Кто мы — суваро-булгары или чуваши?

Агеев В. И. Памятник суварскому народному герою Чемень. 2002 г. Б., тушь, 42х36.

«Великий путь несложен для тех, у кого нет предпочтений; когда любовь и ненависть отсутствуют, все становится ясным и простым. Однако сделайте малейшее отличие, и небо и земля бесконечно разойдутся. Если вы хотите видеть истину, то не придерживайтесь мнения «за» или «против». Борьба с тем, что нравится одним и не нравится другим, — это болезнь разума».

Философ Sosan
(третий дзенский патриарх)

Не угасает живой интерес нашего народа к своей истории и культуре. Чаще всего дискуссии возникают вокруг вопросов о том, кто такие «сувары», «булгары» и в каком родстве состоят с ними «чуваши», откуда и когда появились названия этих народов, что они означают?

В предлагаемой вниманию читателей книге хотелось бы в какой-то мере обсудить эти вопросы и, если удастся, дать на них сколько-нибудь доказательные ответы. В основу книги положены сведения и факты из опубликованных трудов известных авторов разных эпох, в том числе современных ученых-историков. На основе анализа и сопоставления ряда взаимосвязанных материалов из различных источников постараюсь изложить собственную точку зрения на средневековую историю суваро-булгарского этноса.

К сожалению, мы не знаем историю своего народа даже наполовину, потому что в школах в течение десятилетий изучали в основном лишь русскую и зарубежную историю. В школьных и вузовских учебниках, если и упоминалось имя сувар и булгар, то всегда лишь в контексте контактов и военных столкновений с ними русских в процессе колонизационного продвижения последних в регион Среднего Поволжья.

В исторических документах собственно предки чувашей выступали под разными этнонимами. С VII-Х вв. они известны как «сувары» и «булгары», с XI в. — «волжские булгары», а в русских и зарубежных источниках конца XV — начала XVIII вв. — «нагорные черемисы», «горные люди», «черемисские татары». Имеется самая ранняя датировка первого упоминания термина «чюваш»: в «Скифской истории» А. И. Лызлова чюваши упоминаются в связи с событиями 1508 г.1 Книга вышла в свет в 1692 году, в ней дано описание борьбы русского народа с монголо-татарами и турками. А слово «скиф» означало род занятий — скотоводство. И все-таки непонятно: под словом «чюваш» автором упомянуты предки современных чувашей или Чюваша — племя чюдское. Чюди жили в Южной Балтии, в Прибалтике, у Финского залива, Ленинградской области и т. д. (СВУ. Летописный указатель. М., 1927). Чюваша — племя чюдское, народ финно-угорской языковой группы. На это указывает А. Ф. Лихачев в книге «Скифские элементы в чудских древностях Казанской губернии» (Одесса, 1866). О скифах Н. М. Карамзин говорит, что все народы Евразии во времена Геродота назывались собирательными этнонимами скиф и сармат (Карамзин Н. М., 1818, 5-12). А в 1511 г. этноним «чюваша» был впервые применен по отношению к бесермянам.

По данным языка, бесермян можно одинаково причислять и к удмуртам, и к татарам. Сами себя бесермяне считают крещеными татарами. Большая часть бесермян говорит по-удмуртски, но по внешнему типу скорее напоминают татар2.

«Народу возвращено самоназвание» — под таким заголовком газета «Вечерняя Казань» 10 апреля 1992 года опубликовала сообщение Российского информационного агентства (РИА). В нем говорится: «Возвращено исконное самоназвание «бесермяне» этнической группе, проживающей в северных районах Удмуртии. Постановление об этом принял Совет Министров республики»3.

В русских летописях термин «чуваш» упоминается под 1524 годом, когда великий князь Василий Иоаннович, построив на устье Суры град Василь, отправил на Казань войско, и оно на Свияге имело бой, и на том бою «многих князей и мурз, и татар, и чювашу избиша»4. В данном случае под чувашами подразумевалось население, не находящееся на службе у государства. В период борьбы за Казань и после Иван IV жаловал оказавшим ему услуги представителям чувашской знати звания и привилегии тарханам. Князья и сотники, как и в ханстве, управляли волостями, подчиняясь теперь русским воеводам. Тарханы несли службу в русской армии, выступая в походы на своем коне и со своим вооружением. За князьями, сотниками и тарханами сохранялись их вотчинные земли и зависимые от них общинные крестьяне, — говорится в книге «История Чувашской АССР» (Чебоксары, 1983, с. 75).

С присоединением Среднего Поволжья к Русскому государству в Среднем Поволжье, в том числе и на территории современной Чувашии, появились служилые новокрещены и служилые татары, чуваши, марийцы и мордва. Размещались они в основном в городах, а служилые татары, чуваши и другие — отчасти в нерусских селениях, главным образом по укрепленным линиям (засечным чертам). В «служилые новокрещены» и «служилые чуваши» вербовали как представителей феодальной прослойки, так и ясачных крестьян. Им выделяли небольшие поместья, иногда достигавшие 70 и более десятин. Они не владели зависимыми крестьянами, но широко эксплуатировали кабальных и ясачных людей.

Н. В. Никольский отмечает, что «служилые чуваши» (татары, марийцы, удмурты, мордва) в XVI-XVIII веках представляли «разряд мелких военно-служилых людей из волжских народов, несших засечную и военную службу. При Петре I зачислены в разряд государственных крестьян (Указы 1719-1724 гг.)» (Никольский Н. В. Собрание сочинений. Т. 2. Чебоксары, 2007. С. 416).

Н. М. Карамзин упоминает о чувашах под 1524 годом, но не раскрывает, на каком основании рядом с черемисами, клявшимися в верности Сафа-Гирею, он ставит и чувашей. По мнению В. А. Сбоева, Н. М. Карамзин употребляет его здесь per anticipationem5. Людей исповедовавших языческую религию, называли «чувашами». Термин «черемис» означал «храбрый воин» или «лесной человек»; впоследствии, вплоть до начала XVIII века, предков современных чувашей называли «горными черемисами» или «черемисскими татарами».

Как пишет профессор Казанского университета середины XIX века В. А. Сбоев, народ под названием «чуваши» долгое время был вовсе неизвестен и восточным, и западным историкам и географам: «Только в середине XVI столетия он вдруг явился в истории». Таким образом, до начала XVI века ни греческие, ни западно-европейские, ни русские, ни арабские писатели, из которых особенно последние издавна хорошо знали здешний край, не говорят об этом народе ни слова6.

Упомянутые в русских актах и летописях начала XVI века собирательный термин «чюваша» трудно привязать к определенному этносу. В Казанском ханстве и в XVI—XVII веках левобережные ясачные чуваши — есть ясачные татары, т. е. «чуваш» — термин не этнический, а социальный, обозначающий ясачного татарина (Е. И. Чернышев, И. П. Ермолаев, Д. М. Исхаков)7. Это хорошо отражено в Писцовой книге Казанского уезда 1602-1603 годов. В специальном исследовании о татарской деревне второй половины XVI и XVII веков Е. И. Чернышев пришел к выводу, что служилые татары противопоставляли себя ясачным татарам и называли их «чюваша». В царском наказе Казанскому воеводе Ю. П. Ушатому об управлении городом и уездом от 16 апреля 1613 года «татары», «вотяки» и «башкирцы» перечисляются вместе в составе казанских служилых людей. В спорном деле о земле 1642-1643 годов деревня Ащерма Арской дороги* называется татарской, а истцы, живущие в ней, «чювашами». В Писцовой книге одни и те же лица (Тогонай Девлеткильдеев, Тууш Тянеев) упоминаются в одном месте как ясачные татары, в другом — как «ясачные чюваша».

* «Дорога» или «даруга» — административная единица (ср. чув. «тĕрĕх» — сторона, край).

Писцовая книга показывает, что как только «ясачный чювашин» становился служилым, он начинал называться служилым татарином. Так, например в деревне Укреч Култук Ногайской дороги, описаны поместья двух служилых людей — служилого татарина Емая Енибекова и вдовы служилого татарина Чапкуна. При этом в поместье служилого татарина Емая Енибекова упоминается «двор брата его Кошая», а в поместье вдовы служилого татарина Чапкуна «двор чювашенина Тогоная Великаева и двор бобыля Янка Латыша». В итоге по деревне упоминаются два «двора помещиковых», два двора «чювашских» и двор «бобыльской». Следовательно, двор брата служилого татарина, вероятно, фиксируется как «чювашский»*. Во всяком случае, в число помещичьих дворов двор брата не вошел. Другой пример. В деревне Большой Бимер Галицко-Алатской дороги упоминается чювашенин Мансур, один сын которого платил ясак, а другой стал служилым татарином. Все это говорит о том, что называемые писцом «ясачные чюваши» после верстания на службу становились «служилыми татарами».

* Редактор считает необходимым отметить, что большинство исследователей в «ясачных чувашах» Приказанья и Заказанья видят население, генетически связанное с булгарами, но подвергшимися в последующий период (до конца XVII в.) отатариванию (см. об этом подробнее: Чуваши: история и культура. Т. 1. Чебоксары, 2009. С. 66-69).

Обращает на себя внимание то, что Писцовая книга знает служилых, которые, наверняка, были нетатарами. Так, упоминается «служилой новокрещен Митя Бакшигов», который, вероятно, был выходцем из марийского народа («был черемисин»). Вместе с тем в Писцовой книге зафиксированы ясачные, которые были татарами: «деревни Салтан ясочные татаровя Курмаш Кулсареев, Тохтамиш Утямяшев».

При описании деревни Евлушеик Ногайской дороги, писец противопоставляет землю ясачных людей («ясачной чюваши») и землю «служилого татарина и его чюваши». Это говорит о том, что писцы под термином «чюваш» никак не могли иметь в виду название народа, ибо это в данной Писцовой книге он использовался как социальный термин. О том, что под «чювашами» в Писцовой книге понимается вовсе не национальный признак, а социальная категория населения, говорит и то, что в источнике упоминаются татарские кладбища возле деревень с «ясачными чювашами»8.

Профессор Н. В. Никольский указывает, что «ясачные чуваши» (мордва, марийцы, удмурты, татары, русские) — есть тяглое население Среднего Поволжья, в XVI-XVII веках платившее феодальному государству «ясак» (ренту-налог)9.

То, что термин «чуваш» в XVI — начала XVII века имел социальное значение, доказывается и эпиграфическими памятниками XV—XVII веков. Термин «султан» зафиксирован на памятниках Казанского ханства из Чувашли, Служилой Уры, Ст. Узюма и Ст. Мегера. А титул «ходжа» отмечен на памятниках из Чувашли, Ниж. Серда, Узюм, Ниж. Метески, Иски-Казани. Этот титул в значении «хозяин, землевладелец». Термин «гияли» употребляется как в значении «мужа», так и в значении «жены», на памятниках из Иски-Казани, Касимова, Чемерцы, Чувашли и других мест10. Название деревни Чувашли, казалось бы, указывает на то, что она чувашская, но там теперь проживают одни татары. Термины «султан» и «гияли» чисто татарские, титул «ходжа» был известен в Волжской Булгарии, до сих пор мы знаем его как «хуçа» («хозяин»).

В русских и западноевропейских источниках XV — начала XVIII века жители правобережной и левобережной части Среднего Поволжья чаще всего названы «горными черемисами». Изучив архивные источники допетровского времени, В. К. Магницкий пришел к важному выводу о том, что население Чувашского края в актах и грамотах называлось «черемисой» или «татарами». Он резюмировал: «Приводимая ниже грамота может служить указателем того, до какой степени произвольно в старые годы проводились в грамотах названия инородческих племен». А в другой статье по этому вопросу В. К. Магницкий прямо указывал: «Посильные наши розыски по поводу представленных копий привели нас к выводу, что именем «черемиса» до 1-й ревизии (1718—1722 гг.) в актах именовались официально присурские чуваши»11. Об этом же пишет видный чувашский этнограф и историк середины XIX в. С. М. Михайлов. Он отмечает, что имя «чуваш» не было известно, вероятно, потому, что народ этот скрывался под общим названием «орды» или «татары». Для доказательства он представляет старинную грамоту, данную чувашам в 1689 году в соцарствование великих государей Иоанна и Петра Алексеевичей и государыни Софии Алексеевны, на владение земельными угодьями, называемыми Масловым островом. В данной грамоте чуваши названы «горными татарами». «Вследствие сего должно убедиться, что чуваши действительно скрывались у летописцев русских под именем татар, с которыми они поживали несколько веков в Казанском царстве»12.

Таким образом, слово «чуваш» не является этнонимом. Изучив труды дореволюционных ученых-историков, я пришел к выводу, что суваро-булгарский этнос до начала XVIII века не знал, что их «окрестили» чувашами.

В сообщениях арабских авторов и в ранних летописных источниках чуваши, как полагают учёные, выступали под этнонимом «сувары». Еще в моей детской памяти дедушки и бабушки утром, восхваляя бога, говорили: «савир» (сав — «любить», ир — «утро» или «начавшийся новый день»). А работающего на земле человека называли «супар» (суп — ывăн, халтан кайса ĕçле — «ĕçпе супрăм», суп — «уставать», «утомляться»; ар — «человек»), что понятно, ибо труд земледельца самый тяжелый и изнурительный. «Сапăр ту» — быть довольным, снисходительным. Такое выражение, по-видимому, сохранилось от названия древнейшего суварского государства Субарту (III тыс. лет до н. э.). Субарту было процветающим государством в Северной Месопотамии, это подтверждают как античные и средневековые авторы, так и археологические находки. При высоком уровне цивилизации люди, видимо, были довольны своей жизнью и проявляли снисходительность по отношению к своим правителям, и говорили друг другу: «Будем же вместе, сабиры» (Пĕрле пулар, сепирсем). «Савир», «субар», «сабир» — более раннее ротацированная форма слова сувар. В чувашской деревне по сей день, выражая уважение к друг другу, говорят: «сумлă ар» (уважаемый человек), «сума су» (пожелать здоровья), «сума сăвар» (почтим, уважим), «сăваплă ар» (благочестивый человек) или, выражая любовь, «савар», т. е. от «сав» (любить), «ар» (человек). Пожелание здоровья — «сывар» (сыв — здоровье, ар — человек). Семантика этих слов глубокая и очень древняя.

Сохранившиеся в чувашской речи слова и словосочетания типа «савир», «супар», «сапир», «сепир», «сумлă ар» «сума сăвар», «сăваплă ар», «савар», «сывар», «суар — сунă ар» являются бесспорным доказательством их связи с этнонимом народа сувар. Вопрос только в том, как удалось им перенести через века свое природное самоназвание. Неспроста же в Чувашии распространены соответствующие фамилии: Сабировы, Сабитовы, Самарейкины, Саперовы, Савировы, Себировы, Суворовы, Субаровы и т. д. О значениях вышеуказанных слов сказано и в словаре Н. И. Ашмарина: Савар (Сăвар) — название с. Кузнечиха б. Спасск. уезда; суп — выбиться из сил, измучиться, замаяться, уставать, утомляться. Сапар (сабар) — тихий, смирный, кроткий. Сапар — миролюбивый. «Сапăр пул» — быть довольным. Самара кайрăм сапăрпалан. Чĕрĕ ырĕ кăмăллă, сапăр, кирек кам сăмахĕнчен те иртмен кĕçĕн ывăлĕ? Пирĕн инке пит сапăр (задумчивая и кроткая). Вăл сапăр ача (задумчивый и кроткий). Сабир (сепир) — так называют тех, кто участвовал в Пугачевском восстании (Сепирсем тесе ĕлĕк Пугачевпа пĕрле çĕмĕрсе çÿренĕ çынсене каланă тет).

В середине XVIII века положение крестьян становится невыносимым. Кроме всяких обременительных налогов, помещики, монастыри, церкви и духовенство отбирали у крестьян земли, силой заставляли собирать деньги на строительство церквей. Местное духовенство делало все, чтобы оскорбить национальные чувства сувар, придерживавшихся своей этнической религии. Именно по этой причине те, кому было что терять, уходили из обжитых мест. Многие переселялись в Заволжье, степные районы Башкирии и другие места.

У многих ненависть к эксплуататорам переполняла чашу терпения. Когда началась Крестьянская война под предводительством Е. И. Пугачева, бунты вспыхнули и в Среднем Поволжье. Суваро-булгарские крестьяне выступили под своим природным самоназванием «сепир», оно как оберег объединяло народ для борьбы с несправедливостью. Видимо, сувары никогда не забывали свое происхождение, что получило отражение и на эпиграфических памятниках XVII—XVIII веков.

В августе 1774 года объединенные силы царских карателей разгромили суварских повстанцев, число убитых составило более ста человек. Это было последнее объединенное восстание на территории современной Чувашской Республики. После его подавления начинаются гонения и расправы над восставшими. Самых отличившихся их представителей вешали на виселицах, четвертовали, казнили на плахах, многих сослали в ссылку.

В результате повторилось то же, что было после разорения Волжской Булгарии монголо-татарами: люди вынуждены были скрывать собственное самоназвание «сувар» или «сепир», само упоминание которых вызывало у карателей бешенство. Таким образом, народу пришлось в своей истории второй раз отказаться от своих суваро-булгарских родовых корней, подавлять и скрывать свое происхождение.

Ещё раз хочется напомнить слова Н. И. Ашмарина о том, что в 70-х годах XVIII века так называемые чуваши на самом деле себя называли «сепирсем», подтверждая тем самым живучесть древнего этнического, природного самоназвания. В средневековых арабских источниках имеются сведения о том, что в начале X века население Волжской Булгарии состояло из четырех племенных групп, подчиненных булгарскому царю — булгар, сувар, эсегелей и берсула. Писатель первой половины X века Ибн-Русте сообщал, что «все булгарские племена относительно образа жизни стоят на одной ступени»13. Ибн-Хаукаль, арабский географ-путешественник, свидетельствует об едином их языке: «язык сувар и булгар подобен языку хазар»14. В результате трехсотлетнего пребывания в составе Хазарского государства сувары и булгары унаследовали единую культуру и язык, руническую письменность15. Академик Н. Я. Марр указывал, что чувашский язык есть остаток булгаро-хазарской группы языков средневековья16.

Н. И. Ашмарин в 1902 году опубликовал монографию «Болгары и чуваши» (Казань, 1902), в которой на основании анализа огромного комплекса источников сделал следующие выводы: 1) «Язык волжских болгар тождественен с современным чувашским»; 2) «Современные чуваши представляют из себя не что другое, как прямых потомков волжских болгар». Разработанную Н. И. Ашмариным теорию болгар-чувашской языковой и этнической преемственности поддержали тюркологи всего мира. Чувашский язык относится к древнетюркским языкам булгарской группы, для которой характерен ротацизм и ламбдаизм (звук «р» вместо «з», звук «л» вместо «ш» в новотюркских кыпчакских и огузских языках)17.

В X-XII веках Булгарское царство достигло своего расцвета. Ремесленное производство, культура земледелия и скотоводства находились на высоком уровне развития, государство имело широкие международные связи. В процессе культурного и экономического развития государства активизируется процесс ассимиляции суварами и булгарами местного финно-угорского населения, небольшие племена сливаются с более крупными. В этом этногенетическом процессе верх взял суваро-булгарский язык. В этот период завершился процесс формирования суваро-булгарской народности, начавшийся в X веке в составе Булгарского государства.

По мнению многих историков, суваро-булгары как народность сформировались еще в VIII веке, хотя завершается этот процесс на правобережье Волги в XIII-XV вв. В ранних работах одного из активных чувашских авторов Г. П. Егорова происхождение самоназвания «сувар» трактуется так: «Предводители с целью объединить племена к имени сувар добавляли клич — пулкар («будь един»). Именно поэтому в событиях, где участвовали сувары, непременно упоминаются и булгары. Эти названия всегда идут параллельно. Сторонники единства, желая объединить народ в одно сильное ядро, выступали с призывом пулкар («будь един»). (Такой призыв объединения народа сохранился в названии города Шупашкар («един»). — Авт.) Эта группа сувар именовалась пулкарами (булгарами). Правитель другого города, не желавший расстаться с титулом царя, объединил своих сторонников чуть поодаль от суваро-булгар. Таким образом, произошло раздвоение названия одного народа на сувар и суваро-булгар. Совместное упоминание сувар и булгар обнаруживается на разных территориях и в разное время: в Средней Азии в периоды до н. э.; на Среднем Дунае сувары и булгары, предводимые Аттилой; в Приазовье жили сувары и булгары; на Средней Волге снова упоминаются сувары и булгары вместе». Здесь Г. П. Егоров уверенно отмечает, что во всех четырех случаях речь идет об одном и том же народе. Одинаковые имена, язык, орнаменты, одежда, обычаи, традиции сувар и сувар-булгар говорят о том, что эти этнические группы произошли от одного корня18.

Свидетельством того, что чуваши произошли от суварских предков, служит марийское название чувашей — суаз, на что обратил внимание еще профессор И. Н. Смирнов. Н. И. Ашмарин отмечает, что горные мари именуют чувашей суасла мари, т. е. «суасские люди», а татар они называют своим именем19. По предположению Н. И. Ашмарина, чуваши свое имя в старину произносили несколько иначе, чем теперь: суас, суав, сывас20.

Профессор В. В. Николаев указывает, что башкиры и теперь так называют чувашей — «сыуаш, суваш»21. Чебоксарский краевед и предприниматель С. Г. Сардарьян, неоднократно бывавший на родине отца в Армении, обратил внимание на то, что тамошние старожилы по сей день чувашей называют «савары» или «сувары».

По мнению ряда исследователей, племенное имя «сувар» является чувашским. А. П. Ковалевский, анализируя рукопись Ибн-Фадлана о его путешествии в Волжскую Булгарию, подчеркивает, что в Мешхедской рукописи слово «суван» нужно читать как «суваз», «сувар» с точкой над «р». Название этого народа в тексте встречается лишь один раз, что затрудняет толкование его. Однако неоднократно упоминается наименование города Сувар, названного, как было принято у булгар, по имени племени. По предположению А. П. Ковалевского, слово «суваз» произносилось несколько по-другому — «саваз». Что касается двоякого произношения одного и того же наименования («суваз» и «сувар»), то оно объясняется, по А. П. Ковалевскому, наличием в булгарском языке «р» и «з»диалектов, как об этом свидетельствуют примеры передачи других наименований (Джаушыз — Джаушир, булгар — баргаз)22.

В Волжской Булгарии престижно было называться «булгарин» (суваро-булгар, бигеро-булгар и т. д.), но при этом совсем не обязательно было быть представителем именно этой национальности. Историки пока не могут сказать, каково было самоназвание булгарской народности. Предки марийцев называли булгар «суасами», а предки удмуртов — «бигерами»23. М. З. Закиев пытался связать термин «бигер» с этнонимом «булгар» через ойконим «Биляр». Скорее всего, в слове «бигер» со временем произошла замена звука, «л» на «г», т. е. «билеры» превратились в «бигеры». Бесермяне, принимая казанских татар за «своих», называли их бигерами, т. е., как указывает М. Глухов, биями, имея в виду свою родословную связь с каким-нибудь бичером, т. е. атаманом. Такого принципа придерживается и Юхма Мишши, доказывая, что был Чуваш — атаман, отсюда булгарский народ начал называть себя чувашом. Такого народа, как «бигеры», «билеры», в Волжской Булгарии не было. Биляр всего лишь название города. Бесермян некоторые историки относят к бигерам. Но слово «бигер» не этноним, всего лишь означает место жительства. Вероятно, и после образования единой волжско-булгарской народности названия прежних крупных племенных групп — булгар и сувар — продолжали бытовать. Не исключена возможность, что та часть булгарской народности, которая исповедовала ислам, в XIII-XIV веках именовалось булгарами, а приверженцы древней этнической религии — суварами24. Булгарская аристократия, еще раньше имевшая сословную и религиозную пропасть между собою и массой общинного крестьянского населения, вскоре после монголо-кипчакского завоевания резко отделилась от сельчан25. Мусульмане-булгары, как отмечает В. Д. Димитриев, позднее, в XIII-XIV веках, слились с кипчаками — татарами26. В результате ассимиляции булгар кипчаками верх взял кипчакский государственный язык Золотой Орды.

Неопределенность в религиозной и этнической принадлежности населения Волжской Булгарии оставляет вопрос о его самоназвании до сих пор открытым. Основатели городов и сел, чтобы обозначить себя в окружающем мире, хоть как-то себя называли. Не исключено, конечно, что многие, может быть и большинство населения Волжской Булгарии, называли себя «булгар», и имея в виду место жительства, так могли их называть и соседи. Известно, например, что «московиты» — люди из земель московских, так же и «казанцы» — жители Казанского ханства, но они не являются этнонимами. «Булгар» тоже можно отнести к древнейшим этнонимам, так как с какой бы стороны к нему ни подойти — в нем нельзя усмотреть название местности плюс слово «люди» на том или ином языке. Знает ли история какую-либо историческую личность или феодала по имени Булгар, имеющего отношение к Татарской Республике? Нет27. Так же не встречается имя Булгар и в Чувашской Республике. «Болгар» с древнетюркского языка переводится как «повстанец/ восставший», что сохранилось на современном чувашском языке в форме «пăлхар». «Булгар» означает призыв «будь един», что сохранилось как «пулкар», «пул ар».

Кто такие были «булгары» («болгары»)? Был ли это один этнос или этим названием обозначался союз народов, составляющих одно царство на реке Волге. Не оттого ли царство это называлось «Болгарским», что лежало при реке Волге (Болге), и не означало ли это название просто «Волжское царство»? Для утвердительного ответа на последний вопрос есть некоторого рода основание. Название «булгары» затруднительно считать именем одного народа уже потому, что трудно допустить, чтобы народ, живший в историческое время и достигший в своем развитии сравнительно высокого уровня культуры и цивилизованности, вдруг на глазах соседей потерял свое название, да и сам исчез вместе с ним. Итак, вопрос «кто такие булгары?» — естественным образом рождает вопрос о том, предки какого из существующих ныне народов играли ведущую роль в исторической судьбе Булгарского государства, создали его культуру и, значит, были передовыми в смысле развитости? Таким народом Г. И. Комиссаров и др. считают теперешних чувашей28.

Гали Еникеев, опираясь на выводы Ахметзаки Валиди Тугана и русских «дореволюционных» ученых, пишет: «Булгары — это название сообщества (народов), говоривших на разных языках и исповедующих различные религии. Булгар — это название сообщества (государства), образованного тюркскими племенами. Предки нынешних марийцев, мордвы, удмуртов — племена финских народностей, а предки нынешних казанцев, чувашей, мишарей, башкир — племена тюркские, все они являлись подданными Булгарского хана и носили собирательное название «булгары». А народ, который более основательно назывался именем булгар — был тюркским племенем, это предки нынешних чувашей и, в определенной мере, татар тоже. Это племя было правящим в государстве. Язык древних булгар представлял собой нечто среднее между татарским и чувашским, но представляется, что чуваши сохранили язык булгар лучше, чем татары»29.

Из-за вхождения суваро-булгар в союз гуннов и наличия в современном чувашском языке древнетюркских слов, одни авторы суваро-булгар относят к тюркским народам, а другие утверждают, что сувары (чуваши) не входят в тюркскую группу. Если будем искать у суваро-булгар кипчакские корни (Л. Н. Гумилев. Этногенез и биосфера Земли // Дружба народов, 1988, № 10. С. 226), то выяснится, что большинство средневековых авторов, например Эль-Балхи (950 г.), Масуди (943 г.), Демешки (XIV в.) и др., не относили суваро-булгар к тюркскому миру. Подтверждается это тем, что само слово «сувар» в древнеиранском языке означает «наездник». В древние времена только состоятельные люди могли иметь лошадь, для хозяина лошадь — это все: помощник, трудяга, кормилица и друг на поле брани и т. д. Такое отношение к лошади в чувашских деревнях сохранялось вплоть до конца XX столетия. А более ранняя ротацированная форма слова «сувар» — «сабир» (от арабского «мирный», «смирный», «кроткий»). Напоминаем еще раз, что в современном чувашском языке сохранился термин «сепир» — так называли тех, кто участвовал в Пугачевском восстании (Н. И. Ашмарин).

Чего только не пишут некоторые авторы в стремлении выдать желаемое за действительное! Земледельческий суваро-булгарский народ относят к кочевым народам средневековья, не понимая, что мы от этого не становимся богаче. Принадлежность суваро-булгар к индоиранскому миру несомненна, как бесспорен и имевшийся у них мощный тюркский субстракт. Но первичны исторические корни, взаимный обмен знаний и опыта у соседствующих народов всегда вторичен. Суварский народ сохранил свою самобытность, не потерял язык, обычаи, культуру и древнюю этническую религию, основывающуюся на положениях зороастризма древних иранцев. В некоторых регионах России, где живут компактные группы сувар (чувашей), до сих пор сохраняются древние традиции и этническая религия.

В книге «Естественная история племен и народов», изданной в 1885 году в Санкт-Петербурге, указано, что чуваши, хотя и болгарского происхождения, но «усвоили турецкий язык своих соседей, так называемых казанских татар»30.

В другом солидном издании — «Человеческие расы» — увидевшем свет в 1902 году в Санкт-Петербурге, прямо сказано, что казанские татары есть потомки кипчаков, что, прибыв в XIII веке на берега Волги, они смешались там с болгарами31.

А в «Учебнике русской истории для средней школы», изданном в 1914 году в Санкт-Петербурге, о болгарах волжских (тюркского народа, названного «волжским» в отличие от болгар «дунайских»), сказано, что «пришедшие с низовья Волги к устьям Камы кочевые болгары основались здесь и, не довольствуясь кочевьями, построили города, в которых началась оживленная торговля. Арабские и хазарские купцы привозили сюда с юга по Волге свои товары (в частности, серебряную утварь, блюда, чаши и пр.); здесь они выменивали их на ценные меха, доставляемые с севера по Каме и Верхней Волге. Сношения с арабами и хазарами распространили между болгарами магометанство и некоторую образованность. Главные болгарские города (в особенности город Болгар, или Булгар, на самой Волге) стали очень влиятельными центрами для всей области Верхней Волги и Камы, населенной финскими племенами. Влияние болгарских городов сказывалось и на русских славянах, торговавших с болгарами, а впоследствии враждовавших с ними. В политическом отношении волжские болгары не были сильным народом. Завися первоначально от хазар, они имели, однако, особого хана и подчиненных ему царьков или князей. С падением Хазарского царства болгары существовали самостоятельно, но много терпели от русских и были окончательно разорены в XIII веке татарами (их потомки, чуваши, представляют теперь слабое и мало развитое племя)»32.

В начале XIII века, когда русский народ, разъединенный на княжества, вел между собой братоубийственную войну, Волжская Булгария отличалась единством и военной мощью. По этой причине, когда в1223 году русские войска на реке Калка потерпели от монголо-татар поражение, в том же году суваро-булгары впервые в истории одержали верх над ними, победившими до этого китайцев, грузин и аланов, половцев и объединенное войско русских княжеств. Волжская Булгария стала буфером между Европой и Азией. Разъяренные монголы еще дважды — в 1229 и 1232 годах — напали на Волжскую Булгарию, но оба раза потерпели поражение и были вынуждены отступить в Азию. В 1236 году, после длительной борьбы за независимость, Волжская Булгария оказалась под властью и гнетом монголо-кипчакских феодалов во главе с ханом Бату. Их нашествие нанесло смертельный удар политическому и культурному могуществу суваро-булгар: страна была разорена, города разрушены.

В 1239-1240 годах произошло восстание суваро-булгар против завоевателей, его возглавили князья Баян и Джику. В 1241 году монголам пришлось еще раз завоевывать Булгарскую землю. Таких неудач татаро-монголы принципиально не прощали и уничтожали противника поголовно33.

В середине XIV века в Золотой Орде начались феодальные междоусобицы. Хромой Тимур-хан в 1391 и 1395 годах напал на Золотую Орду и разрушил булгарские города и деревни. Тысячи людей попали в плен, начался произвол, избиение населения и грабеж. Домашний скот стадами угоняли на юг. М. Г. Сафаргалиев в своей книге «Распад Золотой Орды» пишет, что в лагере у Тимура в плену находились молодые девушки и юные парни числом более пяти тысяч. Население начало искать новые места для поселения и находило убежища в лесах.

Полное опустошение Волжско-Булгарской земли завершил образовавшийся в 1391 году Мангитский юрт Едигея (позднее — Ногайская Орда). За 80 лет, то есть с 1359 года, когда началась усобица в Золотой Орде, по 1438 год, когда возникло Казанское ханство, на территории нынешних Самарской, Ульяновской, Пензенской областей, Закамских правобережных и юго-западных районов Татарстана, а так же юго-восточной части Чувашии были стерты с лица земли и превратились в пепелища около 2000 городов и селений. Вся эта территория превратилась в «дикое поле» — район летнего кочевья ногайцев — хазар, кыпчаков (под общим политонимом «татары»).

Таким образом, в результате почти полного истребления булгаро-сувары потеряли государственность, национальную элиту, культурные накопления и этническое название. По мнению некоторых исследователей, даже по самым скромным подсчетам, не менее 4/5 болгаро-суварского населения было уничтожено (В. Д. Димитриев, Н. И. Егоров, В. П. Иванов и др.).

Бежавшие от монголо-татарских завоевателей суваро-булгарские мусульмане массово переселялись с левобережья Волги и из южных районов правобережья в бассейны Нижней Свияги и Цивиля, возвращались к этнической религии34. Правобережные суваро-булгары, в отличие от левобережных казанских татар, не испытывали влияние кипчаков35 и ислама, продолжали жить, придерживаясь своей прежней этнической идеологии и культуры.

Следовательно, в XIV-XVI веках суваро-булгарский этнос выжил благодаря тому, что строго придерживался канонов своей этнической культуры, но перешедшие в ислам сувары (чуваши) быстро отатаривались. Для чуваша, мари или мордвы выражение «принять мусульманство» было тождественно выражению «уйти в татары»: по принятии ислама тотчас оставляется родной язык, национальный костюм, национальные обычаи, и все это заменяется татарским. «Чувашенин, принявший мухаммеданство, уже стыдится именоваться чувашенином и говорить по-чувашски, а называет себя татарином. «Я не чувашенин, т. е. не язычник», мыслит он; «я татарин, т. е. правоверующий»36. Надо же было довести до такого состояния целый народ, что он уже начал было стыдиться имени, которое ему навязали.

Суваро-булгарский народ сильно пострадал за свою этническую религию. Соседние народы, не понимавшие обычаев и культуры суваро-булгар, называли их язычниками, не обращая внимания на системную религию народа. Впоследствии термины «язычество» и «язычник» активно использовались в миссионерской литературе и породили синонимы «погань, свинья, нечистый». Народы, соблюдающие древние обычаи и обряды, с точки зрения представителей официальной религии — «язычники» и «погань». По мнению доктора исторических наук А. К. Салмина, народы, создавшие свою религиозную систему, должны быть признаны как цивилизованные. Система является свидетельством зрелости организма, говорит о целостности этнического объединения37.

Наши предки суваро-булгары сумели выжить и даже приумножиться в течение нескольких веков, преодолеть тяжелейшие испытания, которые на них выпали. Это говорит об их телесной, интеллектуальной и духовной силе. А духовной силы без веры не бывает. Только боги даруют людям духовную силу. И кровь наших предков находится в нас самих, в наших генах. Им мы обязаны своим существованием.

В начале XVIII века в процессе насильственного крещения суваро-булгарскому народу запретили жить со своей этнической религией, начали забываться национальные имена, остался в прошлом и этноним. Исчезли формы арабографической и рунической письменности.

А вообще-то соседние племена могли называть суваро-булгар по-разному, в отличие от соплеменников. Греческие, арабские и славянские авторы и летописцы, не понимавшие суваро-булгарского языка, подлинные самоназвания племен искажали до неузнаваемости. Г. И. Комиссаров отмечал, что «само название «чуваш» (чăваш, чăаш) не подлежит филологическому объяснению. Смысл его неизвестен».

Значение слова «чуваш» можно найти в словаре В. И. Даля («Толковый словарь живого великорусского языка», т. 4, изд. 1882 г.), неоднократно переизданный в ХХ столетии. Чуваша — (по B. И. Далю) «твр., пск. чуварыка смл. об. — неопрятный человек. Чувашъ-чувашъ, так скликают свиней: чух-чух, чуш-чушъ. Всякий калмык Иванъ Иванычъ, а чувашинъ Василий Иванычъ».

В прошлом чувашей русские называли Василиями Ивановичами: «Василий Иванович» такая же кличка для чуваша, как «князь» для татарина. Рассказывают, что иеромонах Вениамин Пуцек-Григорович, посланный для обращения чувашей в христианство, крестил их целыми толпами, причем давал им всем имя Василия, восприемником был диакон Иван Афанасьев, — и вышли чуваши Васильями Ивановичами»38.

Нападение немцев в 1941 году на Советский Союз уподоблялось монголо-татарскому вторжению в Восточную Европу. Наверное, с целью сплочения советского народа в тяжелейший период истории ЦК ВКП(б) в своем постановлении «О состоянии и мерах улучшения массово-политической и идеологической работы в Татарской партийной организации» от 9 августа 1944 года и Татарский обком ВКП(б) в постановлении «Об ошибках и недостатках в работе Татарского научно-исследовательского института языка, литературы и истории» от 6 октября 1944 года запретили увязывать историю татарского народа с Золотой Ордой. В статье «Идегеево побоище», опубликованной в журнале «Родина» (1997 г., № 3-4), историк И. Л. Измайлов пишет: «В одночасье Улус Джучи, его население, культура и государственные деятели канули в небытие, а татары на своей земле стали безродными космополитами. Зияющую брешь, образовавшуюся по истории Улуса Джучи, было решено заполнить «местными болгарскими корнями». «Научно» обосновать это решили на «научной сессии о происхождении казанских татар» (25-26 апреля 1946 г.), проведенной Отделением истории и философии АН СССР и Казанским филиалом АН СССР. Выступившие историки, археологи, тюркологи и антропологи единогласно предложили впредь считать современных татар потомками волжских болгар, а Золотую Орду рассматривать как чисто внешнее явление в этнической истории татарского народа». Это было не научное, а чисто политическое решение. Выступление академика М. Н. Тихомирова о невозможности оторвать историю татарского народа от Золотой Орды и члена-корреспондента АН СССР C. Е. Малова о признании наукой прямыми потомками болгар только чувашей, не были приняты во внимание39. «Золотая Орда, — пишет Б. Г. Фахрутдинов, — являлась общим и единым средневековым государством всего татарского народа, всех его этнографических групп, окончательно сформировавшегося как народность на той обширной территории, которая исторически была золотоордынской… Она не была государством казахским и узбекским… История этого государства, его язык, материальная и духовная культура — это татарская история, татарский язык, татарская культура» («Татарстан», 1992, № 4, с. 57). Чувашские историки, следуя сталинской указке, термин «чуваш» постарались обосновать, увязывая с этнонимом суваро-булгарского народа.

Основным признаком, различающим пришлое золотоордынское и местное булгарское население на территории бывшей Волжской Булгарии, стала религиозная принадлежность населения. На этом основании население, придерживающееся этнической религии, называли (çăваç) то есть «жертвоприноситель». По мнению некоторых исследователей, кыпчаки принимали «çăваç» как этническое название и, согласно произношению кыпчакского (татарского) языка, переделали его «чăваш», а пришлые золотоордынцы — в «бесермен» (от арабского «муслимин»)40. Но «жертвоприноситель» не является этнонимом (название народности, нации). А некоторые авторы пошли еще дальше, утверждая, что слово «чăваш» произошло от «çăва», т. е. кладбища. Так называют кладбище в настоящее время верховые (вирьял). Да, марийцы называют чувашей «суасла мари», т. е. суасские люди, но попытки выводить отсюда происхождение термина «çăваç» не выдерживают никакой критики. Выдающимися русскими учеными Н. И. Ашмариным и И. Н. Смирновым доказано, что марийцы своих соседей — суваро-булгар — на свой лад называют «суваз» или «сувасла мари», то есть сувасские люди.

Скажем прямо, что чувашской интеллигенции недостает моральной и интеллектуальной честности. Не желает она называть вещи своими именами. Не случайно ей полюбились пословицы: «С сильными не борись, с богатыми не тягайся», «В жизни может пригодиться и щербатый топор», «Говорящий правду не угоден даже родне... «41. В своих же преданиях чуваши себя отождествляют с суваро-булгарами, населявшими некогда Волжскую Булгарию, и сбежавшими на правый берег Волги, спасаясь от монголо-татарского нашествия42. Автор считает, что данное некогда суваро-булгарам социально-значимое название «чуваш» осталось и укоренилось, тогда как подлинное самоназвание «сувар» только в последние годы стало возрождаться благодаря некоторым историкам и политикам. Однако сила исторической инерции очень мощна. Пришло время задуматься, как быть дальше, пока мы не потеряли друг друга совсем.

Литература

1 См.: Чуваши: история и культура. Т. 1. — Чебоксары, 2009. С. 28.

2 Никольский Н. В. Собрание сочинений. Т. 3. — Чебоксары, 2008. С. 321.

3 Глухов М. С. Судьба гвардейцев Сеюмбеки. — Казань, 1993. С. 89.

4 Егоров Н. И. и др. Хрестоматия по культуре Чувашского края. Дореволюционный период. — Чебоксары, 2001. С. 53.

5 Сбоев. А. Заметки о чувашах. — Чебоксары, 2004. С. 44.

6 Там же. С. 44, 45.

7 Димитриев В. Д. Волжские земли в истории и культуре России. Материалы Региональной научной конференции г. Чебоксары, 20-21 июня 2003 г. Часть I. — М., 2003. С. 23, 24.

8 Степанов Р. Н. Писцовая книга Казанского уезда 1602-1603 годов. — Казань, 1978. С. 22, 23, 24.

9 Никольский Н. В. Собрание сочинений. Т. 2. — Чебоксары, 2007. С. 411, 412.

10 Мухамедшин Д. Г Археология европейских степей. Вып. 6. Татарские эпиграфические памятники. Региональные особенности и этнокультурные варианты. — Казань, 2008. С. 54, 55, 56.

11 В. К. Магницкий — исследователь культуры и быта чувашей. — Чебоксары, 1989. С. 24.

12 Михайлов С. М. Собрание сочинений. — Чебоксары, 2004. С. 144, 145.

13 Турецкий М. А. Древние культуры и этносы Самарского Поволжья. — Самара, 2007. С. 246, 247.

14 История родного края. Хрестоматия. — Чебоксары, 1993. С. 16.

15 Плетнева С. А. Хазары. — М., 1976. С. 46.

16 Марр Н. Я. По этапам развития яфетической теории. — М. -Л., 1926. С. 270.

17 Димитриев В. Д. Указ. Соч. С. 22.

18 Егоров Г. П. Воскрешение шумеров. — Чебоксары, 1993. С. 52, 53.

19 Каховский В. Ф. Происхождение чувашского народа. — Чебоксары, 2003. С. 305.

20 Там же. С. 305.

21 Николаева В. В. Генеалогия чувашского народа. — Чебоксары, 2004. С. 2.

22 Каховский В. Ф. Указ. соч. С. 304, 305.

23 История Чувашской АССР Т. 1. — Чебоксары, 1966. С. 35.

24 Там же. С. 36.

25 Чуваши. Этнографическое исследование. Т. 2. — Чебоксары, 1970.

С. 11.

26 Димитриев В. Д. Чувашские исторические предания. — Чебоксары, 1993. С. 22.

27 Глухов М. С. Указ. соч. С. 184.

28 Комиссаров Г. И. Чуваши Казанского Заволжья // Известия Общества археологии, истории, этнографии при Императорском Казанском университете. Т. XXVII. Вып. 5. — Казань, 1911. С. 318, 319.

29 Еникеев Г. Корона ордынской империи. — М., 2007. С. 232, 233.

30 Фр. Гельвельда. Естественная история племен и народов. Т. II. — С. -Петербург, 1885. С. 792.

31 Издание А. Большакова и Д. Голова. I. Деникеръ. Человеческия расы. — С. -Петербург. 1902. С. 456.

32 Платонов С. Ф. Учебник русской истории для средней школы. — С. -Петербург, 1914. С. 8.

33 Иванов В. П., Николаев В. В., Димитриев В. Д. Чуваши: этническая история и традиционная культура. — М., 2000. С. 28.

34 Там же. С. 32.

35 Каховский В. Ф. Указ. соч. С. 316.

36 Комиссаров Г. И. Указ. соч. С. 319, 320.

37 Салмин А. К. Система религии чувашей. — С. -Петербург, 2007. С. 5, 6.

38 Уяр Ф., Мучи И. Русские писатели о чувашах. Вып. I. — Чебоксары, 1946. С. 101.

39 Димитриев В. Д. Указ. соч. С. 23.

40 Егоров Н. И. и др. Указ. соч. С. 136, 137.

41 Проблемы национального в развитии чувашского народа. — Чебоксары, 1999. С. 209.

42 Мадуров Д. Ф. Традиционное декоративное искусство чувашей. — Чебоксары, 2004. С. 5.

Агеев В. И. Древние сувары. 2003 г. Б., тушь,39х37.

Комментарии

Аватар пользователя ulogin_mailru_105213530422854846

Да, лингвистика подтверждает, что мы с шумерских краев: сувары. Но почему мы не там живем? Ответ есть в пяти книжье Моисея. Издание 16 века, рукопись, есть в интернете. Открываем 1-й лист Второзакнония. Бог повелевает через Моисея изгнать народы, в том числе Саваранъ из земли "обетованной". За что: за то, что они разъвратились перед Богом. Поклонялись всевозможным духам, приносили жертвы бесам, занимались магией. Прошу со мною не дискутировать, а прочитать указанную страницу, а если можете все Второзаконие.Все станет понятно. Примерно в это времена появились и арийцы, блуждающие по меру, и чувашские предки, оставившие свой след от Дальнего востока до Испании и и т.д. И получается что наших предков на много раньше евреев рассеял по миру. По этому не хвастаться бы нам безрассудно, а быть готовым к Его приходу, что бы Он нас совсем не изгнал в тартары. И не печатать такие рисунки, чуваши сапарла сынсем, не имею чувашской клавиатуры.

Аватар пользователя ulogin_vkontakte_261681884

Я тоже думаю что Чуваши потомки Шумеров.Ведь есть город Шумерля.Который обозначает черемуха или болото.Черемуха это белое дерево светлое чистое.Дерево род.То есть если человек не ценит и не бережет свой род ,то он пропадет ,увязнет в "БОЛОТЕ".А Костюмы говорят о том что предки поклонялись природе,космосу,звездам,солнцу.Предки любили землю ,семью .И поэтому защищали и воевали.Всегда старались объединится с народами против врага ведь вместе мы сила.И обменивались словами ,знаками на одежде что бы узнать своих в бою против сил зла.Против насилия и рабства.Язычниками они были только для предателей .ВРАГОВ ИЛИ ЗАБЛУДШИХ ОВЕЦ.Для себя они были Ведами людьми знающими добро .Добро это жизнь .Они были войнами против зла .Все время кочевали на конях по древней Тартарии ,то есть РУСИ.Даже женщины воевали .ЧЕМ ТО напоминают Амазонок.Особенно национальный костюм монеты защищающие как кольчугу и шапочка похожа на богатырский шлем.Что тут думать давно уже всем известно что люди вышли из Даарии.