Значение труда Н. Ф. Катанова «Чувашские слова в болгарских и татарских памятниках» в изучении истории татарского народа

Закиев М. З.
Значение труда Н. Ф. Катанова «Чувашские слова в болгарских и татарских памятниках» в изучении истории татарского народа. // Наследие Н. Ф. Катанова: история и культура тюркских народов Евразии: Доклады и сообщения международного научного семинара, 30 июня — 1 июля 2005 г. — Казань: Алма Лит, 2005. — С. 28—39.

Источник: http://www.ksu.ru/f16/index.ph...

Скачать PDF, 234 KB

Ссылки


Не надо забывать, что чуваши представляли собой финно-угров, называемых веда. И миссионерский съезд 1910 года пришёл к выводу о первоначальном родстве чувашей — язычников и финно-угорских племён. [Шарафутдинов Д. Р. Документы миссионерского съезда (Казань, 1910) — важный источник по истории традиционной культуры народов Среднего Поволжья и Приуралья // Отечественные архивы. — 2005. — № 1. — С. 67]. Финно-угроязычные веда тесно общались с тюркоязычными суасами, приняли от них тюркский язык и этноним суас/чуваш. При исследовании чувашской проблемы, не учитывать этого также нельзя.

Я полагаю, что нам еще не раз придется анализировать статью Н. Ф. Катанова «Чувашские слова в болгарских и татарских памятниках», где он вопреки желаниям татарских ордынцев, противников булгарского происхождения татар, авторами булгарской эпитафии с чувашскими элементами считает не булгар, а чувашей, находящихся на стадии обулгаривания. Ибо так называемые ордынцы, которые считают современных татар пришельцами на их исторических территориях, еще не раз попытаются возродить точку зрения Н. И. Ильминского и Н. И. Ашмарина по этнической истории татар и чувашей.

Закиев М. З. Значение труда Н. Ф. Катанова «Чувашские слова в болгарских и татарских памятниках» в изучении истории татарского народа. // Наследие Н. Ф. Катанова: история и культура тюркских народов Евразии: Доклады и сообщения международного научного семинара, 30 июня — 1 июля 2005 г. — Казань: Алма Лит, 2005. — С . 38—39.

 

 

 

Комментарии

То, что нас, татар, мордва иногда называют «печкезь» — «обрезанными», удивления не вызывает. Любой народ имеет скрытое имя для соседних народов, с кем приходится часто общаться. Это имя употребляется в ситуациях, когда нужно, чтобы соседи не поняли, о ком идет речь.

Например, эрзяне чувашей называют «ветькеть» (по-эрзянски «ведь» — вода, «кедь» — кожа, получается что-то вроде «водянистой кожи»), русских — «якстере кель» (красный язык) и «цика», евреев — «пазонь чави» (богоубийцы). Эрзяне татар называют не только «печкезь», но и «кельме пря» (холодная голова). У мокшан для чувашей нет специального имени, для русских есть — «якстерь кяль» (красный язык), для евреев — «шкаень шави» (богоубийцы).

Биккинин И. Карфаген должен быть разрушен? Оболгание татар продолжается. // Татарская газета. — 1998. — 25 дек. — № 13.

Закиевское «веда», видимо, от эрзянского «ведь» — вода.

...название удмуртского племени Ватка (связанного с названием реки Вятки) упомянуто братом Юлианом как страна Ведин и в «Повести о погибели земли Русской» – как народ веда (Гришкина, Владыкин 1982: 11). Имена эти ни к племени Ватка, ни к удмуртам вообще прямого отношения не имеют, они отражают старое мордовское название чувашей ветьке, ведень (Мокшин 1978: 281—282; Закиев 1985: 44—45).

Белых С.К., Напольских В.В Этноним удмурт: исчерпаны ли альтернативы? // Linguistica Uralica. — T. 30. — №4. — Tallinn, 1994.


Статью Д. Р. Шарафутдинова  «Документы миссионерского съезда (Казань, 1910) — важный источник по истории традиционной культуры народов Среднего Поволжья и Приуралья» в Интернете не нашёл, но есть две статьи Д. Р. Шарафутдинова под одним названием «История традиционной культуры народов Поволжья в документах Национального архива Республики Татарстан» в которых он пишет:

При этом участники съезда обратили внимание не только на анализ численности язычников, но и на их религиозные верования. Подчеркивалась удивительная схожесть религиозных воззрений чуваш-язычников с религией финно-угорских племен, что дало основание миссионерскому съезду считать, что первоначально они были родственными. В самой же языческой религии чуваш, по мнению миссионера М. Г. Иванова, «господствовал чистейший дуализм, состоящий в поклонении Тору — богу добра и света и в поклонении шайтану — богу зла и мрака, пребывание которого в бездне, хаосе, и более сильному злому духу — Кереметь. Потом идут боги второстепенные, третьестепенные и т. д.».

Шарафутдинов Д. Р. История традиционной культуры народов Поволжья в документах Национального архива Республики Татарстан // Вестник СамГУ. — 2005. — №1 (35) — С. 64.

Горохова Л., Шарафутдинов Д. Р.  История традиционной культуры народов Поволжья в документах Национального архива Республики Татарстан // Гасырлар авазы — Эхо веков. — 2006. — Вып. 1.

Схожесть религиозных воззрений чуваш (суваро-булгар) с религией поволжских финно-угорских народов объясняется совместным проживанием в Волжской Булгарии, а не родственностью чуваш с одной стороны и марийцев, удмуртов, эрзя, мокша с другой.