О концепции развития чувашской национальной культуры (тезисные наброски)

Впервые опубликовано:

Иванов В. П. О концепции развития чувашской национальной культуры (тезисные наброски) // Из выступления на совещании в Министерстве культуры и по делам национальностей Чувашской Республики в феврале 1994 г.


Реализация заявленных нынешним руководством России реформистских целей невозможна без учета национально-культурных особенностей населяющих ее народов, без использования не только экономического, но и духовного потенциала регионов. Весь противоречивый опыт истории России свидетельствует о том, что процесс формирования гражданского общества и становления правого государства имеют шансы протекать нормально, в условиях мира и согласия между народами, лишь в том случае, если неотъемлемой составной частью этого процесса явится возрождение и обновление национальной жизни этнических общностей. Как подчеркивается в «Концепции государственной, программы национального возрождения народов Российской Федерации» (1996 г.), важной составной частью возрождения выступают социокультурные аспекты деятельности государственных органов и общественных организаций по созданию необходимых условий и механизмов воспроизводства различных форм национальной культуры, сохранению и развитию национальных языков и традиций.

На мой взгляд, сегодня перед чувашской национальной интеллигенцией стоят два основных блока задач: 1) попытаться осознать роль национальной культуры и историко-культурного наследия в тех бурных политических и социально-экономических процессах, в которые вовлечен чувашский народ и Чувашская Республика; 2) выработать основные нригщины, ценности и идеи социокультурного развития нации на предстоящий период и, объединив усилия деятелей культуры, науки и работников соответствующих структур, разработать реалистичные государственные программы оперативного, среднесрочного и долгосрочного характера.

Как известно, культура — это не только материальные и духовные продукты человеческой деятельности, но и ценности, нормы, признанные способы поведения. При этом крайне важно осознать, что культура неразрывно связана с экономикой и потому она формирует важнейшие условия не только общественной, но и цивилизованной экономической жизни. Между тем, как в регионах и республиках России экономические реформы идут по-разному, — как по темпам, так и по качеству. Далеко не все то, что уже внедрено, скажем, в Татарстане или Ставропольском крае, приживается нас, в Чувашии. В основе этих и других явлений — не только политические и собственно экономические причины. Их надо искать также и в историко-культурных особенностях и традициях народов, населяющих те или иные территории. Становится ясно, что новые цивилизованные экономические отношения в республике могут получить полноправное развитие и дать результат лишь тогда, когда они будут основываться не только на европейских или американских культурных стандартах, но и на традициях и обычаях живущих в республике национальностей.

В нынешних условиях углубляющейся регионализации экономики, когда уже приходится часто на местах разрабатывать собственный курс экономической и государственной политики, необходимость учета и использования

416

региональной, хозяйственной и историко-культурной специфики приобретает исключительно важное практическое значение. Игнорирование жизненной необходимости сохранения самобытности народов и развития профессиональных форм национальной культуры может привести к превращению нашего народного хозяйства в базар, в коммерческий ларек со своими известными традициями, основанными на «понятиях».

Главная задача национальной культуры — создание благоприятной ссциально-психологической среды для полнокровного и свободного развития этнической общности, государственное обеспечение необходимых условий и механизмов воспроизводства различных форм национальной культуры, свободного творчества и новаторства людей, сохранение уникального наследия народа.

Как подтверждает наука и практика, со временем внимание людей к ценностям, достижениям кулыуры своего народа, выраженной в профессиональной форме, будет видимо не меньше, а больше. Не только художественные ценности прошлого, но и современная культура, и ее талантливые творцы по мере повышения уровня образования и информированности людей, получают признание и становятся предметом национальной гордости.

Необходимость разработки концепции развития чувашской национальной культуры продиктована историческими, политическими и социально-экономическими причинами. Речь идет, прежде всего, о безусловной важности обеспечения государственных гарантий социально-культурного развития чувашской нации. При разработке конкретных программ следует исходить из того очевидного факта, что больше нигде в мире, кроме как в Чувашской Республике, не имеется возможностей и условий для обеспечения сколько-нибудь минимального уровня функционирования национальной культуры чувашей. Если татары или мордва, живущие в Чувашии, реально могут рассчитывать на то, что развитие их национальной культуры может иметь (и имеет) государственную поддержку в Татарстане и Мордовии, то, соответственно, и чуваши, проживающие как в республике, так и за ее пределами, гарантом развития культуры правомерно рассматривают единственно только Чувашскую Республику.

Конкретные меры по развитию культуры в концептуальном плане должны основываться на убеждении, что развитие национальной культуры составляет ядро национального возрождения чувашей. В принципиальном плане концепция развития чувашской культуры подразумевает национальную консолидацию на основе исторических традиций и этнических ценностей, общих интересов, на базе пробуждения национального самосознания.

Принятие конкретных мер по развитию национальной культуры должно предполагать не только разработку конкретных программ, но и создание в соответствии с их идеями устойчивого и эффективно действующего механизма их реализации который бы обеспечивал такие условия, при которых вопросы чувашской культуры могли бы естественным образом входить в ткань принимаемых на всех уровнях государственной власти политических и социально-экономических решений.

Литература, изобразительное, музыкальное и театральное искусство, средства массовой информации служат источником познания народом своего исторического прошлого и настоящего, материально-бьггового и духовно-психологического укладов жизни, то есть являются одним из средств этносоциальной памяти, способствующей тем самым (хотя и косвенно) воспроизводству этноса.

Чуваши за исторически короткий срок создали практически все современ-

417

ные профессиональные формы культуры — систему народного образования, научные учреждения, театр, средства массовой информации, книгопечатание и т. п. Своеобразие национальной культуры формировалось у чувашей под воздействием целого ряда факторов.

Во-первых, это историко-культурные традиции, которые являются обидам достоянием нации. Сюда входят также и наиболее значимые моменты этносоциальной и политической истории чувашей, специфика исторически сложившихся связей их с другими народами в пределах Волго-Уралья.

Во-вторых, определенную роль в формировании национально-специфического в культуре играет расово-этнический фактор. Пожалуй, наиболее рельефно эта связь отражается в изобразительном искусстве. Нередко один и тот же образ художники разных национальностей изображают в своих работах по-разному, и в этих различиях сказывается не только особенности их индивидуального видения, но и особенности этнической психологии, национального менталитета и стереотипов.

В-третьих, большое значение для национального своеобразия профессиональной культуры имеет язык, и не только в таких видах творчества, как литература, театр, но и в изобразительном искусстве (книжная графика, плакат, карикатура), где слово и шрифт являются средствами создания художественного образа Национальный шрифт, текст на национальном языке и т. д. играют сегодня важную роль при оформлении улиц, рекламных вывесок и др. Именно это, прежде чем какие-либо иные компоненты декора, помогают зрительно почувствовать национальный колорит изображаемого.

Перечисленные факторы в совокупности с другими (например, природно-географическим) и определяют этническое своеобразие профессиональной культуры. Хотя на практике бывают и разного рода отклонения. Так, не всегда национальная специфика создается благодаря только перечисленным факторам. Известно, что в Чувашской Республике продолжают трудиться немало творческих работников нетитульной национальности, вместе с тем их произведения в той или иней степени также раскрывают и этнографический колорит края.

Этническая специфика — это не застывшее неизменное образование, а результат развития, основанный на глубоком осмыслении, образном воплощении исторического духовного опыта своего и других народов. Достаточно сослаться на декоративное искусство чувашей, в котором, пожалуй, наиболее концентированно запечатлены их национальные особенности (резьба по дереву, вышивка и др.).

Национальная культура чувашей уходит своими корнями в цивилизации Центральной Азии и Древнего Востока имеет генетические связи с древней культурой ираноязычных и тюркоязычных народов, тесно переплелась с культурой соседей — финно-угров и русских. Исключительно самобытный характер имела этнокультура чувашей до середины XVIII в., т. е. до времени насильственного обращения их в христианство. Предки чувашей — булгары и сувары — имели государственность, знали письменность (письмо рунического типа), исповедовали свою народную религию, из поколения в поколение передавали выработанную за века систему философско-космогонических представлений об окружающем мире, развивали самобытное искусство и фольклор.

Христианская религия объективно приблизила чувашский народ к общемировой, европейской культуре. Но вместе с тем православие, будучи государственной религией Российской империи, и проводившее в ходе своего насильственного насаждения в Чувашском крае политику полного искорене

418

ния народной религии чувашей, в действительности подорвало корни их самобытной этнической культуры. Вся мощь государственного и церковного идеологического аппарата царского режима работала на формирование в чувашах нигилизма по отношению к собственной этнической культуре и языку, на формирование у них колониальной психологии, чувства культурной второсортности.

Как в историко-культурном, так и в географическом плане чувашский этнос находился и продолжает находится в буквальном смысле на пересечении европейской (русско-православной) и азиатской (татарско-мусульманской) культур, на стыке Запада и Востока. При этом тюркоязычные чуваши, в основном будучи этносом азиатского, южного происхождения, исповедуют религию христианскую. Отсюда и двойственный характер их этнопсихологии и бытовой культуры (сочетание азиатских и русско-европейских элементов). Все это продолжает придавать культуре и этнопсихологическому облику чувашей не только особую самобытность, но и крайнюю противоречивость.

Своеобразие национальной культуры чувашей проистекает из уникальности самой их этнической истории. Так сложилась их история, что им в целом удалось не подвергаться сильному влиянию каких-либо более мощных этноязыковых общностей (например, нюрков, финно-угров, славян) и сохраниться как цельный этнос со своим архаичным уникальным языком. Сегодня чуваши представляют из себя народ, не связывающий себя прямо с какой-либо этнолингвистической общностью. Пожалуй, ни в одном народе чуваши не видят своих прямых «родственников» — как по культуре, так и по языку. Специалисты вписывают чувашей в языковые рубрикации и схемы очень часто с оговорками, как бы условно. К примеру, татары и башкиры по происхождению, языку, религии органично входят в большую семью тюркских народов и имеют с ними общее этноязыковое самосознание. Марийцы, удмурты и мордва по праву считают себя финно-утрами. Подобное самосознание чувашам неведомо.

Другая проблема, которую надо иметь в виду при разработке концепции возрождения национальной культуры — это отсутствие у чувашей восприятия православной религии в качестве опоры и хранителя национального духа, выразителя национальных интересов. К примеру, именно так воспринимают татары ислам, эстонцы — католицизм, русские — православие, буряты — буддизм и т. д. Православное духовенство в Чувашии стоит в стороне от проблем национального возрождения, не оказывает поддержку социально-культурным устремлениям национальной элиты.

В российской истории культура чувашей-«инородцев» не имела никакой государственной поддержки, а наоборот, её зачатки последовательно подавлялись. Поэтому не может не вызывать удивления тот факт, что, несмотря на это, еще как-то сохранились и выжили отдельные компоненты и элементы традиционной культуры. В царское время деятелями культуры становились из чувашей считанные единицы народных талантов, только те, кому удавалось вырваться из среды крестьянкой массы, как правило, благодаря счастливому случаю или поддержке отдельных демократически настроенных представителей русской интеллигенции.

Как бы мы не оценивали пройденный путь — факт остается фактом: профессиональные формы духовной культуры чувашского народа совершили в самые короткие сроки скачок от фольклорного воспроизведения реальной действительности к социально-психологическому роману, балету, симфонической

419

музыке, изобразительному искусству и т. д. Вместе с тем надо признать, что в советскую эпоху истинное состояние чувашской профессиональной национальной культуры, как, собственно и других народов, никогда не отвечало в должной степени запросам времени; оно по-своему соответствовало противоречивому и, по сути, кризисному положению дел в экономике: национальная творческая интеллигенция стала исполнительницей специального партийного заказа. Однако и то правда, что в советское время национальная культура развивалась весьма динамично. Было сделано очень многое, но в условиях тоталитарной системы, в атмосфере отсутствия свободы творческой деятельности и под игом узкопартийной идеологии национальная культура развивалась вымученно, однобоко, усреднённо-серо. Акценты делались главным образом на количественном росте и массовости, на вопросах профессионального мастерства, в то время как актуальные проблемы национального бытия художественной культуры, вопросы свободного новаторства были отодвинуты на второй план.

В современной Чувашии культура имеет свою немалую инфраструктуру и в ней представлены практически все современные профессиональные формы и институты культуры. Функционирует Чувашский академический драмтеатр, театр юного зрителя, театр кукол, русский драмтеатр, театр оперы и балета, филармония, академическая капелла. Культурно-просветительным обслуживанием населения республики заняты сотни массовых библиотек, клубных учреждений, киноустановок, более десятка музеев.

В русле национально-культурной проблематики работают Чувашский государственный институт гуманитарных наук, Чувашский национальный музей, художественный, литературный и другие музеи, Республиканский научно-методический центр, Национальная библиотека, факультет чувашской филологии и культуры Чувашского государственного университета, художественно-графический, музыкально-педагогический и филологический факультеты Чувашского госпединституга, республиканские музыкальное, художественное, культурно-просветительское, педагогическое училища Планируется открытие в ближайшей перспективе на базе строящегося училища культуры республиканского вуза культуры и искусства В республике функционируют творческие союзы писателей, художников, композиторов, журналистов, театральных деятелей, архитекторов, дизайнеров.

Проблемы и новости национальной культуры чувашского народа освещаются, конечно, в той или иной мере, в передачах Чувашской телерадиокомпании, публикациях издательств (в т. ч. книжного). На чувашском языке выходят журналы: «Тăван Атăл» (Родная Волга), «Ялав» (Знамя), «Пике» (Сударыня), «Çилçунат» (Аргамак), «Халăх шкулĕ» (Народная школа); республиканские газеты: «Хыпар» (Весть), «Чăвашьен» (Чувашия), «Тантăш» (Ровесник), «Самана» (Эпоха). Кроме того, за пределами республики выходят Ульяновская областная газета «Канаш» (Совет), газеты башкортостанских чувашей «Урал сасси» (Голос Урала), татарстанцев «Сувар», самарцев «Самарьен». Вместе с тем заставляют задуматься реальные показатели. Так, в настоящее время (перепись 1989 г.) среди занятых в сфере культуры и искусства республики чуваши составляют 64,8 %. Как видно, эта цифра ниже доли чувашей в составе населения республики (67,8 %). А между тем, казалось бы, в условиях национальной республики должно поддерживаться относительно высокий процент лиц титульной национальности в такой наиболее этнически окрашенной сфере, как культура и искусство. Кстати, нельзя считать оптимальными сравнительно низкие показатели доли чувашей среди лиц, занятых в науке (53,1 %) и народном образовании (66,6 %).

420

Конечно, имеющиеся в Чувашии материально-техническая база и институты культуры слабы и недостаточны для сколько-нибудь полноценной реализации программ развития национальной культуры чувашей. Нет в республике художественного вуза, консерватории, киностудии, отдельного симфонического оркестра. Беда в том, что, несмотря на наличие определенного круга учебных заведений по профилю культуры, до сегодняшнего дня не имеется чёткой государственной программы по выявлению особо одаренных детей и подготовке национальных кадров для культуры и искусства, по воспитанию их в духе уважения и любви к родной культуре и языку. Более того, не удается обеспечивать преемственность поколений мастеров культуры и искусства, нет внимания к вопросам формирования фамильных династий национальной элиты. Такое положение в немалой степени обусловлено и тем, что во всех предыдущих поколениях национальной интеллигенции культивировался этноязыковый нигилизм.

В семьях деятелей национальной культуры, которые все живут в городах, из-за незнания их детьми чувашского языка и ориентированности их интересов почти только на русскоязычную (европейскую) культуру, не происходит передача этнозначимых ценностей — опыта, знаний, взглядов, идей и т. п. от родителей к детям. Короче, в данных семьях отсутствует межпоколенная культурная трансмиссия, какая наблюдается, к примеру, у эстонцев, татар. Поэтому каждому поколению национальной интеллигенции приходится начинать все заново, при этом каждое новое поколение деятелей культуры приходит, как и сто лет назад, из деревни. Угроза вырождения национальной интеллигенции налицо. Отсюда и проистекает особо приоритетный характер мер по формированию на государственном уровне механизма выявления молодых дарований и организации подготовки национальных кадров культуры.

Важнейшей составной частью долгосрочных программ развития национальной культуры является круг проблем, связанных с языковой политикой, ибо язык есть первичная реальность культуры этноса. На родном языке ценности культуры (любой) воспринимаются глубже и эмоциональнее. Без решения вопроса расширения функций чувашского языка, без создания условий, формирующих потребность в знании и использовании чувашского языка бессмысленно говорить о сохранении и развитии национальной культуры. Решение вопроса чувашского языка — это есть, по существу решение основных проблем национальной культуры. Одно от другого нельзя отделить, они являются органически, генетически взаимосвязанными компонен тами структуры этноса

Принятие решений, касающихся национально-культурных реалий, могут быть сколько-нибудь состоятельными лишь при условии создания эффективной и социально ориентированней экономической системы. Совершенно ясно, что без бюджетных ассигнований культура зачахнет, не спасет её и коммерциализация, которая допустима лишь в известных пределах. Нужны специальные (блочные) государственные программы (целесообразно краткосрочные) по обеспечению экономической поддержки отдельных приоритетных проблем национальной культуры. Например, можно определить круг наиболее важных и фундаментальных книг по национальному искусству (4-5 названий) и обеспечить целевое государственное финансирование по их изданию. Следует детально продумать также вопросы изыскания стабильных внебюджетных источников финансирования культуры, в том числе, в частности, за счет меценатских средств зарождающегося среди чувашей класса цредпршимателей. Немалые резер

421

вы для культуры можно изыскать путем предоставления отдельным организациям и программам налоговых льгот и т. д

Следует заметить, что чем развитей национальная культура, тем более она восприимчива к интернациональному, тем выше ее способность к активной межэтнической интеграции, тем сильнее импульс ее движения к новому качеству. Поэтому познание «собственной» культуры выступает благоприятной основой обогащения личности ценностями национальной культуры. Поэтому разрабатываемые программы и меры по развюию национальной культуры должны исключить этнокультурный изоляционизм, как и слепое копирование опыта других народов. Следует использовать только позитивный опыт, ибо не все то, что естественно, к примеру, для эстонцев или грузин, будет нормально восприниматься чувашами (показателен пример, когда, следуя «моде», уже на взлете советской эпохи пытались устроить в Успенском соборе в Чебоксарах зал органной музыки).

Одной из важных проблем современной чувашской национальной литературы и искусства является недостаточно представительный их выход на общероссийский уровень. Для этого, безусловно, необходимо, чтобы национальное не заслоняло, не затушевывало активные социальные идеи произведений, способные волновать и заинтересовать читателей, слушателей, зрителей и другой национальности. Но, с другой стороны, следует учитывать, что и центральная критика мало еще внимания обращает на чувашскую литературу и искусство, что невольно способствует созданию представления о чувашской культуре как о менее разнообразном, малоинтересном и незначительном явлении современной российской культуры.

Время требует консолидации всех национальных сил на основе общности интересов и устремлений, историко-культурных ценностей, но, не противопоставляя при этом себя другим, не допуская этноцентризма. Ядром этого процесса должно стать внутреннее сплочение, прежде всего национальной интеллигенции. В этом смысле с сожалением приходится констатировать, что в условиях национальной автономии, при наличии, казалось бы, достаточно развитых форм профессиональной культуры, в республике до сих пор отсутствует оперативный печатный орган местной художественно-творческой интеллигенции. Общереспубликанские газеты в силу особенностей возложенных на них задач не могут дать достаточное представление о культурной жизни республик, а главное — помочь деятелям национальной культуры в обсуждении и решении своих специфических проблем.

Разрабатывая программы развития культуры надо, прежде всего, разобраться в основополагающем концептуальном вопросе: стратегически в каком направлении должно происходить развитие культуры, реализации какой перспективной идеологической цели она должна обеспечивать? Эти цели сегодня ни на каком уровне власти не выработаны и не продекларированы. В этих условиях наиболее продуктивной представляется ориентация деятельности социокультурного комплекса на обеспечение процесса возрождения и обновления национальной жизни, что является органической частью общего процесса формирования гражданского о&цесгва и становления правового государства

Речь идет о создании при поддержке государства необходимых условий для свободного творчества, обеспечения сохранения национального культурного наследия, создания благоприятной среды для преодоления национального нигилизма, стимулирования в молодом поколении интереса к собственной этнической культуре, повышения уровня культурно-исторического сознания людей.

422