Как происходили христианизация и исламизация, русификация и отатаривание чуваш?

Как писал Я. Д. Коблов, «влияние ислама между язычниками — чувашами и черемисами начинает прогрессивно обнаруживаться и дает себя почувствовать повсеместно, где они живут совместно с татарами или окруженными ими»5. Интенсивной исламизации продверглись жители чувашских селений Кукшим, Белая Волошка, Утеево-Биково, Сугуты Тетюшского уезда, Татарский Сунчелей, Солдакаево Чистопольского уезда Казанской губернии, Старое и Новое Суркино, Казябаш, Новое Сережино, Алексеевка, Абдикеево, Рысайкино, Старое Ганькино, Николькино, Булантамак, Сумели Степанкова, Нижний Нурлат, Вороний Куст, Иглайкино, Сабакеево, Калмаюр Самарской губернии6. «Отпадают» в ислам чуваши деревень Тенево (здесь была построена мечеть), Полевое Байбахтино, Водоял (Уты) Цивильского уезда Казанской губернии7, Старое Афонькино, Булантамак Самарской губернии; бесермяне селений Юкамень, Досос, Иманаево, Кащур Глазовского уезда Вятской губернии8. С 1905 по 1913 г. ислам приняли удмурты селений Новый Кумор, Малый Юмь, Иштуганов, Сутер, Вежешур, Нижняя Русь, Лыя Пойкино (573 чел.) Казанской губернии9.

По метрическимъ книгамъ церквей Казанской епархіи можно доказать съ достовѣрностью, что къ западу отъ рѣки Свіяги не было татаръ совсѣмъ, а въ настоящее время числится значительное количество татаръ къ западу отъ Свіяги, въ Свіяжскомъ, Цивильскомъ, Чебоксарскомъ и Тетюшскомъ уѣздахъ. Оказывается, все это чуваши, переименованные въ татары по принятіи ими или отступленіи ихъ въ исламъ. По ревизіи при Импер. Николаѣ I (1826) татаръ въ Казанской губ. было только 136,470 чел. об. пола, изъ нихъ христіанъ 31,045 чел., а чувашъ было — 371,758 человѣкъ, т. е. на 135,288 чел. больше, чѣмъ татаръ; по переписи же 1897 г. татаръ считается уже въ Казанской губ. 744,267 чел. об. пола, а чушашъ 513,044 чел., т. е. въ 70 лѣтъ татарскаго населенія прибавилось на 607,797 чел., т. е. на 545 %. Это произошло от того, что за это время значительная часть чувашъ отатарилась. Предъ покореніемъ Казани много чувашъ жило вблизи Казани., главнымъ образомъ, въ Арскомъ округѣ. Впослѣдствіи здѣсь не осталось ни одного чувашенина.

Комиссаров Г. И. Чуваши Казанскаго Заволжья. // Извѣстiя общества археологiи, исторiи и этнографiи при Императорскомъ Казанскомъ университетѣ. Т. XXVII, вып. 5. — Казань: Типо-литографiя Императорскаго Университета, 1911. — С. 320—321.

Условно ревнителей «русской веры» можно назвать «православными прозелитами». Многие из них порвали связь с общиной, оставили богов и духов природных стихий, овладели русской грамотой и русским языком. Среди таких. лиц обозначились две тенденции: одна группа ратовала за развитие национальной культуры на основе христианской и русско-православной, а другая — ориентировалась на отказ от своих национальных корней и совершенное обрусение.

Таймасов Л. А. Христианское просвещение нерусских народов и этноконфессиональные процессы в Среднем Поволжье в последней четверти XVIII — начале XX века / Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук.  — Чебоксары, 2004. — 502 с.

Процесс отатаривания чувашей в связи с принятием ислама продолжался и после взятия Казани. Десятки чувашских селений Казанского, Лаишевского, Свияжского уездов, зафиксированные в писцовых книгах, актовых материалах по XVI—XVII вв. в дальнейшем упоминались исключительно как татарские селения. В 1870 г. ряд мещерских поселений Цивильского уезда — Молькеево. Большое Тябердино, Янгозино и др., жители которых считают себя не мещеряками, а крещенными из татар чувашами (от татар и чувашей они отличаются тем, что говорят по-татарски, но костюмируются по-чувашски и числятся крещенными), выполняют все языческие религиозные чувашские обряды. Такие деревни, крещенные из татар чувашами, есть и в Тетюшском уезде (105).

105. Мур К., Зиндани А.-М., Ахмед М. Коран и современная наука. — Иллинойс, США, 1994.

Браславский Л. Ю. Ислам в Чувашии. — Чебоксары: изд. «Чувашия», 1997. — С. 19—20.

Даже в Татарстане в 1719 г. относительно доминировали русские (46,8%). Татары здесь тогда достигали только 28,8% всех жителей. Мордвы здесь оказалось 1,3%, удмуртов — 4,2%, марийцев — 4,9%. А вот доля чувашей была довольно высока — 13,7% всех жителей.

...

Повышение удельного веса татар следует объяснять не только естественным приростом, но и ассимиляцией ими некоторого числа чувашей (с 6,2 до 5,6%). Процесс этот охватил лишь Среднее Поволжье, где проживало более 80% всех чувашей округа и всей России. Миграционные процессы лишь частично способствовали понижению доли чувашей в населении Среднего Поволжья.

Усилению чувашской миграции за пределы Среднего Поволжья способствовало массовое их крещение в 40-50 гг. XVIII в. Не желающие принимать православие или бежали в другие регионы, или принимали магометанство и сливались с татарами. В границах современного Татарстана их доля изменилась в XVIII в. следующим образом: I ревизия 13,7%, II — 12,5%, III — 11,9%, V — 9,8%, а всего округа соответственно 7,5%, 7,7%, 6,2% и 5,6%.

В Татарстане между III с V ревизиями доля чувашей упала в Чистопольском уезде — с 23,3 до 20,8%, в Спасском — с 9,6 до 7,0%, в Тетюшском уезде — с 19,6 до 18,5%, в Бугульминском с 13,9 од 12,5%, в Буинском — с 50,2 до 43,3%. А в Мензелинском уезде чувашское население вообще почти исчезает.

...

Собственно в Татарстане некоторый рост удельного веса татар, как и ранее, был обусловлен продолжающейся ассимиляцией им немногочисленного здесь чувашского населения. В 1795 г. в Казанском уезде чувашей было 1,7% всех жителей, а в 1850 г. не осталось совсем. В Чистопольском уезде за эти годы доля их снизилась с 20,8 до 16,9%, в Спасском — с 7,0 до 6,3%, в Тетюшском — с 18,5 до 16,3%, в Мензелинском — с 2,6 до 0,6%, в Бугульминском — с 12,6 до 6,7%. Немного выросла она в Буинском (с 43,3 до 44,8%) и Свияжском (с 0,7 до 0,9%) уездах.

А вообще удельный вес чувашей в округе упал с 5,6 в 1795 г. до 4,3%, а в начале XVIII в. он достигал здесь 7,5%. В Среднем Поволжье он упал с 10,9 до 9,2%, в Южном Приуралье — с 6,6 до 3,1% (особенно в Оренбургской области — с 9,5 до 3,5%), в Нижнем Поволжье — с 2,0 до 1,3%.

Кабузан В. М. Население Приволжского федерального округа Российской федерации в XVII—XX вв. в его современных границах (численность, этнический, сословно-классовый состав). — М., 2002.

Материнским для них может считаться село Буртасы Урмарского района, хотя и оно основано только в начале XVII в. русскими на месте чувашской деревни Буртасы (чуваш. Пăртас). Жители этой деревни после захвата их земель русским помещиком были вынуждены переселиться в другие места и образовали деревни Карак-Сирмы, Ыхра-Сирма, Шибулаты, Хоруи, Саруи Урмарского, Буртасы Вурнарского и Полевые Буртасы Яльчикского районов Чувашской Республики, а также населенные пункты с названием Буртасы в Камско-Устьинском и Апастовском районах Татарстана. Чуваши, основатели этих последних деревень, впоследствии отатарились.

Егоров Н. И. Примечания. // Хрестоматия по культуре Чувашского края: дореволюционный период. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2001. —  С. 47.

8. В настоящее время в Заказанье чувашских поселений практически нет, но русские писцовые книги, актовые и другие источники XVI—XVII вв. в этих районах постоянно упоминают «чювашей», а топонимика и сейчас пестрит чувашизмами. По далеко не полным данным, в Заказанье отмечено более 200 населенных пунктов, в которых проживали «чюваша».

Егоров Н. И. Примечания. // Хрестоматия по культуре Чувашского края: дореволюционный период. — Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 2001. — С. 83.