Мишари

Свадебные обряды, песни татар-мишарей и мордвы (Сравнительный анализ)

Анализ материала позволяет предположить, что до начала принятия ислама мишарями в XIV в., когда и мишари, и мордва придерживались схожих языческих верований, был в основном единый комплекс мишаро-мордовского свадебного обряда. Подтверждением этому служит аналогия не только в свадебных обрядах, но и в жанровой структуре песен, наличие подобных божеств-покровителей, типичных ритуальных элементов как в мишарской, так и в мордовских обрядах, особенно в мокшанской свадьбе.

Какое происхождение татар (казанских татар и мишарей)?

Для чуваша или другого изъ нашихъ инородцевъ выраженіе «принять мусульманство» тождественно выраженію «уйти въ татары»: по принятіи ислама тотчасъ оставляется родной языкъ, национальный костюмъ, національные обычаи, и все это замѣняется татарскимъ. Чувашенинъ, принявшій мухаммеданство, уже стыдится именоваться чувашениномъ и говорить по-чувашски, а называетъ себя татариномъ. «Я не чувашенинъ, т. е. не язычникъ», мыслитъ онъ; «я татаринъ, т. е. правовѣрующiй».

Формирование этносословной группы служилых татар в Мещерском крае

Традиции государственной и военной службы были достаточно развиты еще в Золотой Орде, но с началом процесса ее ослабления отдельные группы татар стали переходить на службу в Великое княжество Литовское и русские удельные княжества на определенных социально-правовых условиях. «Выход» золотоордынских татар на службу в другие Восточноевропейские страны, был для позднего средневековья характерным явлением. К тому же, служилые татары были востребованы указанными государствами, княжествами в качестве престижной, боеспособной, организованной военной силы. В условиях ослабления Золотой Орды, внутренней междоусобицы «выход» на русскую или литовскую службу позволял им сохранить за собой статус, права и привелегии, с другой — поднимал престиж принимавшей стороны.
Формированию сословных групп служилых татар в Мещерском крае повлияли исторические условия. Ещё до прихода золотоордынских татар в Мещере проживали тюркоязычные племена. Вероятно, к таковым принадлежали и сами летописные мещера (или маджары). Помимо них прослеживаются булгары, буртасы, кипчаки и др. В начале XIV в. к более ранним тюркоязычным племенам в Мещере добавился пласт золотоордынских выходцев под предводительством Бахмета Ширинского. Тюркоязычные выходцы из Среднего и Нижнего Поволжья, прикубанских, донских, причерноморских степей и Крыма переселялись в Мещерский край большими и мелкими группами, непрерывно на протяжении XIV—XVI вв. Здесь в период Золотой Орды и позднее существовали такие татарские княжества, как Мещерское, Темниковское, Наровчатовское (Мохшинское). Татары, несшие службу в Мещерском крае, составляя конгломерат государственного аппарата Золотой Орды, занимались контролем военно-стратегической дороги, ведущей из Орды на Русь, сбором налогов с русских княжеств. Составляли своего рода золотоордынский военный форпост на границе Руси, с исполнительно-надзирательными и карательными функциями.

Касимовские татары (по генеалогическим и этнографическим материалам)

Книга является комплексным изложением истории касимовских татар. Исследование базируется на впервые созданном обширном своде данных по исторической генеалогии — родословных (шеджере), дополненных этнографическими, архивными, историко-этнографическими материалами. В работе рассматривается хозяйство, поселения, жилище, одежда, пища, праздники, обряды касимовских татар середины XIX — начала XX века.

Три сподвижника

Впечатления от праздника омрачило одно обстоятельство — это пропаганда булгаризма, прозвучавшая с высоких трибун. Не хотелось бы думать, что и такое светлое событие, как открытие мечети, было в спекулятивной форме использовано как пропаганда перед предстоящей переписью населения, и повторить слова муфтия Чувашской Республики Альбира Крганова: «Мы — татары, и весь наш народ — татары!».

История татар нижегородского Поволжья с последней трети XVI до начала XX вв.

Монография посвящена истории возникновения и развития татарских общин в пределах современной Нижегородской области. На конкретном источниковом материале (около 2000 единиц хранения более чем из 60 фондов архивов Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и других городов) автор раскрывает процесс зарождения первых поселений служилых татар в Арзамасском уезде в 1570-х гг. и дальнейшее их распространение в районах Пьяны, левобережья Суры в XVII веке. Отражены вопросы материально-хозяйственной и духовно-религиозной жизни татар Нижегородчины с конца XVI по начало XX столетия. В книге рассматривается конкретный вклад служилых татар Арзамасского, Алатырского и Курмышского уездов в события внутренней жизни России и ее внешней политики. Выявлена специфика исторического развития нижегородских татар-мишарей на фоне общей истории татар России. Книга рассчитана на историков, студентов гуманитарных вузов, духовно-религиозных учебных заведений и всех интересующихся отечественной историей.

О кипчакско-несторианском происхождении кряшен

Не менее интересными для исследования оказываются так называемые татары-мишари. О них доподлинно известно, что ислам проник в их среду крайне поздно, в XVI—XVII веках среди них были еще неисламизированные татары. То есть эти татары исламизировались уже после взятия Казани — это тем более любопытно, так как Нижегородские татары говорят на особом диалекте татарского языка, который практически идентичен диалекту молькеевских кряшен. Также было замечено, что именно их язык гораздо ближе стоит к куманскому, то есть кыпчакскому языку и их антропологические особенности: большая европеоидность, подтверждает их кыпчакское прошлое — как известно кипчаки были европеоиды. Таким образом, у нас есть достоверные источники о татарах, которые были исламизированы крайне поздно, и о кряшенах, которые близки с ними по языку и антропологическим признакам. Более того, среди исторических памятников мишарей часто находят кресты, а многие их праздничные традиции явно имеют христианские корни. Получается, что нынешние татары-мишари, в основном исповедующие ислам, ранее были язычниками или несторианами, как и их предки кипчаки, а возможно, какое-то время они были и православными. В то время как молькеевские кряшены из того же состояния, но пришли не к исламу, а к православию. Однако молькеевские кряшены — это особая группа, но известно, что и язык других кряшен, не подвергшихся влиянию татарско-казанского языка, считается более архаичным, что естественно, в этом языке сохраняются древне кипчакские слова.

Татарская нация: история и современное развитие

В книге собраны наиболее интересные публикации учёных и государственных деятелей Республики Татарстан последних лет, посвященные анализу проблем этнического развития татарского народа. Сборник подготовлен в связи с предстоящей Всероссийской переписью населения 2002 г. и позволяет глубже понять многие дискуссионные вопросы об истории, культуре татар, их этническом становлении. В работе содержатся и публикации, посвященные сценариям будущего татарской нации.

Нижегородские татары: этнические корни и исторические судьбы

Книга посвящена истории нижегородских татар, их происхождению, этнической принадлежности и расселению в крае. В ней рассматривается один из самых злободневных вопросов истории этой группы татар Поволжья — вопрос об их мещерском происхождении. В ней доказывается, что мещера, появившаяся в V—VIII вв. в юго-восточной Европе, изначально была тюркско — кипчакским (половецким) племенем. Первоначально она расселилась в Западной Мещере, часть из них оказалась в Среднем Поволжье и в пределах низовских земель. Этот вывод основывается, прежде всего, на результатах археологических раскопок, имеет принципиальное значение для воссоздания истории татар-мишарей и этнической истории края, существенно меняет установившиеся в историографии представления по этим вопросам.
Читатель найдет в книге интересные сведения о роли татарского фактора в истории Нижегородского края, в течение многих веков выступавшего мостом во взаимоотношениях между Востоком и Русью. Они убедительно опровергают сложившиеся стереотипы о русско-татарских отношениях в эпохи булгарского государства, Золотой Орды и Казанского ханства.

Нижегородские татары: этнические корни и исторические судьбы

Книга посвящена истории нижегородских татар, их происхождению, этнической принадлежности и расселению в крае. В ней рассматривается один из самых злободневных вопросов истории этой группы татар Поволжья — вопрос об их мещерском происхождении. В ней доказывается, что мещера, появившаяся в V—VIII вв. в юго-восточной Европе, изначально была тюркско-кипчакским (половецким) племенем. Первоначально она расселилась в Западной Мещере, часть из них оказалась в Среднем Поволжье и в пределах низовских земель. Этот вывод основывается, прежде всего, на результатах археологических раскопок, имеет принципиальное значение для воссоздания истории татар-мишарей и этнической истории края, существенно меняет установившиеся в историографии представления по этим вопросам.

Страницы

Subscribe to RSS - Мишари