Чуваши

Сувары — предки чувашей

В книге молодого и пытливого автора в очерковой форме рассматриваются вопросы истории и культуры волго-камских суваро-булгарских племен, прослеживаются этнокультурные параллели между ними и чувашским народом, анализируются общие и особенные черты в суваро-булгарских и чувашских костюмных украшениях и ювелирных изделиях.

Дискурс здоровья традиционной чувашской культуры

Здоровье человека, в частности его психическая составляющая, во многом определяется той системой образов и понятий, которая складывается у человека не только на основе собственного жизненного опыта, но и на основе интериоризированной им системы ценностей той культуры, в рамках которой он социализируется. Именно поэтому для оптимизации системы медицинской помощи и профилактики в условяих конкретной культуры представляется важным изучение её традиционных основ — менталитета. Изучение этнического менталитета чувашей, определяемого как относительно целостная система ценностей, взглядов, мировоззрения, черт характера, норм поведения, создающих картину мира и скрепляющих единство культурной традиции, наиболее целесообразно начать с особенностей ценностно-смысловой сферы, т. к. именно в совокупности духовных идеалов находит отражение этническое своеобразие общества.

Самоназвания удмуртов и бесермян, их варианты, названия соседних народов в языке удмуртов и бесермян

Наши исследования языка северных удмуртов наталкивают на мысль о том, что историческая чуваша в бассейне Чепцы была не бесермянами, а действительно группой чувашей, которые жили на одной территории, зачастую в одних населённых пунктах с бесермянами и постепенно смешались с ними.

Ценностные ориентации личности: на материале устного народного творчества чувашей

В устном народном творчестве чувашей запечатлены как «сильные», так и «слабые» ситуации. Преобладание «сильных» ситуаций исходит из идеи полного приятия жизни, которая составляет основу традиции чувашского мировоззрения, согласно этой идее личность не препятствует естественному порядку вещей, и ее ценностные ориентации в большей степени формируется в зависимости от сложившихся обстоятельств. Само восприятие личностью сложившейся ситуации, ее определение связано с представлениями чувашей о судьбе, предопределенной Тура и Пулёх. Тура выступает как потенциальная возможность, Пулёх превращает эту возможность в действительность.

Погребальный обряд народов Волго-Камья XVI—XIX веков по археологическим и этнографическим материалам

Сопоставительный анализ погребального обряда чуваш, марийцев и татар по археологическим и этнографическим данным позволил придти к следующим выводам: 1. Погребальный обряд чувашского, марийского и удмуртского народов включает в себя много общих элементов, имеющих видимо, истоки в древней культуре поволжских финнов (небольшая глубина могильных ям, отсутствие фобов, захоронение умерших на лубяной или войлочной подстилках, наличие угольной подсыпки на дне могил, северная ориентация умерших, набор погребального инвентаря и украшений, облом кончиков ножей и т. д.). Наличие некоторых несущественных отличий не в состоянии изменить общей картины в целом. 2. Сопоставление чувашского погребального обряда с языческим и мусульманским обрядами волжских булгар свидетельствуют об их отличии. Погребальные обряды этих народов не имеют в своей основе общих элементов и их развитие шло различными путями. 3. Приведенные археологические и этнографические параллели убедительно указывают на сохранение в погребальном обряде чуваш генетических связей с финно-язычными народами и прежде всего с марийцами. 4. Видимо поволжско-финский компонент, близкий к марийскому, сыграл большую роль в формировании погребального обряда чувашского народа и в его этногенезе в целом. 5. Высказывания некоторых чувашских исследователей о мусульманстве на территории Чувашии не являются на наш взгляд убедительными и не подтверждаются археологическими и этнографическими материалами. 6. Дальнейшее изучение погребальных памятников на территории Чувашии, в частности могильников второй половины I—II тысячелетий н. э., позволит в дальнейшем полнее выявить роль тюркоязычных и финноязычных этнических компонентов в формировании чувашского народа.

Чувашский язык и происхождение чуваш

Мульдияров П. Я. Чувашский язык и происхождение чуваш. // ЛИК. — 2006. — № 2.

Cреднеазиатская версия происхождения чувашского народа

Данная книга является сокращённым вариантом ранее опубликованной книги Л. М. Иванова (Антея Илитвера) «Предыстория чувашского народа».

Особенности этнических процессов в Чувашской Республике

По-видимому, в конце XX в. все этносы этого региона, исключая башкир, в своем этническом развитии перешли тот условный рубеж, после которого у них начался этап деэтнизации. Пока лишь данные по башкирам дают основание утверждать, что имеющийся у них этнодемографический потенциал (в 1989—2002 гг. их численность увеличивалась ежегодно на 1,9 %) позволит им поддерживать определенно положительные тенденции. Судя по всему, уже наметившиеся процессы деэтнизации будут иметь в будущем высокие темпы прежде всего у мордвы (в 1989—2002гг. её численность ежегодно сокращалась на 1,8 %), существенны будут они и у удмуртов (0,8 %), чувашей (0,6 %) и марийцев (0,5 %).

История предков чувашей. XXX в. до н. э. — XV в. н. э.

В книге прослеживается исторический путь, пройденный предками чувашского народа на протяжении с III тыс. до н. э. до XV в. н. э. на огромных просторах Евразии. Главное внимание уделено малоизученным и до сих пор мало кому известным фактам и событиям, оказавшим влияние на происхождение и формирование чувашского народа. Рассматриваются вопросы этногенетического взаимодействия предков чувашей с другими племенами и народами, цивилизациями, затрагивающие неопубликованные в России до 1990-х годов исторические факты. В книге в систематизированном виде представлены сведения, материалы и источники из трудов зарубежных и отечественных, древних и средневековых авторов, а также исследования современных ученых.

К вопросу о происхождении самоназвания бесермян

Среди существующих на сегодняшний день гипотез о происхождении этнонима чуваш наиболее обоснованной, на мой взгляд, является та, что возводит данный этнический термин к общетюркскому нарицательному слову со значением «мирный, тихий, спокойный, смирный». Такая трактовка, кроме прочего, хорошо согласуется с мирным, неагрессивным характером и поведением чувашей, отличавшим в историческое время этот народ от их воинственных соседей-марийцев. Наиболее же вероятным предположением о происхождении поволжско-тюркского названия марийцев (тат. чирмеш, чув. çармăс) выглядит гипотеза о его связи с тюркским корнем *čer- ‘сражаться, воевать’. Из этого же поволжско-тюркского источника происходит, по-видимому, и старое русское название марийцев — черемисы.

Страницы

Subscribe to RSS - Чуваши