашка Балтаева была названа Ивашкино (ныне Комсомольского района) 32.

Крестьянам д. Алдеярово Темешевской волости Свияжского уезда (ныне с. Алдиарово Янтиковского района) 18 августа 1604 г. уездные власти отвели «на прибылых ясашных оброков дикое поле пашни и покосу десети человеком» по речке Хондурле. Здесь возникла д. Чурачики (ныне, село в Комсомольском районе) 33.

В 1607 г. свияжские воеводы Я. М. Годунов и В. Б. Сукин [304] отвели шести крестьянам-чувашам д. Бокашево Чекурской волости (ныне дд. Передние и Средние Бокаши Мариинско-Посадского района) каждому на полъясака по 7,5 дес. пашни и 5 дес. сенокоса по речке Хирçырма, впадающей в Булу. Здесь возникла деревня, названная также Бакашево (ныне Батыревского района) 34.

В 1607/08 г. чувашам Князь-Аклычевской сотни Свияжского уезда «на диком поле за новой Чебоксарской засекой возле речки Безны ..., а по Безне вверх по одной по левой стороне, а с вершины до речки Чиллы, а от Чиллы до речки Чюргуш ..., до Большой Шамуржской дороги ..., до речки Шиланлы» были отведены земли с условием платежа ясака. Они основали здесь д. Асаново (ныне Шемуршинского района) 35.

Выходцами из д. Именево Чебоксарского уезда (ныне с. Именево Красноармейского района) еще до 1608/09 г. была основана на Буле д. Именево (ныне Батыревского района) 36.

«126-го (1618) году февраля в 27 день дана на оброк Чебоксарского уезду Кувшинской волости деревни Ямашевы (ныне с. Ямашево Канашского района) старосте Бихчаку Пихтулину, Атикею Искееву, Ямашу Могулеву пашенная земля дикое поле на 105 чети за засекою за Турминскими вороты по речке Кундурле по обе стороны ..., а оброку им с тое пашни велено платить по рублю на год, и со 126-го году та оброчная земля по 148 (1640) год в приходных книгах написана за тою Кувшинскою черемисою за Искеевым братом за Ахпайком Искеевым с товарыщи и оброчные деньги велено им платить ежегод, да во 149-м году сверх прежних оброчных денег рубля на тое землю написались в ясак в полудворники безъясачная черемиса (т. е. чуваши. — В. Д.) Тоймурза Тоишев, Шаксей Шалеев, Тювяник Янымов ...» Переселенцами из д. Ямашево была основана д. Ямашево 37 (ныне, возможно, д. Полевые Яуши Комсомольского района).

В 1621/22 г. ясачные чуваши дд. Янмурзино и Досаево Убеевской волости Цивильского уезда (ныне Красноармейского района) оформили на оброк 1200 дес. пашни и 400 дес. сенокоса в бассейне Большой Булы, речек Юхмы и Оборжи. Позднее по Цивильскому перечневому списку Аранзбекова «с товарыщи» 1650/51 г., здесь же получили за службу и на 6-рублевый оброк 900 дес. пашни и 300 дес. сенокоса 30 служилых чувашей Убеевской волости. По-видимому, от поселений, основанных убеевскими чувашами, сохранилась лишь д. Новоприписные Убеи (позднее д. Красный Пахарь в Батыревском районе). В 1666 г. убеевские чуваши пожаловались симбирскому воеводе, что за отведенные им пашни и сенокосы по речке Арбуше от Шихирдана острова до р. Булы и по речке Юхме они ежегодно платят ясак и оброк, но ими завладели шигалеевские чуваши, которые половину этой земли отдали служилым татарам Сюндуку Булаеву «с товарыщи» ([305] по-видимому, на этой земле возникла д. Шихирданы, ныне с. Чкаловское Батыревского района). На очной ставке 22 февраля 1669 г. шигалеевские чуваши предъявили на эти земли владенные документы, а сторонние люди сообщили, что указанными землями владеют убеевские и шигалеевские чуваши вместе. Симбирский воевода оставил вопрос открытым. Убеевцам, вероятно, не удалось отстоять здесь свои земли. Они продвинулись на юго-восток и юг, основали д. Начар-Убеево (ныне д. Красномайск Батыревского района) и чувашские селения Убеи (Пасарлă Упи), Старые Убеи (Кивě Упи), Малые Убеи (Пěчěк Упи, Турхан), Новые Убеи (Çěнě Упи), ныне входящие в Дрожжановский район Татарской АССР 38.

В 1623/24 г. безъясачные чуваши Казанского уезда Байгирей Баишев «с товарыщи» подали казанским воеводам челобитную, чтобы им отвели на 40 ясаков незанятые земли по реке Буле, речкам Семсе и Хирсирме. «А они деи учнут впредь с тое земли в государеву казну денежный ясак и посопной хлеб платить с сорока ясаков по тому ж, по чему казанская чуваша и черемиса платят». Посланный на р. Булу из Казани дворянин О. Зюзин обнаружил, что у 15 ясачных чувашей д. Тегешево (ныне д. Тигашево Батыревского района) имеется излишней пахотной земли 1027,5 дес. и сенокоса 235 дес. у служилого чуваша Т. Тенеметева — излишней пашни 910,5 дес. и сенокоса 155 дес. По ввозной грамоте казанского воеводы С. В. Головина от 30 января 1625 г. указанная излишняя земля была отведена 40 чувашским крестьянам Казанского уезда. «И Байгирейку Баишеву с товарыщи, — говорилось в грамоте,— на той пустоши, что по речке Буле и по речке Хирсерме, жити и пашня пахати и сено косити, и всякими угодьи владети, опричь бортных угожьев и бобровых и иных зверей гонов. А государев им денежной ясак в государеву казну впервые заплатить в нынешнем во 133-м году да вперед платити потому ж ежегод беспереводно. И товарищей им на тое пустошь на новоприбылые ясаки призывати». Переселенцы образовали чувашскую деревню Баишево Казанского уезда за речкою Хирсирмою, на речке Семсе (ныне с. Балабаш-Баишево Батыревского района) 39.

12 мая 1625 г. чебоксарский воевода Н. П. Лихарев выдал владенную выпись сотнику Шерданской волости Чебоксарского уезда чувашскому князю Темею Тенякову, служилому тархану Янбулату Айбичееву, старостам Янгиву Яндугееву «с товарыщи» и рядовым чувашам всей Шерданской волости 40 на владение за оброк пашней и сенокосами на Исеевом поле по речке Малой Аутле (ныне в Ибресинском районе). Вблизи современной деревни Большое Князь-Теняково Чебоксарского района в первой четверти XVII в. была расположена д. Хорамалы. Выходцами из этой деревни была основана д. Хормалы (ныне Ибресинского района), которая продолжала числиться [306] в Шерданской же волости Чебоксарского уезда. Крестьяне-чуваши долгое время пользовались Исеевым полем «наездом». Позднее сюда переселилось несколько дворов из д. Хорамалы в результате чего образовалась д. Малые Хорамалы (Кармалы) ныне Ибресинского района 41. Однако вскоре в этой деревне обосновалось значительное количество мордовских крестьян-переселенцев. В настоящее время в д. Малые Кармалы проживает мордовское население.

В 1625 г. безъясачный чуваш волости Красный Яр Галицкой дороги Казанского уезда Матак Мангесев подал казанским воеводам С. В. Головину и др. челобитную о том, что за Волгою рекою по Алатырской дороге на р. Буле имеется пустошь, по одной стороне которой речка Шурбут, по другой — речка Хирширма. И он просил написать его на эту пустошь на новоприбылом полъясаке, обещая «к себе прибирать товарищев». 30 октября 1625 г. казанские воеводы выдали ему ввозную грамоту, по которой разрешалось ему жить там, занять место, обстроиться, пашню пахать и сено косить с условием несения тягла на полъясака. Воеводы предписывали Мангесеву «товарищев своих на ту пустошь на новоприбылые ясаки призывать». В следующем году на этой пустоши поселилось 5 новых дворов: из Красноярской волости 2 двора и из д. Ахпердино 3, каждый из которых обязывался платить по полъясака. Здесь была основана д. Матаково, Курманаево тож, в которой в 1678—1679 гг. числился 51 двор на 25,75 ясака. Еще в эти годы на земли д. Матаково претендовали крестьяне дд. Сундырь и Чекурское Симбирского уезда. Из-за этого, по-видимому, д. Матаково переселилась на р. Бездну (ныне чувашское село Матаково Дрожжановского района Татарской АССР) 42.

Чувашами из Галицкой дороги Казанского уезда были основаны и другие деревни на юге Чувашии. 30 марта 1629 г. им была выделена земля по речке Шор (Шераут), где затем возникла д. Шоры (ныне с. Шерауты Комсомольского района), в которой в 1678—1679 гг. числилось 25 дворов на 12,5 ясаках. Во второй четверти XVII в. они основали д. Сатышево (в 1678—1679 гг. 35 дворов на 16 ясаках), ныне состоящую в Мариинско-Посадском районе, и д. Кубня (19 дворов на 8,5 ясаках), ныне входящую в Ибресинский район 43.

Еще до 1635 г. чуваши Галицкой дороги переселились в д. Булу на р. Була. В 1635 г. крестьяне этой деревни подали казанскому воеводе И. П. Шереметеву челобитную, где указывали, что «живут де они в той деревне с отцами своими вместе и в той деревне людей умножилось, пашенныя земли и сенных покосов нет, а есть пустошь от тое деревни Булы верст з дватцать в Нагайской степи по Черной речке», впадающей в речку Бездну, по речкам Бучурле и Буколе. В д. Була по окладу — 61 двор. Просили новой земли 13 крестьян. 28 мая [307] 1635 г. казанский воевода выдал им ввозную грамоту «на той пустоши на старых своих на 9 ясакех ... жити, пашня пахати и сено косити, и всякия угодьи владети, опричь бортных ухожаев и бобровых и иных зверей гонов, да им же сверх старых ясаков платить три ясака» 44. Переселенцы, по-видимому, совместно с переехавшими из д. Балабаш-Баишево крестьянами основали д. Бичурга-Баишево (ныне Шемуршинского района).

В середине 20-х гг. XVII в. из д. Большие Кошелеи (ныне с. Комсомольское) выделилась д. Малые Кошелеи (ныне Комсомольского района), получив на 9,5 ясаков и оброк земли «от реки Кубни вверх ... до речки Хундурлы» 45.

1 сентября 1636 г. чебоксарский воевода В. Н. Пушкин отдал на оброк чувашским крестьянам Кинярской волости Чебоксарского уезда Кощаку Пигееву «с товарыщи» «на диком поле порозжих сенных покосов на тысячу копен» с условием платежа оброка в государеву казну по рублю на год. Земля была расположена «по Хирле реке (т. е. Карле. — В. Д.) по обе стороны, а по сю сторону Хирлы реки по речке Чику». Сюда переселились крестьяне из дд. Первое, Второе и Третье Янгильдино Кинярской волости (эти селения находились на территории современных Аликовского и Красноармейского районов) и образовали д. IV Янгильдино, что в степи (по-видимому, теперь с. Алманчиково Батыревского района) 46.

Архивные документы раскрывают картину образования ряда селений Батыревского района. В научном архиве Краеведческого музея Чувашской АССР хранятся подлинники документов XVII—XVIII вв., доставленные в 1936 г. из д. Атыково Батыревского района неким Орловым. Из этих документов наибольший интерес представляют ввозная грамота 1637 г., фрагменты челобитной крестьянина-чуваша д. Теньгесево Сундырской волости Кокшайского уезда (ныне д. Ящерино Мариинско-Посадского района) Ахпузана Сутычева от 24 ноября 1640 г. и мировая запись, данная сотником Сундырской волости Абяком Охтеевым «с товарыщи» в 1642 г. Ахпузану Сутычеву 47.

Из этих документов выясняется, что в 30-х гг. XVII в. сотник Сундырской волости Кокшайского уезда чувашский тархан Абяк Охтеев творил бесчинства в отношении крестьян волости. Крестьяне д. Астакасы «от Абяков изгони отошли и с ясачною землею в Свияжской (уезд)». Более того, «по Абякову наученью многие старые ясачные люди, покиня свои старые земли, перенеслись жить на новые земли в поле». Из д. Алдбоши, расположенной в первой половине XVII в. на территории современного Мариинско-Посадского района, переселились в дикое поле 8 дворов. Сотник ясачную землю этих дворов отдал кокшайскому помещику Якову Братскому, по-видимому, за определенное вознаграждение. «Да из-под города (имеется в виду Кокшайск. — В. Д.) он же, Абяк, вывел из своей деревни [308] Торханкасы (ныне с. Сотниково Мариинско-Посадского района) одиннадцать человек, и подгородную, государь, они землю покинули...» Крестьяне-чуваши д. Мукрукасы (в первой половине XVII в. такая деревня имелась на территории современного Мариинско-Посадского района), оставив свои земли, «вышли собою в поле жить в деревню Турмышеву (ныне селения Верхнее и Нижнее Турмышевы Батыревского района. — В. Д.) с старым ясаком».

Земля отца крестьянина-чуваша д. Теньгесево Сундырской волости Ахпузана Сутычева в размере 9 десятин и его дяди — 8 десятин отошла в руки крестьян другой деревни. Ахпузан Сутычев, а также его односельчане Темей Данилов и Атяч Аксигитов 4 июля 1637 г. подали кокшайскому воеводе челобитную о выделении им земли «по речке по Сюлюбшуре на поле». Воевода, проверив наличие свободной земли, удовлетворил их просьбу и выдал им ввозную грамоту, согласно которой разрешалось им жить «на новоприбылых на трех полуясаках на лготе, а лготы им... воевода... дал для дворового строенья и для земляные роспашки со 146(1637)-го году сентября 1-го числа впредь на пять лет». В течение льготных лет эти крестьяне должны были на новом месте построить дворы, завести пашню. Им же разрешалось, точнее, предлагалось, «иных людей безъясашных к себе на новоприбылые ясаки призывать на лготу». После льготных лет каждый из указанных крестьян обязан был платить в государеву казну по полъясака: деньгами по 5 алтын, хлебом по осьмине 48 ржи и осьмине овса.

Вскоре эти три двора переселились на новое место — в дикое поле по речке Шелепшуре. «На той лготной земле дворы поставили и на городьбу лес изготовили, и всякое домашнее строенье завели, и землю вспахали, и хлеба ржанова две десетины, да ячменю десетину посеели». Но сюда прибыл тархан А. Охтеев с «товарыщи». Они выбили этих крестьян из дворов, захватили их строевой лес и на их земле посеяли свой хлеб. Половину крестьянской земли А. Охтеев «отдал двум торханом — Баиму Кибеневу да Яшмурзе ...» Долго пришлось бороться переселившимся крестьянам против тархана А. Охтеева, которого поддерживал кокшайский воевода С. Есипов. Лишь в 1642 г. А. Сутычев, Т. Данилов и А. Аксигитов сумели вернуть себе захваченные у них земли. Таковы были обстоятельства и условия переселения в дикое поле.

Рассматриваемые документы позволяют установить, что селения Тарханы (Сундырь), Верхнее и Нижнее Турмышевы, Верхнее и Нижнее Атыковы, Верхнее и Нижнее Тюнсюревы (Сундыри, в 1955 г. слившиеся с д. Сигачи) современного Батыревского района были основаны переселенцами из селений Сундырь (чувашское селение, находившееся до первых десятилетий XVII в. на месте нынешнего Мариинского Посада), Сотниково (Торханкасы), Большое Маклашкино (Атыково), [309] Тинсарино (Чермышево), Ящерино (Теньгесево), Астакасы. Большое Шигаево (Сундырьпось), Малое Шигаево, Сутчево, Мукрукасы и Алдбоши (последних двух деревень ныне нет), расположенных на территории современного Мариинско-Посадского района. Примечательно здесь почти полное совпадение названий вновь образовавшихся на юге селений с названиями материнских селений в северо-восточной части Чувашии.

Крестьяне-чуваши д. Рунга Цивильского уезда, расположенной на р. Цивиле ниже г. Цивильска, Чурачко Шахмурзин, Конячко Собаков, Ахтулко Адовов, Толубайко Толказин и Ищерек Имишев в сентябре 1641 г. подали цивильскому воеводе В. Б. Лихачеву челобитную, в которой писали, что чувашу д. Салтыганово (ныне с. Богатыреве Цивильского района) Янговатку Чюрову даны были пашня и сенокосы по обе стороны реки Карлы из оброка по 10 алтын в год. Ввиду смерти Я. Чюрова названные крестьяне просили дать им его землю на ясак и оброк. В октябре того же года эта земля была отведена им с условием платы 2,5 ясака и прежнего оброка. Здесь вскоре ими была основана д. Рунга на р. Карле (ныне Буинского района Татарской АССР) 49.

Семеро ясачных чувашей д. Сиделево Цивильского уезда (ныне Канашского района) 29 мая 1651 г. обратились к цивильскому воеводе М. И. Мещерскому с челобитной, в которой указывали, что они с пашни и сенных покосов по р. Буле и речке Парсе «с устья по правой стороне от вершины» платят оброк по рублю в год. Кроме того, К. Кудеев вносит полъясака и за полчети батмана меда гривну оброка. Крестьяне просили перевести их сюда, сохранив рублевый оброк и определив каждому «вновь ясаку и посопного хлебу на год по полудвора с человека, итого с трех дворов с полудвором ясаку по рублю по 10 денег да хлеба по три чети с осминою ржи, овса по тому ж в приемную меру на год». Просители обязывались «на ту землю призывать вновь в ясак безъясачных людей». Воевода разрешил занять земли на ясак, предупредив, что если припустят других крестьян безъясачно и безоброчно, К. Кудееву «с товарыщи» за то от царя «быть в жестоком наказаньи», с них взыщут ясак и оброк в двойном размере. Просителям была выдана владельная память. Так зародилась д. Сидели Батыревского района 50.

Согласно переписной книге Чебоксарского уезда И. Франзбекова и др. 1648—1650 гг. д. Янгильдино, Балдаево тож (на речке Малой Шатьме), Кинярской волости (указанная деревня была расположена на территории, ныне входящей в Красноармейский район) имела дочернее поселение на р. Буле. Это — д. Янгильдино (Шатьма), ныне входящая в Батыревский район. Есть источник, свидетельствующий, что земля по р. Буле [310] была отведена д. Янгильдино, Балдаево тож, еще в 1602 г. Янгильдинские земли имелись и по р. Карле 51.

29 января 1672 г. десять безъясачных чувашских крестьян д. Янышево Свияжского уезда подали симбирскому воеводе П. И. Хованскому челобитную: «... живут де они в Свияжском уезде с отцами своими и братьями, а никакова платежу в государеву казну не платят, а в Свияжском уезде пустовых излишних земель нет, в ясак им написать де негде, а есть де в Синбирском уезде под Алаторским лесом пустовая поместная земля, что жили чукаловская мордва, и та де мордва, покиня тое землю, разбежались в разные уезды, и ныне де с тое ясашной земли в государеву казну платежу ничего нет, лежит впусте». Безъясачные чуваши просили разрешить им «на той пустой Чукаловской земли поселитца вновь и в Синбирску написать их в окладные книги и по окладу платить всякие доходы в государеву казну в Синбирску». Согласно приходной окладной книге в д. Старые Чукалы числилось 26 дворов мордвы, которые платили оброк в сумме 10 руб. 15 алтын 1 деньги. Еще осенью 1671 г. Симбирской приказной палатой было обнаружено, что «деревня Чукалы пуста, никто в ней не живет». Сжатый хлеб был отписан на государя и обмолочен. По-видимому, запустение деревни было вызвано участием ее жителей в разинском движении. По распоряжению П. И. Хованского чувашским крестьянам было разрешено владеть «оброчной мордовской пустовой землей» д. Старые Чукалы и за нее платить оброк в Симбирске по 10 руб. 15 алтын 1 деньге в год 52. Так возникли чувашские деревни Старые и Новые Чукалы Шемуршинского района. Позднее на указанной земле русскими крестьянами была основана также д. Русские Чукалы.

При легальном способе заселения дикого поля основателями любой новой деревни выступали выходцы из одного или двух селений. Но затем в состав образовавшейся деревни вливались и выходцы из ряда других селений.

На основе перечисленных фактов можно сделать следующие обобщения о заселении юго-восточных и южных районов Чувашии с разрешения органов власти:

а) Правительство и местные органы власти, в фискальных целях заинтересованные в заселении указанных районов Чувашии, поддерживали переселение туда прежде всего безъясачных крестьян-чувашей с тем, чтобы устроить их на тягло. Однако переселялись в общем потоке и ясачные крестьяне, либо передав тягло на старом месте другим, либо сохранив старое тягло за собой.

б) В целях стимулирования колонизации дикого поля правительство и местные органы власти нередко предоставляли переселенцам льготу — освобождали на несколько лет от несения тягла, чтобы крестьяне освоили участки под пашню и обзавелись хозяйственными постройками. [311

в) Органы власти отводили участки земли в диком поле в одних случаях сначала из оброка, носившего временный характер, а затем переводили крестьян на тягло — ясак, в других случаях разрешали занимать землю сразу же с условием несения тягла.

г) На новые участки крестьяне переселялись не всегда тот час по получении владенных документов, иногда в течение нескольких лет обрабатывали такие участки «наездом».

д) Выдавая крестьянам-чувашам документы на владение землей в диком поле, органы власти обычно предписывали им приглашать других крестьян «на новоприбылые ясаки».

е) Новые селения, образовавшиеся в диком поле, в большинстве случаев носили названия тех деревень, выходцами из которых были первые поселенцы (основатели новых селений).

Немало селений на юге Чувашии было основано служилыми чувашами. Отдельные факты, свидетельствующие об этом, нами уже приводились. По данным перечневых книг письма И. Аничкова земель нерусских помещиков (мурз, служилых татар и служилых чувашей) Свияжского уезда с 1646/47 по 1651/52 г. в д. Аттиково, Белая Воложка тож, на речке Белой Воложке (ныне с. Аттиково Козловского района) числилось 7 дворов служилых чувашей. Здесь они имели поместные земли и «дворы помещиковы». Из 7 служилых чувашей 6 имели также поместные земли с дворами в д. Аттикове, Белая Воложка тож, на речке Киксаре (ныне д. Белая Воложка Яльчикского района). Служилый чуваш А. Караулов из д. Большое Янтиково на речке Норваше (ныне Янтиковского района), имевший поместье в этой деревне, владел также поместьем на реке Большой Буле «возле Березникова врага» — пашни 22,5 дес, луга 30 дес. По-видимому, здесь возникла д. Янтиково (ныне с. Янтиково Яльчикского района). Служилый чуваш Б. Бичурин из д. Кармалы (ныне Янтиковского района), владевший здесь поместьем, имел другое поместье в 50 дес. пашни и 100 дес. сенокоса в диком поле «за засекою на речке Убыта, возле Анатаева лесу и речки Ерклы на вершине». Служилому чувашу Я. Матвееву с сыном Байсарином, владевшему поместьем в д. Можарово на речке Койнаре (ныне д. Можары Козловского района), принадлежала «пустошь за речкою Утою да по речке Селемше». И. Исеев из той же деревни Можарово вместе с А. Байтугановым имел второе поместье — «на диком поле пустошь подле Таябинской вершины на суходоле». 24 ранее неверстанных служилых чуваша были испомещены по р. Буле и речке Ерыкле на заброшенной оброчной земле д. Бекшиховы (здесь образовалась д. Полевые Бикшики ныне Батыревского района). Много других служилых чувашей и татар получили поместья в диком поле — по р. Буле и южнее 53.

В XVII в. царское правительство переселяло значительное число служилых чувашей и татар на Карлинскую засечную [312] черту, отводя им довольно большие участки земли (до 75 дес. одному служилому) на правах поместного владения. Так, еще в первой половине XVII в. служилым чувашам Богдашке Ахтаеву и другим было пожаловано по 30 дес. на человека. Они основали д. Богдашкино Симбирского уезда 54. Аналогичным образом служилыми чувашами были основаны селения Убеи, Алынихово, Старое Ильмово, Новое Ильмово, Дуваново, Чувашское Дрожжаное и др. 55

Были случаи переселения служилых чувашей совместно с ясачными чувашами. Так, в первой половине XVII в. служилый чуваш из д. Шутнерево Андреевской волости Свияжского уезда (ныне Козловского района) Изанбай Янбаев и ясачные чуваши Янсубай Исеняков «с товарыщи» получили пашню и сенокосы «в степи, на диком поле» по р. Большой Буле. В 1661 г. стольник и воевода Свияжского уезда А. С. Хитрово и дьяк Я. Партомоин дали им владенную выпись, в которой указывалось: «... Им, Исенбайку да Янсубайку с товарыщи, тою пашнею и сенными покосы владеть, и с той земли и с сенных покосов великаго государя в казну старой ясак да новые наддачи хлебнаго и денежнаго ясаку два двора с полудвором платить по все годы, а ему, Исенбайку, с той земли великаго государя служба служить» 56.

Из записи, данной ясачными чувашами Изанбаю Янбаеву и его двум братьям 25 февраля 1662 г., видно, что как первые, так и вторые имели земли и в д. Шутнерево, и «в степи, в новой деревне Изанбаеве, в которой деревне он, Изанбай, ныне живет». Следовательно, д. Новое Изамбаево (ныне Яльчикского района) к этому времени уже существовала. В записи ясачные чуваши обязывались: «И жить нам смирно и советно, и от той своей ясашной земли прочь ево, Изанбая, и братей не отбить и ничем их не изобижать; и об той своей ясашной и об их помесной земле нам, Тинговату с товарыщи, всем деревенским людем стоять заодно, и ни в чем их, Изанбая и братей ево, не продать» 57. За нарушение этого условия служилые чуваши должны были взыскать с ясачных 150 руб. Следующее обязательство было таково: «И в тое свою ясашную землю нам, Тинговату с товарыщи и всем деревенским людем, без ведома их, Изанбая и братей его, никово в товарыщи к себе не припускать» 58. В случае невыполнения этого обязательства ясачные чуваши должны были платить служилым чувашам «неустойку» также в сумме 150 руб. По-видимому, ясачные чуваши вынуждены были заключить со служилыми чувашами соглашение на неравных условиях потому, что земли в районе д. Новое Изамбаево первоначально были отведены служилым чувашам Изанбаю Янбаеву и его братьям, которые и пускали ясачных в качестве «припущенников».

Из записи, оформленной в июне 1662 г. 59, узнаем, что Изанбай Янбаев и ясачные чуваши д. Новое Изамбаево [313] размежевали земли с соседями, переселившимися сюда из татарской деревни Большие Ачасыры (расположена под г. Свияжском) и чувашских деревень Ковали и Тансарино Аринской волости (ныне Урмарского района). Достоверно известно, что переселенцами из д. Ковали была основана д. Избахтино, называемая также Ковалями 60.

Основание многих селений юго-восточной и южной частей Чувашии связано с самовольным переселением, а также оседанием беглых крестьян. На такое заселение дикого поля и других земель южной половины Чувашии обратил внимание дореволюционный историк Г. И. Перетяткович, который, изучив писцовые книги второй половины XVI и начала XVII вв., пришел к мнению, что чуваши «не только основывали новые поселки «на диком поле», но селились нередко «на мордовских землях и на выморкех» и обрабатывали их «без грамот», т. е. основывали новые деревни без уведомления правительственной власти, с целью отбыть от платежа оброка за землю» 61. Это было своеобразной формой классовой борьбы крестьян, рассчитывавших поодиночке освободиться от феодальной эксплуатации.

В таких случаях основателями новых селений нередко оказывались выходцы из различных деревень. Так, д. Апанасово-Темяши (ныне Яльчикского района) была основана в XVII в. самовольными переселенцами из дд. Подгорные Темяши (ныне с. Янтиково), Тубах (по-видимому, ныне д. Тансарино Урмарского района) и из д. Шоркистры (ныне Урмарского района) 62.

Дозорной переписью чувашской деревни Пролейкаша (недалеко от Тетюш) 4 августа 1618 г. было зафиксировано 40 дворов. Селение образовалось за семь лет до дозора. Большинство крестьян здесь проживало от 2 до 3 лет. 20 дворов оказались прибывшими из Свияжского уезда, 10 — из Цивильского, 7 — из Чебоксарского, 2 двора — из Курмышского и 1 — из Кадомского уезда 63. В «Книгах дозорных поместным и порозжим землям около Тетюш», составленных 29 июля 1619 г., Пролейкаша называется «чювашской и латышской деревней» 64. Здесь, вероятно, были поселены пленные латыши.

Еще в начале XVII в. беглые чуваши Князь-Аклычевской сотни Свияжского уезда основали дд. Большая и Малая Таяба (ныне Яльчикского района). В 1639/40 г. сыском было обнаружено, что жители этих двух деревень и починка Уразгильдин владели многими землями и сенными покосами безъясачно и безоброчно. По грамоте свияжского воеводы А. И. Болтина от 5 июля 1641 г., жители этих селений обязывались платить денежные и хлебные ясачные подати из расчета 15 дес. пашни и 10 дес. луга на один ясак, а за лишние пашни, сенокосы и дикое поле платить оброк, покамест на эту оброчную землю не наберутся безъясачные люди в прибылые [314] ясаки. На этих землях впоследствии поселилось много безъясачных чувашей. Из Большой и Малой Таябы выделились 4 деревни в окрестные земли и одно селение в Закамье 65.

Основанная в 60-х гг. XVII в. чувашская деревня Шланга Симбирского уезда (расположена недалеко от границы Чувашской АССР в районе с. Шемурша) состояла из семей, ранее проживавших в дд. Тимирчкасы, Нюргечи, Рунга и Мураты Цивильского уезда, д. Янбахтино Чебоксарского, дд. Ектерово и Утинское Свияжского, д. Сундырь Кокшайского и д. Баишево Казанского уездов. Собравшиеся в этой деревне крестьяне-чуваши показали, что «сбежали они с женами и с детми, покиня свои старые жеребьи ис тех деревень не в давных летех» 66.

Между 1711 и 1716 гг. образовалась чувашская деревня Новое Болтеево, куда «перешли жить Свияжского уезду из разных деревень и живут безъясашно» 67.

Такие переселенцы, в большинстве своем беглые крестьяне, занимали дикое поле или участки леса без отводных грамот (крепостей) и первые годы не платили ясачных и оброчных платежей. Но органы власти скоро обнаруживали их и, выдав владенные документы, облагали тяглом, если не возвращали на прежние места жительства.

Причиной переселения чувашских крестьян в юго-восточные и южные районы в некоторых случаях являлось занятие их земель помещиками, монастырями и городами. Так, ряд селений, расположенных в низовьях Свияги, а также на территории современного Козловского района, вынуждены были перебраться в дикое поле юго-восточной части Чувашии вследствие захвата их земель помещиками и монастырями. На территории чувашского селения Сюрбеево был основан город Цивильск. В д. Новое Сюрбеево Цивильского района бытует предание, что жители Сюрбеева после основания города двинулись якобы в южном направлении. Отъехав верст пятнадцать, 3-4 двора обосновались на месте современной д. Новое Сюрбеево, остальные крестьяне поехали дальше и за Кубней в степи основали деревни, в названиях которых содержится слово «Сюрбеево» (эти селения ныне в составе Комсомольского района) 68.

Следовательно, пути заселения юго-восточных и южных районов Чувашии были разнообразны. Главную роль в этом, по всей вероятности, играло переселение тяглого населения в легальном порядке, т. е. с разрешения властей. Некоторые селения были основаны служилыми чувашами, а часть деревень — самовольными переселенцами, беглыми крестьянами. В некоторых случаях целые деревни переселялись в дикое поле из-за перехода их прежних земель в руки светских и духовных феодалов или под города-крепости.

Заселение юго-восточной и южной частей Чувашии происходило не всегда мирно. Между переселенцами иногда [315] случались и столкновения, что мы видели на примере переселенцев из Сундырской волости Кокшайского уезда и основания д. Матаково.

Представляет интерес выяснение основных направлений переселенческого движения. По этому вопросу архивных источников выявлено мало, да и сохранилось их, как и вообще документов XVI—XVII вв., не очень много, т. к. архив Приказа Казанского дворца, в котором были сосредоточены документы, относящиеся к народам Среднего Поволжья (в том числе писцовые, межевые и переписные книги чувашского населения XVI—XVII вв.), в начале XVIII в. сгорел. Приведенные нами примеры дают некоторые сведения о происхождении основателей юго-восточных и южных селений Чувашии. Для выявления большего числа сведений мы воспользовались переписными книгами ландратской переписи 1716—1717 гг. и первой ревизии 1719—1721 гг. Изучение этих книг позволило обнаружить, что при многих деревнях северной половины Чувашии числятся выселки, расположенные в южной половине, с указанием: «в степи», «на диком поле», «на реке Буле», «на реке Карле» и т. д. Так, например, в переписной книге Чебоксарского уезда находим такие названия селений: «Деревня Вторая Пичурина» — «Тое ж деревни Второй Пичурины что на Хоме»; «Деревня Янгильдина» — «Деревня Янгильдина что в степи на Шихирдане»; «Деревня Первая Янгильдина» — «Тое ж деревни Янгильдины что на Булапоси» и т. д. В переписной книге Свияжского уезда встречаем: «Деревня Пигольдина Инелево тож» — «Починок Инелев на диком поле»; «Деревня Янтикова при речке Шихме» — «Починок, что вышли из деревни Янтиковы и поселились на Большой Буле» и т. д. В составе волостей северной половины Чувашии числился ряд селений, расположенных в южных районах. Последние селения обычно имеют приписки: «Деревня новая ...», «Деревня полевая ...», «Деревня степная ...», «Починок ...», или же отметки: «... что в степи», «... на диком поле», «... на Камыеве поле» и т. п.

Небезынтересно при этом отметить, что вследствие оставления переселившихся населенных пунктов в составе прежних уездов на южных и юго-восточных окраинах Чувашии создалась поуездная чересполосность и чрезмерная отдаленность ряда населенных пунктов от уездных городов. Так, например, деревни юго-восточной части Чувашии, расположенные рядом, в 3—4 км друг от друга, состояли: Старое Челны-Сюрбеево в Симбирском, Ивашкино — в Казанском, Степное Шихазаново — в Чебоксарском, Полевое Шептахово — в Свияжском уездах 69. Более десяти деревень (Степное Туруново, Степное Янгильдино и др.) Чебоксарского уезда отстояли от Чебоксар в 100—120 верстах через земли Цивильского, Свияжского и Симбирского уездов. Такое положение сохранялось вплоть до [316] административной реформы по указу 1775 г., проведенной в Казанской и Симбирской губерниях в 1780—1781 гг.

Таким образом, переписные книги содержат богатый материал, позволяющий установить, из каких северных селений были первые поселенцы значительной части деревень юго-восточных и южных районов Чувашии. Достоверность записей в переписных книгах не подлежит никакому сомнению. Архивные данные о конкретных обстоятельствах и времени возникновения определенных селений на юго-востоке и юге Чувашии совпадают со сведениями переписных книг и подтверждаются историческими преданиями. Почти во всех деревнях юго-восточной и южной частей Чувашии бытуют предания о переселении основателей селений из тех или иных деревень северной части Чувашии. Так, в 1900 г. записано предание о том, что основатели д. Байглычево, или Айбечи (ныне Яльчикского района), в XVII в. переселились из д. Айбечи 70. Действительно, переписная книга ландратской переписи Свияжского уезда 1716—1717 гг. показывает, что в Айбечевской волости числятся «деревня новая Байглычева при речке Буле», «деревня Айбечи Камыева Поля» (т. е. д. Айбечи ныне Ибресинского района), «деревня новая Тимошкина» 71, или Старые Айбеси (ныне Алатырского района). Все остальные деревни Айбечевской волости: Кугеево, Сюндюково при речке Турме, Айдарово при речке Анише, Бичурино, Итяково, Тогаево при речке Анише — расположены на территории нынешних Мариинско-Посадского и Козловского районов, Ахташево при речке Ахташе (ныне д. Старое Акташево) — Цивильского района. Отсюда можно заключить, что первоначально деревня Айбечи также была расположена на этой же территории. Выше приводились документальные данные о переселении основателей Больших и Малых Яльчик (ныне Яльчикского района) из д. Карамышево и других приволжских селений Яльчиковской волости Свияжского уезда. В ландратской переписной книге указывается, что большинство селений Яльчиковской волости Свияжского уезда было расположено на территории современного Козловского района: дд. Карамышево, Байгулово, Мокшино, Пигольдино Инелево тож, Бишево-Карачево и Шеменеево. В этой же волости числятся: «Деревня Полевые Большие Яльчики» и «Деревня Малые Яльчики на диком поле» 72.

Сведения переписных книг не позволяют, к сожалению, точно установить даты возникновения селений юго-восточных и южных районов. Однако в этом отношении следует учитывать следующее обстоятельство. В середине XVII в. все селения южной части Чувашии, образовавшиеся в результате переселений из северных районов, были зачислены во вновь созданный Симбирский уезд. Так, в 1634 г. крестьяне-чуваши д. Ахпердино Цивильского. уезда получили большой участок «пустовой земли на диком поле на реке Буле на нагаевском [317] перевозе». Переселившиеся сюда 12 дворов образовали д. Ахпердино (ныне селения Старое и Новое Ахпердино Батыревского района), которая в 30-х гг. XVII в. числилась в Цивильском же уезде. В это время д. Шигалеево (ныне Батыревского района) входила в Свияжский уезд 73. Сохранились архивные данные об административно-территориальном подчинении ряда селений современного Батыревского района в 30-х гг. XVII в. Так, д. Булабоши числилась в Ишлеевской волости Чебоксарского уезда, в этом же уезде состояла д. Именево. Деревни Чеменево и Норусово числились в Цивильском уезде, дд. Полевое Чекурское и Арабузи — в Свияжском уезде 74. До 60-х гг. XVII в. дд. Тимирчкасы (Тимирчеево), Нюргечи и Мураты (ныне Комсомольского района) входили в состав Цивильского уезда 75. Несомненно, основатели перечисленных селений переселились с основной территории тех уездов, в состав которых входили. А с 60-х гг. XVII в. дд. Ахпердино, Шигалеево, Булабоши, Именево, Чеменево, Норусово, Полевое Чекурское, Арабузи, Тимирчеево, Нюргечи и Мураты числились уже в Симбирском уезде 76. Известно также, что упомянутые выше селения Атыково, Турмышево, Тюнсюрево (Сундырь) и Тарханы (Сундырь), расположенные на территории современного Батыревского района, до середины XVII в. состояли в Кокшайском уезде. Источник указывает, что д. Сундырь (т. е. Тюнсюрево, Тарханы и др.) в 60-х гг. XVII в. из «Кокшайского уезда переписалася по Синбирску» 77, т. е. вошла в состав Симбирского уезда. В дальнейшем дд. Атыково, Турмышево, Тюнсюрево, Тарханы действительно числятся в Симбирском уезде 78. Во второй половине XVII в. и в XVIII в. (до 1780 г.) в Симбирский уезд входил целый ряд других селений южной половины Чувашии, переселившихся сюда из северных районов до середины XVII в. 79

Таким образом, имеются все основания считать, что те селения южных районов Чувашии, которые в середине XVII в. были включены в Симбирский уезд, образовались в конце XVI и первой половине XVII вв. Деревни же, образовавшиеся в южных районах среди селений Симбирского уезда позднее середины XVII в., продолжали числиться в тех уездах, откуда происходили основатели деревень. Поэтому возникновение известных нам по переписным книгам начала XVIII в. селений, расположенных среди деревень Симбирского уезда, относим ко второй половине XVII в. Однако селения, расположенные на территории современного Яльчикского района в середине XVII столетия, не были включены в состав Симбирского уезда. Переселенцы этих местностей в основном были выходцы из Свияжского уезда, где они и продолжали числиться.

Пользуясь материалами переписных книг, приводим данные о происхождении первых поселенцев деревень юго-восточных и южных районов Чувашии, используя для удобства [318] ориентировки современное административно-территориальное деление Чувашской АССР.

Переселенцами с пределов нынешнего Козловского района были основаны селения Булаево, Байдеряково, Тойдеряково, Тоскаево, Сабанчино, Новое Байбатырево, Байберино-Аранчеево Яльчикского района, Тевеняшово, Полевые Инели и Починок-Инели Комсомольского района, причем относительно первых жителей последних двух деревень известно, что они были выходцами из д. Пигольдино 80. Из д. Андреево (теперь д. Андреево-Базары) были первые поселенцы дд. Андреевка Ибресинского и Кушелга Яльчикского районов 81.

Из д. Яниково Урмарского района переселились первооснователи дд. Белое Озеро и Степное Яниково, из д. Буртасы — д. Полевые Буртасы Яльчикского района, из д. Шептахово — д. Полевое Шептахово Комсомольского, из дд. Тегешево и Арабоси — дд. Тигашево и Арабузи Батыревского, из. д. Пинеры — д. Полевые Пинеры Яльчикского районов. С территории Урмарского же района были основатели селений Старое и Новое Янашево, Старые и Полевые Козыльяры Яльчикского, д. Беззубино Комсомольского районов 82.

Первые поселенцы дд. Степные Шимкусы и Янтиково Яльчикского района были соответственно из селений Шимкусы и Янтиково Янтиковского района. Переселенцы из этого же района основали дд. Малая Ерыкла и Тораево Яльчикского, Утакамыево Ибресинского, Новое Бахтиярово Батыревского, Починок-Быбыть Комсомольского районов 83.

С территорий Урмарского и Янтиковского районов вышли основатели селений Кильдюшево, Новое Ищеряково и Новое Чурино Яльчикского района 84.

Деревни Туруново и Чувашские Ишаки Батыревского района были основаны выходцами из дд. Туруново и Ишаки Чебоксарского района 85.

Деревня Хирпоси Вурнарского района была основана переселенцами из дд. Алмандаево Мариинско-Посадского, Салтыганово (Богатырево) Цивильского районов, Илеменево (ныне дд. Эзеккасы, Лагери, Сютпылых, Шорчекасы) Чебоксарского и Багильдино (ныне селения Игорвары, Первые Вурманкасы, Ойкасы, Мунсют, Кокшакасы, Славаши, Чиршкасы, Шинеры, Анишхири) Цивильского районов 86.

Деревня Кошлауши Вурнарского района основана выходцами из дд. Имельдешево (ныне дд. Липсеры и Коснарпось Цивильского), Мамалаево (ныне дд. Передние и Задние Сятры, Оттекасы, Синьялы, Василькасы Чебоксарского и Цивильского), Булатово (ныне дд. Верхний и Нижний Магази) и Байсубаково Чебоксарского района 87.

Первые жители д. Степные Шихазаны Комсомольского района переселились из д. Шихазаны (ныне село) Канашского района 88. [319]

Переселенцами из селений под названием Тогаево Цивильского района была основана д. Тугаево Комсомольского района 89.

Приведенные факты свидетельствуют, что основатели селений юго-восточной и южной частей Чувашии происходили главным образом с территорий нынешних Козловского, Мариинско-Посадского, Урмарского, Янтиковского, Цивильского, Чебоксарского, Красноармейского, частично Канашского и Вурнарского районов.

Следует отметить, что в юго-восточные и южные районы Чувашии в XVI—ХУП вв. переселялись чувашские крестьяне и с левобережной стороны Волги, из Казанского уезда, где проживали с древнейших времен (ранее уже приводились примеры образования дд. Матаково, Шерауты, Баишево, Кубня и др.). Образованные переселившимися оттуда чувашами селения в XVII—XVIII вв. продолжали числиться в Казанском уезде. Это селения Сугуты, Тойси, Баишево (Балабаш-Баишево), Шерауты, Ишля (Бахтигильдино) Батыревского района и др. 90

На территории Батыревского и других южных и юго-восточных районов Чувашии в XVI—XVII вв. было образовано несколько селений ясачными и служилыми татарами, переселившимися из Казанского и Свияжского уездов, а также служилыми татарами-мишарями (мещеряками), переселенными правительством с территории Касимовского ханства 91.

Известен и такой случай. В 1661 г. крестьяне-марийцы «польских» (т. е. степных) деревень Чемуршинской волости Кокшайского уезда подали челобитную кокшайскому воеводе М. В. Шокурову о том, что «поселилися де у них на их ясачной пашенной земле мещеряки своим насильством, а сказываютца Синбирсково уезду; и грани де у них на той их пашенной земле порубили, а иные выжгли, чтоб де им тою их пашенного землею и сенными покосы завладеть, и их бы с той их пашенной земли согнать». Мещеряков сюда переселилось 40 дворов. В «польские деревни» Чемуршинской волости, расположенные в верховьях Карлы, Малой Карлы и Большой Карлы, из Кокшайска были направлены подьячий и толмач. Они восстановили старые грани земли «польских деревень» Чемуршинской волости 92. Под «польскими деревнями» этой волости подразумевались селения, известные ныне под названием Шемурша (в Шемуршинском районе таких селений насчитывается пять). Население здесь в настоящее время в основном чувашское. Но известно, что в «пригородных деревнях» Чемуршинской волости, расположенных на левобережье Волги, проживали марийцы. Основатели селений Шемурша были, по-видимому, марийцы, но дальнейший прилив чувашских крестьян в эти селения привел к ассимиляции марийцев чувашами.

Небольшое число селений в южных районах Чувашии было [320] основано мордовскими крестьянами, выходцами в основном из Алатырского уезда.

В XVII в. лучшие участки земли южных и юго-восточных районов были захвачены русскими помещиками. Так образовались русские селения Крестниково, Луцкое, Старая Комаровка, Малые Кошелеи, Александровка (ныне Комсомольского района). В конце XVII в. помещик В. Л. Есипов, владевший в Симбирском уезде селом Кайрево, захватил все земли смежной с его имением ясачной чувашской деревни Бурундуково, после чего жители этой деревни разбежались по разным местам 93. Тогда же он объявил своей собственностью и завладел значительной частью пахотных земель, сенокосов и лесов ясачных чувашей д. Рунга Симбирского уезда (о возникновении д. Рунга было сказано выше). В 1719 г. чувашские крестьяне подали челобитную казанскому губернатору Салтыкову, в которой просили о возврате захваченных помещиком угодий. Чиновники, посланные в деревню для расследования, несмотря на предъявление крестьянами грамоты о принадлежности им земли, всю захваченную площадь оставили за Есиповым 94.

Встречное колонизационное движение русских помещиков, служилых и ясачных татар и мордвы стесняло дальнейшее продвижение чувашских крестьян на юг. Симбирский край в течение XVII—XVIII вв. оформился как русский район.

Нами просмотрены книги ландратской переписи и первой ревизии по Ядринскому, Козьмодемьянскому и Курмышскому уездам. В составе этих уездов чувашских селений, переселившихся в дикое поле, в степь, или имеющих там выселки, вовсе не числится. В других архивных источниках также не встречается указаний о переселении чувашских крестьян указанных уездов в юго-восточные и южные части Чувашии. Следовательно, с территорий Ядринского, Красночетайского, Моргаушского, Аликовского и Шумерлинского районов в XVI—XVII вв. переселения в юго-восточные и южные районы почти не происходило. Это объясняется, по-видимому, тем, что в рассматриваемое время на территории указанных районов имелись удобные для освоения под распашку нетронутые массивы присурских лесов.

Сделанные нами выводы об основных направлениях переселенческого движения могут послужить основанием для объяснения формирования этнографических групп чувашей и диалектов их языка. Можно определенно сказать, что в юго-восточных и южных районах сложились быт, культура и диалект анатри (низовых) потому, что основная масса населения переселилась сюда из центральной и северо-восточной Чувашии и левобережного Казанского уезда. Основные этнографические группы чувашей в XV—XVI вв. существовали на северной половине современной территории Чувашии: западная часть ее была по отношению к Волге верховой, восточная часть — [321] низовой. Низовой диалект был характерен для чувашей Казанского уезда XVI—XVII вв. В связи с освоением юго-восточных и южных районов зона группы анатри расширилась.

Любопытно отметить, что в северной половине Чувашии, где новые обрабатываемые площади земель осваивались путем расчистки лесов и на расчищенные участки от материнских селений выделялись дочерние селения — выселки, околодки (по-чувашски «касси»), в течение XVI—XVIII вв. образовалось большое количество сложных общин, объединявших в основном до десятка, а изредка и более, деревень. В юго-восточной части Чувашии сложных общин почти не было, т. к. возникающим селениям отводились определенные участки с указанием границ, расчистка леса под пашню производилась лишь изредка, выделения выселков от деревень почти не происходило. Здесь известны лишь редкие случаи разделения деревень. Так, в конце XVII в. крестьяне-чуваши д. Аниш-Ахпердино Симбирского уезда (ныне д. Старое Ахпердино Батыревского района) «от многолюдства и за умалением земли и сенных покосов отделились ... и вышли жить на свою же ясашную землю», основав д. Новое Ахпердино (ныне Батыревского района) 95. Деревня Новое Янашево переселилась из д. Старое Янашево (ныне оба селения в Яльчикском районе) 96.

Даже в настоящее время наблюдаются резкие различия в расположении северных и юго-восточных населенных пунктов. На северной половине Чувашии они расположены кустами вокруг одного, чаще всего более крупного, селения, являвшегося материнской деревней, а на юго-востоке, в степных районах — в линейном порядке, обычно вдоль рек — Кубни, Малой и Большой Булы, Карлы и их притоков, а междуречья образуют открытые поля. Кустовое размещение указывает на выселковый характер образования населенных пунктов, приведший к образованию сложных общин. Линейное, приречное местоположение селений юго-востока свидетельствует о сравнительно позднем заселении степной местности.

Освоение лесостепных районов южной половины Чувашии в основном завершилось к началу XVIII в., когда дикого поля практически уже не осталось. В южных присурских лесах чувашские крестьяне продолжали осваивать участки под пашню и основывать на них селения вплоть до последних времен.

Чуваши в XVII—XVIII вв., в значительной мере и в XIX в., вместе с русскими и другими поволжскими крестьянами участвовали в колонизации Симбирского, Самарского и Саратовского краев, Закамья и Приуралья. Этот вопрос, однако, заслуживает специального исследования. Здесь же мы лишь отметим, что уже в конце XVI—XVII вв. появилось много чувашских селений в Симбирском крае — на территории современной Ульяновской области 97. Сюда переселялись чувашские крестьяне главным образом самовольно. В район [322] Симбирска было переведено также значительное число служилых чувашей. Близ Самары и Саратова еще в последней четверти XVI в. появились отдельные чувашские поселения 98. В XVII в. и особенно в середине XVIII в. число чувашских селений в Самарском и Саратовском краях значительно возросло за счет оседания там беглых крестьян. Во второй половине XVII, в XVIII и первой половине XIX вв. в Приуралье, на башкирских землях, и в Закамье возникло большое количество чувашских селений, основанных беглыми и переселившимися крестьянами. Участие чувашских крестьян в колонизации Симбирского, Самарского и Саратовского Поволжья, Закамья и Приуралья привело к тому, что в середине XIX в. более 1/3 чувашей проживало вне территории Чувашии.

Из сказанного в настоящей статье можно сделать следующие краткие выводы:

  1. К моменту присоединения Чувашии к Русскому государству юго-восточная и южная части ее представляли собой в основном дикое поле.
  2. Строительство городов-крепостей в Чувашии и сооружение укрепленных линий и засечных черт Русским государством обезопасило южную половину Чувашии от набегов крымских, ногайских, калмыцких и других кочевых орд, что благоприятствовало её заселению.
  3. В конце XVI—XVII вв. происходило массовое заселение юго-восточных и южных районов Чувашии крестьянами-чувашами. Основная масса переселенцев получала в местных органах власти грамоты на владение участками в диком поле с условием платежа оброка или несения ясачного тягла за землю. В целях стимулирования заселения пустовавших земель органы власти предоставляли переселенцам льготу — освобождали от тягла на несколько лет. В диком поле поселялись также служилые чуваши, основывались селения отдельными беглыми крестьянами и даже целыми деревнями, лишившимися своих земель на прежних местах из-за захвата их помещиками, монастырями и городами-крепостями.
  4. В юго-восточные и южные районы в XVI—XVII вв. чувашские крестьяне переселялись главным образом из северовосточных, центральных и частично северных районов. Формирование быта, культуры и диалекта анатри в южной половине Чувашии обусловлено тем, что большинство переселенцев происходило из северо-восточных и центральных районов и из Казанского уезда.
  5. В колонизации юго-восточной и южной частей Чувашии участвовали, помимо чувашей, татарские и мордовские крестьяне, служилые татары, а также русские помещики. [323]

Литература, источники и примечания

  1. О бытовании этого предания рассказал автору кандидат геолого-минералогических наук, профессор Чувашского сельскохозяйственного института С. И. Андреев, которому приходилось неоднократно слышать его во время своих экспедиций по изучению почвы.
  2. ПСРЛ, т. XIII, с. 200, 496.
  3. А. М. Курбский и царь Иоанн IV Васильевич Грозный. Избранные сочинения. СПб., 1902, с. 12.
  4. Цитированные слова А. М. Курбского некоторыми историками ошибочно используются для характеристики всей Чувашии. Это, разумеется, не выдерживает критики.
  5. Список с писцовой и межевой книги города Свияжска и уезда письма и межеванья Никиты Васильевича Борисова и Димитрия Андреевича Кикина (1565—1567 гг.). Казань, 1909.
  6. См.: Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами в первой половине XVII в. М.—Л., 1948.
  7. Таблица составлена по материалам в кн.: Книги разрядные по официальным оных спискам. СПб., 1853, т. I, с. 1143—1148; Веселовский С. Б. Сметы военных сил Московского государства 1661—1663 гг. М., 1911, с. 44—48.
  8. ЦГАДА, ф. 16, оп. 1, д. 709, л. 4.
  9. Там же, л. 22.
  10. Там же, л. 58—59, 134—136.
  11. ЦГАДА, ф. 441, оп. 1, д. 1, л. 90—100.
  12. НА ЧНИИ, отд. II, ед. хр. 156, л. 9.
  13. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4313, л. 10 и об.
  14. Перетяткович Г. Поволжье в XVII и начале XVIII века (Очерки из истории колонизации края). Одесса, 1882, с. 72.
  15. Там же, с. 74—80.
  16. Веселовский С. Б. Сметы военных сил Московского государства 1661—1663 гг., с. 49—51.
  17. Подробные сведения о строительстве Закамской черты имеются в указанной книге Г. И. Перетятковича, с. 140—170.
  18. Веселовский С. Б. Указ. соч., с. 45.
  19. Перетяткович Г. Поволжье в XVII и начале XVIII века, с. 252.
  20. ЦГАДА, ф. 16, оп. 1, д. 709, л. 23.
  21. Там же, л. 59 и 136.
  22. ЦГАДА, ф. 16, оп. 1, д. 709, л. 89 (об.)—90.
  23. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4113, л. 43.
  24. Список с писцовой и межевой книги города Свияжска и уезда ..., с. 85, 89, 91, 94, 96, 109, 133, 136, 137, 138.
  25. РФ ЧРКМ, папка 12, инв. № 753.
  26. ЦГАДА, ф. 1312, оп. 2, д. 1077, л. 5—6 об.
  27. НА ЧНИИ, отд. III, ед. хр. 473, л. 25.
  28. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4161, л. 41—44.
  29. Алтын — 3 копейки, деньга — 1/2 копейки. В то время хорошая лошадь стоила 1 рубль.
  30. Архив Симбирского окружного суда. Симбирск, 1905, вып. 2, с. 9—23; ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4270, л. 35—39 об.
  31. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4313, л. 8—12 об.
  32. ЦГАДА, ф. 441, оп. 1, д. 1, л. 99—100.
  33. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4313, л. 1—7 об.
  34. Там же, л. 43.
  35. НА ЧНИИ, отд. II, ед. хр. 156, л. 132—133.
  36. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4270, л. 21 об.
  37. НА ЧНИИ, отд. II, ед. хр. 156, л. 9—10, 43—44.
  38. Архив Симбирского окружного суда, вып. 2, с. 8—23, 220—222; ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2. д. 4313, л. 13—14.
  39. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4270, л. 35-39 об. [324]
  40. В Шерданскую волость в то время входили такие селения: Яндашево (ныне слилось с г. Новочебоксарском), Толиково, Клычево, Ельниково-Изеево, Яндово (ныне Чебоксарского района), Четоково (ныне селения Большой Чигирь, Сирмапоси, Сарадакасы, Енькасы Чебоксарского района, Алымкасы, Пустынькасы и Тоскинеево Мариинско-Посадского района) и др.
  41. ЦГАДА, ф. 441, оп. 1, д. 46-в, л. 104—105; ф. 350, оп. 1, д. 3066, л. 126.
  42. ЦГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 6447, л. 619 об.—625 об.
  43. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4113, л. 44 и об.; ф. 1209, оп. 1, д. 6447, л. 614—619 об.
  44. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4180, л. 41—42 об.
  45. ЦГАДА, ф. 1312, оп. 2, д. 1071, л. 30—31.
  46. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4270, л. 56; ф. 350, д. 4751, л. 3.
  47. РФ ЧРКМ, папки 12 и 24; ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4270, л. 15—17.
  48. Осьмина в 1625—1678 гг. в приемную меру вмещала 3 пуда ржи.
  49. МИЮ. Симбирск, 1904, т. IV, с. 55—56; Отдел редких книг и рукописей Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского при Казанском университете, ед. хр. 1296-2.
  50. ЦГАДА, ф. 1336, оп. 2, д. 4113, л. 41—42.
  51. Там же, д. 4270, л. 47—57.
  52. Там же, д. 4109, л. 9—12; д. 4283, л. 61—63.
  53. ЦГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 433, л. 22—217 об.
  54. Мартынов П. Селения Симбирского уезда. Симбирск, 1903, с. 256. Приложения, док. № 35, с. 156—157.
  55. НА ЧНИИ, отд. И, ед. хр. 156, инв. № 357, л. 249—388.
  56. НА ЧНИИ, отд. 1, т. 215, л. 280—282.
  57. Там же, л. 286.
  58. Там же, л. 287.
  59. Там же, л. 282—285.
  60. Там же, т. 196, л. 243.
  61. Перетяткович Г. Поволжье в XV и XVI веках. М., 1877, с. 256.
  62. НА ЧНИИ, отд. 1, т. 196, л. 244—246.
  63. ЦГАДА, ф. 1209, оп. 1, д. 153, л. 190—196 об.
  64. Там же, л. 420 об., 421 об.
  65. Мельников С. Село Покровское, Большая Тояба тож в Тетюшском уезде. — Казанские губернские ведомости, 1856, № 38, 39.
  66. МИЮ. Симбирск, 1898, т. 11, с. 47—69.
  67. ЦГАДА, ф. 350, оп. 1, д. 3066, л. 9.
  68. Предание записано автором статьи в 1947 г. в д. Новое Сюрбеево Чурачикского района со слов колхозника Ф. П. Петрова.
  69. ЦГАДА, ф. 350, оп. 1, д. 4092, л. 123; д. 3064, л. 940.
  70. НА ЧНИИ, отд. 1, т. 196, л. 237.
  71. ЦГАДА, ф. 350, оп. 1, д. 3064, л. 600.
  72. Там же. л. 784.
  73. НА ЧНИИ, отд. II, ед. хр. 31, л. 19—24.
  74. РФ ЧРКМ, папка 24. инв. № 749.
  75. МИЮ, т. II, с. 47—69.
  76. ЦГАДА, ф. 350, оп. 1, д. 4092.
  77. МИЮ, т. II, с. 53.
  78. ЦГАДА, ф. 350, оп. 1, д. 4092.
  79. В Симбирском уезде в конце XVII—начале XVIII вв. состояли, кроме указанных, следующие чувашские деревни: Богатырево, Туруново, Сугут, Яншнхово, Татмыш-Югелево, Норваш, Тигашево, Полевая Житница, Подлесные Шигали, Житннцы-Шигали, Сидели, Верхние Бюртли-Шигали, Шурут, Нижние Бюртли-Шигали, Шаймурзино, Новое Буяново, Большое Буяново, Сугуты, Алешкино Саблыково тож, Старые Алгаши, Новые Алгаши, Хайбулино, Нижние Тимирсяны, Верхние Тимирсяны, Городища, Старое Челны-Сюрбеево. Новое Челны-Сюрбеево, Старое Котяково, Новое Котяково, Ишаково, Новые Высли, Яншихово, Старые Высли, Тогаево [325] Степаново тож, Сюрбеево Тогаево тож, Напольное Сюрбеево, Кошлауш-Рунга, Старая Шемурша, Новая Шемурша, Верхняя Шемурша, Андреевка, Старые Какарли, Три-Избы-Шемурша и др. (ЦГАДА, ф. 350, оп. 1. д. 4092).
  80. ЦГАДА, ф. 350, оп. 1, д. 3064, л. 784; д. 3074, л. 1044—1084.
  81. Там же, д. 3064, л. 940.
  82. Там же, л. 660, 940; д. 3066, л. 224.
  83. Там же, д. 3066, л. 81, 158, 224.
  84. Там же, л. 224.
  85. Там же, д. 4092, л. 126, 127 об.
  86. Там же, д. 4729, д. 4737, д. 4738.
  87. Там же, д. 4729, д. 4737, д. 4738; НА ЧНИИ, отд. II, ед. хр. 156.
  88. ЦГАДА, ф. 350, оп. 1, д. 4092, л. 123.
  89. Там же, д. 4737, л. 126—170.
  90. Там же, д. 4092.
  91. МИЮ, т. IV, с. 56—57, 60—61, 64—68, 206—209, 243—244; ИОАИЭ. Казань, 1885, т. IV, с. 40, 88—89; Казань, 1896, т. XIII, вып. 4, с. 245—257.
  92. Документы и материалы по истории Мордовской АССР. Саранск, 1951, т. I, ч. 2, с. 191 —192. Документ указан Н. Р. Романовым.
  93. МИЮ, т. IV, с. 79.
  94. Там же, с. 70—72, 76-82, 124—125.
  95. ЦГАДА, ф. 1456, оп. 1, д. 224, л. 1.
  96. НА ЧНИИ, отд. I, т. 196, л. 244.
  97. Мартынов П. Селения Симбирского уезда (Материалы для истории симбирского дворянства и частного землевладения в Симбирском уезде). Симбирск, 1903.
  98. Земляницкий Т. А. Чуваши в Самарской губернии. — В кн.: Вестник Среднего Поволжья, 1926, № 1; Акимова Т. М. и Ардабацкая А. М. Очерки истории Саратова (XVII и XVIII века). Саратов, 1940, с. 5.