Болгары и чуваши

Ашмарин Н. И. Болгары и чувашиАшмарин Н. И.

Болгары и чуваши. — Казань, 1902.

Вопросъ о происхожденіи и языкѣ волжскихъ болгаръ, какъ извѣстно, до сихъ поръ нельзя считать окончательно исчерпаннымъ, хотя его надлежащее разрѣшеніе имѣетъ весьма важное значеніе для историческаго и этнографическаго изученія Поволжья. Имѣя въ рукахъ различные матеріалы, почерпнутые изъ нарѣчій волжскихъ инородцевъ и, по моему мнѣнію, могущіе пролить нѣкоторый свѣтъ на довольно темную для науки область болгаровѣдѣнія, я рѣшился составить небольшой обзоръ тѣхъ свѣдѣній, какія представляетъ намъ литература о Волжской Болгаріи, дополнивъ ихъ некоторыми новыми соображеніями, вытекающими изъ разсмотрѣнія имѣющихся въ нашемъ распоряженіи лингвистическихъ данныхъ. Такъ какъ главною цѣлью настоящаго очерка служило лишь сообщеніе результатовъ изысканій въ области языковѣдѣнія, то я долженъ замѣтить заранѣе, что болѣе или менѣе подробное обозрѣніе всѣхъ другихъ источниковъ по занимающему насъ предмету не могло войти въ тѣ довольно узкія рамки, которыя были отведены мною для предлагаемой статьи.

Скачать PDF, 4 MB

 

 

Слово суас (сÿäс), которым луговые черемисы обозначают в настоящее время татар, насколько мне известно, до сих пор не обращало на себя того внимания, которого оно справедливо заслуживает по своему важному значению для определения национальности древних болгар. В татарском языке этого слова нет, и следовательно черемисы взяли его не оттуда; очевидно, что подлинник этого слова следует искать в других источниках. С самого первого раза нас поражает сходство этого имени с тем наименованием «ђăваш» или «ђуаш» (ч́ы̆ваш, ц́ы̆ваш, ч́уаш), которое дают себе сами чуваши и под которым они известны у многих, живущих по соседству с ними, народностей. Однако здесь сразу же является и затруднение. Обращаясь к звуковому составу черемисских наречий, мы не находим в нём объяснения, почему чувашское «ђ» передано у луговых черемис не звуком ч, как наиболее близким к чувашскому, а совершенно неподходящим к последнему звуком с. Затруднение это устраняется, если мы припомним, что по особому свойству чувашского языка звуки ц́, ч́ и ч (ђ), как в начале, так и в середине, а равным образом и в конце слов, нередко заменяются звуком с́, который у черемис, в словах заимствованных с чувашского, передаётся твёрдым с.

Всё это заставляет нас предположить, что слово «чăваш» в старину произносилось чувашами несколько иначе, чем теперь, и именно в одной из следующих форм: ćуаć, ćуаз, ćы̆ваć или ćы̆вас (çуаç, çуас, çăваç, çăвас); в этом то более древнем виде оно и было взято черемисами в их богатый чувашизмами язык.

Допустив за всем здесь сказанным некоторую долю вероятности и приняв за возможную тождественность слов суас и «ђăваш», мы всё-таки будем принуждены остановиться перед трудною загадкою: почему луговые черемисы могли окрестить чувашами столь от них в наше время отличающихся татар? По моему мнению, ответ на подобный вопрос может быть один, и именно тот, что современные нам чуваши представляют из себя не что другое, как прямых потомков волжских болгар и что черемисы, обозначая их именем суас, впоследствии перенесли это имя и на татарских завоевателей края, которые, унаследовав то политическое значение, какое сначала принадлежало болгарам, и отчасти и их культуру и приняв ислам, стали потом сами приписывать себе болгарское происхождение. Такое перенесение племенного наименования с одной народности на другую было тем более возможно, что слияние полудиких пришельцев с культурными болгарами (мусульманами) совершилось с медленной постепенностью, и прежнее болгарско совершенно незаметно подменилось татарством.

В виде дополнения к здесь сказанному остаётся сделать еще одно замечание. В настоящее время, как это известно, черемисы, живущие на правом берегу Волги, называют чуваш сложным наименованием суасла мары̆, т.е. черемисами на «суасский» лад. Это название указывает ясно, что слово суас первоначально не означало татарина, так как чуваши, как исконные жители края, несомненно были известны черемисам ранее позднейших пришельцев татар, а потому и не могли получить своё название от сравнения с последними. Переводить выражение суасла мары̆ словами: «черемисы на татарский лад» — было бы большою нелепостью, и поэтому, объясняя это выражение, можно придти только к тому заключению, что оно первоначально означало очувашившихся черемис, а впоследствии было перенесено и вообще на чуваш. Произошло это, вероятно, по той причине, что горные черемисы имели сношения только со своими очувашившимися собратиями, жившими к ним в непосредственной близости, тогда как с коренными чувашами им приходилось сталкиваться реже. Этим и объясняется то обстоятельство, что самого слова суас, помимо термина суасла мары̆, горные черемисы теперь уже не имеют и внутреннего смысла выражения «суасла мары̆» не понимают16). Что касается казанских татар, то последние известны горным черемисам не под названием суас, как у луговых черемис, а под именем тадар,а) самая форма которого (по изменению глухого т между двумя гласными в звонкое д) безспорно доказывает, что оно перешло к черемисам не непосредственно, а только путём передачи от живущих по соседству с ними чуваш17), у которых татары называются «тотар» (чит. тодар).