Чувашский этнос: традиционные мировоззренческие основы и менталитет

Терентьева О. Н.
Чувашский этнос: традиционные мировоззренческие основы и менталитет
 

 

Для определения национальных особенностей общностей исследователи пользовались разными терминами: в трудах XIX в. широко встречается понятие «миросозерцание», в материалах XX в. — «мировоззрение», «национальный характер», «национальное самосознание», «национальное мышление», «чувашская натура», «картина мира», а в нынешних научных публикациях — «менталитет», «концепт» и т. д. Между этими понятиями существует тесная связь и единство, но имеются и различия. Само понятие «менталитет», по сравнению с мировоззрением, для российской науки относительно новое, так как появилось оно недавно, в конце 90-х гг. XX в. До сих пор ещё не сложилось устоявшееся определение. В данной статье будем исходить от той дефиниции менталитета, которая ближе к мировоззрению: «Менталитет человека характеризуется целостностью, наличием определённого качественного ядра. Все факторы, составляющие менталитет, существуют не в своей разнородной разности, не в своей внешней связности и сопряжённости. Они вливаются в некий сплав, структуру, определяющую предрасположенность индивида мыслить, чувствовать и воспринимать мир определённым образом, определённым образом действовать, предпочитать (или отвергать) определённые ценности, культурные коды и т. д. «1.

Публикации, посвящённые изучению мировоззрения чувашей, появились ещё в середине XIX — начале XX вв. Наиболее значительными среди них являются работы С. М. Михайлова, Н. И. Золотницкого, В. К. Магницкого, Д. Месароша, Г. И. Комиссарова, Н. В. Никольского, Н. И. Ашмарина и др. 2 Мировоззрение в них рассматривалось с точки зрения религии, этнографии и фольклора. В конце XX — начале XXI вв. данной проблематикой занимались А. И. Петрухин, М. Г. Кондратьев, В. Г. Родионов, Г. А. Николаев, Н. А. Исмуков, Г. М. Матвеев, А. К. Салмин, А. А. Трофимов, В. П. Иванов, М. П. Желтов и мн. др. 3 Попытка изучения этнического менталитета и выявления его сущности на примере чувашского народа предпринята Э. В. Никитиной4. Вместе с тем исследованию традиционных мировоззренческих основ чувашского народа в сравнении с менталитетом чуваша в условиях современности, на наш взгляд, не уделялось должного внимания, что и побудило интерес к изысканиям.

Мировоззрение мы понимаем как «систему представлений о мире и о месте в нём человека, об отношении человека к окружающей его действительности и к самому себе, а также обусловленные этими представлениями основные жизненные позиции и установки людей, их убеждения, идеалы, принципы познания и деятельности, ценностные ориентации»5. Различие между ним и менталитетом, мы полагаем, в том, что традиционное мировоззрение как синтез мифологического, религиозного и обыденного (житейского) мировоззрений вытекает из духовной жизни (из души) самого народа. Оно отражается в религиозных верованиях, фольклоре, языке, культуре и т. п. Также можно сказать, что старшее поколение частично является его носителем. Менталитет — это определённый образ, способ мышления, определённые ценности и культурные коды, заданные через средства массовой информации и коммуникации (то есть извне). Понятие менталитета точнее, чем мировоззрение, определяет процессы, происходящие в современном обществе потребления.

Рассмотрим некоторые традиционные мировоззренческие основы чувашского народа, сформировавшиеся на протяжении всей его истории. Такой основой является вера в одушевлённость вещей. Бережное отношение к природе, непричинение вреда животным, которые присущи чувашам, обусловлены этой верой. Каждый шаг, каждый поступок человека по отношению к природе являлись священнодействием. Чуваш одухотворял любой процесс и самому действию придавал значимость, потому что действие сопровождалось обращением к Богу, божествам и духам.

Характерной особенностью мировоззрения чувашей является стремление не нарушать гармонию в природе. По традиционным представлениям, если человек что-нибудь берёт, то обязательно должен возвращать. Перед тем как сеять пшеницу, чуваш произносил молитву. Этим священным актом он как бы вдыхал в неё жизнь, энергию. Перед тем как заколоть животное, чуваш молился, будто прося прощения. Тем самым он отдавал дань, уравновешивал, сохраняя природный баланс.

Обращение к духам природы объединяло человека и природу. Божества — это связующее звено между внутренним миром человека и окружающим внешним миром, то есть между духовным и материальным. Пробовал чуваш новый урожай или надевал новую одежду, всегда произносил особые слова. К примеру, Ç. н. çим. ç астивн. чухне калаçç. % ç. н. хурçё: кив çёвар: килес çул кунтан маларах6 «Перед тем как употребить новый продукт, говорят: новая сталь, старый рот, в следующем году раньше этого» (подстрочный перевод здесь и далее наш. — О. Т.). Перед тем как надеть новое платье, говорили: Ç. нни ç. т. лт. р: çан-çурём юлтёр7 «Новое пусть износится, а тело останется». Перед тем, как воспользоваться водой, также произносилась молитва. Для умилостивления духа воды в неё бросали монеты, крошки хлеба, травку или ещё что-либо. В противном случае шыв тытать «вода схватит». «Если человек, пройдя мимо родника или речки, попьёт воды, после этого обязательно возьмёт соломинку, или стебелёк, или что окажется под рукой и, бросая в воду, произносит такие слова: Эп . çмен: вырёспа майри . çн. «Не я пил, русский да его баба пили»8. Об этом же гласит пословица: Шыва укçа ямасёр арман авёртмасть9 «Пока в воду не бросишь монету, мельница не будет молоть».

Во взаимоотношениях с людьми действовал тот же принцип: Çёкёр-тёвар хире-хир. ç10 «Хлеб и соль взаимны». Когда человеку оказывали услугу, помощь, он непременно отплачивал тем же. В благопожеланиях это ярко отражено: Паракана тавёрёр: пулёшакана тав тёвёр11 «Дающему возвращайте, помогающего благодарите». Если кому-либо помогли построить дом, то он тоже обязан был помочь в строительстве дома. Если в гости пришли с гостинцем, то хозяин также давал угощение напоследок. Иначе мог нарушиться природный баланс.

Чуваш принимал жизнь такой, какая она есть — со всеми радостями и горестями. Наиболее ярко это отразилось в народных песнях:

Кантёр акрём _ шётмар.:

Сохалани çавнашкал?

М. н коллянас: м. н макрас$

Хамён телей çавнашкал?

«Коноплю посеял — не взошла,

Видно, так возделана убого.

Что же плакать, что мне горевать?

Видно, уж судьба моя такая»12.

Из этой основы — полного приятия жизни — исходит покорность судьбе. Тому подтверждение — пример из песни:

Улёхёттём ç\лл. ту çине:

Çыру çырайёттём шур чул çине;

Хамён алёран килсесс. н

Çырайёттём пуçёма ырлёха?

«Взошел бы я на высокую гору,

Написал бы надпись на белом камне;

Было бы это в моей воле –

Записал бы себе счастливую долю»13.

Чуваши верили, что мир населяют мирные и гневные божества и духи, олицетворяющие природные силы. В основе традиционного мировоззрения лежит вера в добро и зло. А. К. Салмин отмечает, «что чувашским верованиям присущ дуализм — вера в борьбу доброго и злого начал»14. Эмпирический материал показывает, что между добром и злом отсутствует борьба. Об этом говорят пословицы: Усал çынпала çыхланиччен упапа кайса çыхлан15 «Чем со злым человеком связываться, лучше связывайся с медведем»; Усалтан тар: ырё патне пыр16 «От зла убегай, к добру подходи»; Усалён й. рне ан пус теçç. 17 «Не наступай на линию зла» и т. д. Чуваш отличался предусмотрительностью, заранее остерегался. Зафиксированы у него почти все случаи жизни: что желательно и нежелательно. Для упорядочения повседневной жизни вводились разные обряды, ритуалы. Для того чтобы не столкнуться со злом, неукоснительно соблюдалась традиция, часто произносились молитвы: Усал-т. селе ан парах18 «Не отдай уж в руки нечистой силы»; Усалтан Турё сирт. р19 «От зла Бог пусть отгородит».

Мы думаем, что чуваш глубоко понимал природу зла, тщетность самой борьбы. Можно сказать, что он подходил к этому явлению реально, так как открытой борьбой зло не победить, борющийся сам встаёт на путь зла. Борьба сама по себе является злом, его источником, поэтому чуваш поступает по- своему: он сторонится его и не борется против него. При такой ценностной ориентации полностью исключаются насилие, агрессия. Принцип ненасилия также лежит в основе традиционного мировоззрения чувашей20.

Одним из составных элементов мировоззрения, наряду с верой, убеждениями, идеалами, являются ценности, поэтому неправомерно обойти стороной и этот вопрос. В традиционном обществе ценности формируются по мере удовлетворения тех или иных базовых потребностей: безопасности, достатка21. Такие базовые ценности можно породить только на основе чувства родственности, любви и уважения к сородичам. Родственность (тёванлёх) — это свойство, выражающее близость одного члена общества с другим по генетической линии, месту жительства, духовному содержанию и общему делу. Например, люди, связанные генетически, образуют род (йёх: ёру: ёрат). Как свидетельствуют топонимические предания о происхождении деревень, каждая чувашская деревня ведёт свое начало от одной или нескольких семей. Семья из нескольких человек переселялась в то или иное место, и со временем, за 200–300 лет, образовывалось село или деревня. Односельчане воспринимались чувашами почти как родственники: Ялсем те ялпа пор (ё) наçç.: пир. н те ялпа пор (ё) насч. «Всем селом живут сельчане, нам бы тоже жить со всем селом»22. Деревня как одна большая семья, где можно наблюдать однообразную речь, поведение, порядки, традиции, и каждая деревня по-своему уникальна.

Родство более явственно проявляется на той земле, где человек родился и живет. По месту жительства люди объединялись в землячества, чувство причастности к земле предков особенно сильно выражается за пределами своей деревни. Духовное единение предполагает общность религиозных верований. Заметим, что традиции и верования крепко объединяли чувашей. По общему делу люди связывались, когда поставлена единая цель. Например, строительство какого-нибудь большого объекта: дома, моста и т. д.

Родственники играли весьма важную роль в повседневной жизни чувашей. За помощью, как известно, главным образом обращались к близким и родным, нередко к соседям, уже в последнюю очередь — к чужим людям. С кем работал, с тем чуваш отдыхал и веселился на праздниках. В молитвословии говорится: Кашни çул çакнашкал хурёнташ-вёрлёхпа: п. л. ш-тантёшпа . çсе çиме пар: çырлах!23 «Дай подобно этому каждый год с родственниками, со знакомыми пить-есть, помилуй!». Взаимопомощь, которую оказывали родственники, была необходима для продолжения жизнедеятельности рода.

В пословицах ярко выражена ценность родственности? Например, Хурама хуппи хёй майёнах п. р. нет тесе хурёнташлё çынсем п. рне- п. ри пёрахмаçç.: п. р-п. рне усё тёвасшён тёрёшаçç. тесе калассине калаçç. 24 «Говоря, что вязовая кора стягивается в свою же сторону, имеют в виду, что родные люди друг друга не бросают, друг другу стараются приносить пользу»; Улма хаклё виçене хурсассён: тёван хаклё хисепе хурсассён25 «Яблоко в цене: если взвешивать: родственник в цене: если уважаем». Важнее всего, чтобы родственники жили в согласии. Об этом образно сказано: Тёван. пе тёван. т\р. пурённи чул х\мерен те т. рекл. рех26 «То, что родственники живут в согласии, крепче каменного забора».

Родственность формирует особый порядок жизнедеятельности людей, связывающий общество с природой. Порядок как состояние организованности, согласованности жизнедеятельности членов общества наиболее ярко проявляется в поведении человека. Эта налаженность, основанная на родственности, возникает стихийно, в ходе самоорганизации. Порядок (йĕрке) — это не только подчинение законам государства, но и следование традициям, естественному ходу вещей. Тот, кто нарушал порядок, подвергался осуждению со стороны членов общества, и потому каждый старался ориентироваться на благопожелания, заветы предков. Мысли о том, что необходимо соблюдение устоев, порядка, зафиксированы и в следующих текстах: Авалхи йăлапа: ватă терĕш йĕркипе: Çÿлти Турă калашле: пирĕн пил сире çитсе пытăр27 «По древней традиции, по устоям стариков, по велению Бога, наше благословение до вас пусть всегда доходит»; Йĕркеллĕ пурăнăр: Йĕркеллĕ пурăннине ним те çитес çук28 «Живите по устоям. Ничто не сравнится с жизнью по устоям»; Кирек кам çыннипе те йĕркеллĕ пулăр29 «С любым человеком будьте порядочны».

Таким образом, в традиционном обществе одна из главных ценностей — поддержание устоев. Устои можно назвать традицией. В выполнении традиций народ находил свое удовлетворение и назначение. Благополучен тот народ, который придерживается своих устоев. В иерархии ценностей благополучие (ырлăх) определяется у чувашей как высшая ценность. Благополучие как жизнь в довольстве, как счастливое состояние запечатлено в благопожеланиях: Ачамсем: пуринчен малтан сире телейпе ырлăх-сывлăх сунатпăр30 «Дети, прежде всего желаем вам счастья и благополучия»; Пире хисеплен. ш. н сире Турă пиллетĕр! Ырлăхпа сывлăхлă пулăр31 «Да благословит вас Бог за то, что вы уважаете нас! Будьте благополучными и здоровыми»; Телейлĕ те тулăхлă пулăр32 «Будьте счастливы и в достатке». При этом подчеркивается, что важно не только личное благополучие, но и благополучие других членов общества.

Исходя из этого можно выстроить условную иерархию ценностей чувашского народа. Она формируется на родственности, позволяющей организовать взаимопомощь членов общества, в результате чего возникает особый порядок жизнедеятельности, регулирующий важные события в жизни человека, правильная последовательность которых осознается как благополучие.

Разнообразие материального мира (мира вещей) и информация, передающаяся в огромном количестве с предельно высокой скоростью, никак не могли не повлиять на традиционное мировоззрение. На наш взгляд, именно информация привела к элиминации смысла и обесцениванию человеческой жизни. Сам факт — появление понятия «менталитет» в российских словарях и исследованиях в конце 90-х гг. прошлого века — говорит о многом, прежде всего позволяет условно обозначить границу между «новым» и «старым».

О менталитете целого народа, на наш взгляд, можно говорить лишь тогда, когда общество структурировано. Организованность предполагает наличие лидера данного общества. Этот лидер должен быть из той же социальной организации. Именно тогда он поведёт свой народ по благополучному пути и сможет передать народу свою энергетику, а народ сможет легко принять её. Чаяния чувашского народа понятны лишь чувашам. Только на первый взгляд кажется, что люди разных национальностей легко могут найти «общий язык». В действительности религия, культура, традиции, мораль и т. д. препятствуют достижению взаимопонимания между людьми разных этнических групп. В обществе действуют примерно такие же законы, какие и в природе. Приведём пример с птицами. У ласточек есть свой вожак, и он непременно ласточка. Немыслимо то, что во время полёта ласточек будет сопровождать утка или другая птица. Именно с этим столкнулось наше общество: между народом и их руководством нет взаимопонимания.

Ещё в недалёком прошлом общественные отношения в деревнях и сёлах регулировали старосты, председатели колхозов и совхозов. Председателей не стало, и деревня осталась без руководства, то есть всё пустили на самотёк. К тому же в традиционном обществе управляли личности, являвшиеся естественными доминантами, которые на самом деле были сильными, храбрыми, умными. Ныне доминанту можно создать искусственно: накачать мышцы, поставить белоснежные зубы, купить красивый автомобиль и т. д. Народ готов идти за таким руководителем.

Определённый образ действий, определённая система ценностей в общественных взаимоотношениях возникают из-за доминантности. Доминантой, как правило, может быть отдельная личность или группа лиц. В последнем случае каждый человек из этой группы выполняет свою функцию. В социуме во всех сферах жизнедеятельности доминирующим обычно является некий народ, который поднялся выше в иерархии. И все другие народы идут за доминирующим этносом, копируют его поведение. При этом не осознаётся то, что у них другая религия, иное мировоззрение. Пословица гласит: Çын хыççён каякан çука юлнё33 «Кто последует за другим, тот останется ни с чем». Таким образом, если чуваши будут следовать за ценностями, активно рекламируемыми средствами массовой коммуникации и информации, то есть вероятность лишиться родного языка, культуры, религии, потому что навязанные культурные коды и ценности не соответствуют традиционному мировоззрению чувашей.

На смену традиционным ценностям чувашей (родственность, уважение к порядку, благополучие) появились индивидуальные ценности: личный достаток, карьерный рост, самосовершенствование, настойчиво пропагандируемые в обществе. Благополучие достигается совсем иными путями, и при этом важно только личное благополучие. «Более того, безудержное, ничем и никем не ограниченное удовлетворение, в соответствии с навязанными обществом же нормами, потребностей преподносится СМИ как модель нормального, естественного, единственно правильного человеческого поведения»34. Можно сказать, общество полностью ориентировано на потребление.

В потере традиционных ценностей М. П. Желтов видит причину многих социальных проблем: «Чуваш потерял свои ценности... Он, как и другие народы, попал под власть выгоды, денег, интереса»35. Чем обусловлена эта потеря? На этот вопрос нет однозначного ответа. Социальные механизмы в народе закладывались веками и оттачивались. Благодаря им чуваши объединялись семьями, родами. Разные обряды и ритуалы: религиозные (ч\к), сельскохозяйственные (акатуй), социальные (ниме), развлекательные (улах) и т. п. — сплачивали народ. У каждой возрастной группы — стариков, взрослых, молодёжи, детей — были свои обязанности. Существовали организованность и порядок.

Сейчас традиционные механизмы почти перестали действовать. Нынешнее молодое поколение трудно приобщить к нравственности, религиозности, этнокультуре. Этнокультура определяется как взаимоотношение двух или более человек, между которыми возникает взаимное доверие, уважение и понимание. Наши взаимоотношения: как приветствуем друг друга, как умеем друг друга благодарить, как ведём себя за столом, как умеем вести беседу — ключевые вопросы этнокультуры. Это первая, основная ступень, которую нельзя перескочить. К примеру, чуваши не заходили в дом своих односельчан без приглашения. Они стояли у калитки и ждали, пока не выйдут хозяева дома. Не принято самовольно проходить не только в дом, но и в сад, огород. Теперь молодёжью это правило не соблюдается. Как это объяснить? Одной из серьёзных причин может быть то, что чуваши, ассимилировавшиеся на протяжении нескольких веков с разными народами, возможно, уже генетически не могут запустить заложенные механизмы. Смысл родственности был именно в том, чтобы браки заключались между чувашами и в основном из близлежащих деревень. Согласно традиции, каждый должен знать свой род до седьмого колена. После седьмого колена чуваши не считались роднёй (çич. ют) и могли вступить в брачные отношения. Культ предков, как мы считаем, имел тот же смысл, что и родственность. В прошлые времена почитание предков способствовало тому, чтобы чуваши продолжили свой род, не смешиваясь с другими этническими группами.

Некоторые попытки запустить заложенные механизмы, конечно, есть. В этом смысле серьёзную работу, на наш взгляд, выполняют лидеры общественных движений: В. Алмантай, Е. Ерагин, О. Цыпленков36 и др. Цель у них одна — объединить чувашей. Своей активностью они заряжают массы и участвуют в формировании национальной идеологии. Сгруппироваться — это естественное желание человека. Самоактуализирующиеся люди тянутся друг к другу. У них есть интерес собираться вместе, потому что у них есть чем поделиться друг с другом. Сегодня для многих имитацией этнокультуры выступает Интернет. Люди также объединяются, общаются. Но может ли виртуальное общение заменить реальное? Ответ на этот вопрос зависит от уровня интеллектуального и духовного развития каждого человека.

Проведённый анализ позволяет заключить, что в основе традиционного мировоззрения чувашского этноса (схематически представлена ниже) находятся вера в одушевлённость вещей, стремление не нарушать гармонию в природе, вера в добро и зло, полное приятие жизни, принцип ненасилия. Кроме того, составляющей традиционного мировоззрения является такая иерархия ценностей, как родственность, порядок, благополучие. Перечисленные особенности характеризуют мировоззрение всего чувашского народа, чего нельзя сказать о современном менталитете, который отражает сознание лишь отдельной личности или группы лиц.

Традиционное мировоззрение чувашского этноса

Литература и примечания


1 Барулин В.С. Социальная философия. Изд. 2-е. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2000. С. 191.

2 Михайлов С.М. Труды по этнографии и истории русского, чувашского и марийского народов. Чебоксары, 1972. 424 с.; Он же. Собрание сочинений. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во. 2004. 510 с.; Золотницкий Н.И. Корневой чувашско-русский словарь. Казань, 1875. 279 с.; Магницкий В.К. Материалы к объяснению старой чувашской веры. Казань, 1881. 267 c.; Месарош Д. Памятники старой чувашской веры / пер. с венг. – Чебоксары: ЧГИГН, 2000. 360 с. Комиссаров Г.И. Чуваши Казанского Заволжья // ИОАИЭ. Т. 17. Вып. 5. Казань, 1911. С. 311–421; Никольский Н.В. Собрание сочинений. Т. 1. Труды по этнографии и фольклору чувашского народа. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2004. 527 с.; Ашмарин Н.И. Отголоски золотоордынской старины в народных верованиях чуваш. Казань, 1921. 36 с.; Он же. Словарь чувашского языка. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1994–2000. Т. 1–17.

3 Петрухин А.И. Мировоззрение и фольклор. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1971. 224 с.; Кондратьев М.Г.       Чувашская çавра юрă и её татарские параллели. Чебоксары, 1993. 80 с.; Родионов В.Г. О типах чувашского национального мышления // Известия Национальной академии наук и искусств ЧР. 2000. № 1. С. 19–23; Николаев Г.А. «Чувашская натура» в воспоминаниях И.Я. Яковлева: некоторые размышления и источниковедческие заметки // И.Я. Яковлев и проблемы яковлевоведения: сборник статей. Чебоксары: ЧГИГН, 2001. С. 19–41; Исмуков Н.А. Национальное измерение культур: (философско-методологический аспект). М: Прометей, 2001. 283 с.; Матвеев Г.М. Религиозно-мифологическое мировоззрение: конспект лекций. Чебоксары: Чуваш. гос. ун-т. 2003. 100 с.; Салмин А.К. Система религии у чувашей. СПб.: Наука, 2007. 654 с.; Кондратьев М.Г. Чувашская музыка: от мифологических времён до становления современного профессионализма. М.: ПЕР СЭ, 2007. 288 с.; Трофимов А.А. Зороастризм: суваро-булгарская и чувашская народная культура. Чебоксары: ЧГИГН, 2009. 256 с.; Иванов В.П. О некоторых аспектах историко-культурной обусловленности этнической психологии чувашей // Культурные традиции в условиях трансформации общества. Чебоксары: ЧГИГН, 2011. С. 38–52; Желтов М.П. Философия чувашского народа: конспект лекций. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2010. 92 с. [на чув. яз.]; Он же. Чувашские ценности: учеб. пособие. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2012. 132 с. [на чув. яз.]; Он же. Картина мира как основа этногенеза. Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2012. 104 с.; Матвеев Г.М. Мифоязыческая картина мира этноса (на примере мифов и языческой религии чувашского народа): монография. Чебоксары: ЧГИГН, 2012. 392 с.

4 Никитина Э.В. Чувашский этноменталитет: сущность и особенности. Библиотека Чувашской народной академии. Чебоксары: Новое время, 2005. 184 с.

5 Философский энциклопедический словарь. 2-е изд. М.: Советская энциклопедия, 1989. С. 366.

6 Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2000. 16 т. С. 229.

7 Чăваш халăх пултарулăхĕ: ваттисен сăмахĕсем [Чувашское народное творчество: пословицы и поговорки]. Шупашкар: Чăваш кĕнеке изд-ви: 2007. 188 с.

8 Месарош Д. Указ соч. С. 68–69.

9 Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1994. Т. 3. С. 306.

10 Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1999. Т. 13. С. 13.

11 Чăваш халăх пултарулăхĕ: пилсемпе кĕлĕсем [Чувашское народное творчество: благословения и молитвословия]. Шупашкар: Чăваш кĕнеке изд-ви: 2004. 217 с.

12 Чувашские народные песни: 620 песен и мелодий, записанных от Гаврила Фёдорова / Сост. Ю.А. Илюхин. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1969. С. 43–44.

13 Çĕр çавра юрă ⁄ сост. М. Г. Кондратьев.— Шупашкар: 1998. С 100?

14 Салмин А.К. Указ. соч. С. 382.

15 Чăваш халăх пултарулăхĕ: ваттисен сăмахĕсем [Чувашское народное творчество: пословицы и поговорки]. 38 с.

16 Там же. С. 40.

17 Там же.

18 Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка. Т. 3. С. 299.

19 Тимофеев Г. Т. Тăхăрьял: этнографи тĕрленчĕкĕсем: халăх сăмахлăхĕ: çырса пынисем, çырусемпе асаилÿсем. — Шупашкар: Чăваш кĕнеке изд-ви: 2002. — 49 с.

20 В своей работе В.Г. Родионов отмечает как «идею согласования и ненасилия, общинного равноправия». См.: Родионов В.Г. Указ. соч. С. 23.

21 Маслоу А. Мотивация и личность. 3-е изд. СПб.: Питер, 2006. С. 60–95.

22 Чувашские народные песни: 620 песен и мелодий, записанных от Гаврила Фёдорова. С. 43.

23 Ашмарин Н. И. Словарь чувашского языка. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2000. Т. 16. С. 226. В чувашском языке выражение «ĕçсе çиме» включает в себя совместную работу, деятельность вообще, а не только совместное застолье.

24 Там же. С. 215.

25 Ашмарин Н.И. Словарь чувашского языка. Т. 16. С. 134.

26 Чăваш халăх пултарулăхĕ: ваттисен сăмахĕсем [Чувашское народное творчество: пословицы и поговорки]. 395 с.

27 Чăваш халăх пултарулăхĕ: пилсемпе кĕлĕсем [Чувашское народное творчество: благословения и молитвословия]. 218 с.

28 Там же. С. 217.

29 Там же. С. 220.

30 Там же. С. 219.

31 Там же. С. 230.

32 Там же. С. 212.

33 Чăваш халăх пултарулăхĕ: ваттисен сăмахĕсем [Чувашское народное творчество: пословицы и поговорки]. С. 217. В выражении «çын хыççăн» подразумевается значение «за чужим человеком».

34 Большая актуальная политическая энциклопедия / под общ. ред. А. Белякова, О. Матвейчева и др. М.: Эксмо, 2009. URL: http://www.politike.ru/dictionary/839/word/obschestvo-potreblenija (дата обращения: 12.11.12).

35 Желтов М. П. Чувашские ценности: учеб. пособие. С. 5.

36 В. Алмантай (Иванов Владимир Николаевич, 1966 г. р.) – общественный деятель, директор фонда «Сувар», организатор традиционных праздников, археологических научных экспедиций. Ерагин Евгений Евстафьевич (1955 г. р.) — лидер движения верховых чувашей «Вирьял». Им проведено множество поездок и экспедиций по местам проживания предков чувашей. Цыпленков Олег Михайлович (1959 г. р.) — общественный деятель, председатель Союза чувашской молодежи «Сувар». Двадцать четвертый год по инициативе «Сувара» люди самых разных возрастов и рода занятий выезжают летом в исторические места чувашского народа поклониться предкам, ставить памятные столбы, облагораживать территории.