Воскресение шумеров

Егоров, Г. П. Воскресение шумеров : [о происхождении чуваш. этноса] / Геннадий Егоров. — 2-е изд. — Чебоксары : Атăл, 1993. — 110, [2] с.; 20 см. — 50000 экз. — ISBN 5-900425-02-9.

Егоров, Г. П.
Воскресение шумеров : [о происхождении чуваш. этноса] / Геннадий Егоров. — 2-е изд. — Чебоксары : Атăл, 1993. — 110, [2] с.; 20 см. — 50000 экз. — ISBN 5-900425-02-9.
 
Егоров, Г. П.
Воскресение шумеров : [о происхождении чуваш. этноса] / Геннадий Егоров. — 2-е изд. — Чебоксары : Атăл, 1993. — 104 с.; 21 см. — 10000 экз. — ISBN 5-900425-01-0.

 

Автор — Егоров Геннадий Петрович:

Çĕршер çул кăкланă, тылланă халăхăн чунне çĕнĕрен чĕртсе вăйлатас тесессĕн, мăн асаттесен-асаннесен иртнĕ пурнăçне тата вĕсем пайанхи ăру валли тарăн, çирĕп тымар хатĕрленине пĕлни кирлĕ. Пулни-иртни çинчен чăваш халăхĕ кăна мар, вырăсĕ те, тутарĕ те, çармăсĕ те, эрзи те, ыттисем те вулаччăр. Ун хыççăн, халиччен пирĕн çине çÿлтен айалалла пăхакансем, малашне айалтан çÿлелле пăхма пуçлĕç, чăваша хисеплеме, йуратма тытăнĕç. Вăрçăнмасăр, çапăçмасăр çак кĕнекене пурин патне те çитерсен, вăл халăхăн пайанхи, ыранхи çулне кăтартĕ, çунат хушĕ, мăнаçлăх кÿрĕ. Чăвашлăхшăн тата халăх пуласлăхĕшĕн мăн асаттесем-асаннесем тăрăшнă пек, пурне те пĕрле чăмăртанса вăй хума хистĕ, пулăшĕ. Кĕскен каласан, пиншер çул кайалла мăнаçлăх, ăс, пуйанлăх, ĕçченлĕх, кăвар чун илнĕ халăха хуçса, татса кăсăйалла вĕçтернĕ пулсан, малашне вăл, Турă пÿрнĕ тĕнĕле кайалла илсе, ăмăрт пек вĕçме пуçлĕ, никам çĕнтерейми пулĕ. (Читайте книгу с начала до конца) .

Технический редактор и художник — П . С. Пупин

ISBN 5—900425-02-9

 

Смотрите также

  • Чуваши — яфетиды на Волге
  • Ашмарин Н. И. Словарь чувашского языка. : В 17 т. / Н. И. Ашмарин. — Казань, Чебоксары, 1928—1958.
  • Чувашско-русский словарь: Ок. 40 000 слов / Андреев И. А., Горшков А. Е., Иванов А. И. и др.; Под ред. М. И. Скворцова. — 2-е изд., стереотип. — М.: Рус. яз., 1985. — 712 с., ил., 16 л. ил. — Н.-и. ин-т яз., лит., ист. и экономики при Совете Министров Чув. АССР.
  • Егоров, Г. П. Казаки : переворот истории : [о происхождении чуваш. этноса и его связях с историей казачества] / Г. П. Егоров. — Чебоксары : Атăл, 1995. — 103, [1] с.: рис.; 20 см. — Библиогр.: с. 98—103 (87 назв.). — 1000 экз. — ISBN 5-900425-03-95.
  • Егоров, Г. П. Чăваш. Шумер : [о происхождении чуваш. этноса] / Г. П. Егоров. — [Чебоксары] : Чуваш. кн. изд-во, [1992]. — 50, [1] с.; 21 см. — 50000 экз.

Ссылки

 


 

Клич пулкар появился в Месопотамии задолго до переселения шумеров в Среднюю Азию и на Северный Кавказ, Средний Дунай. Его значение — будь един, будь вместе. Когда со всех сторон давят агрессивные племена, народ можно было сохранить только объединившись. Чăваш пулкар — это обыкновенный клич, призыв к объединению. Пулкар — приобретенное название, происхождение которого связано с сăварами (шумерами). В последствии этот клич воплощается в название государства сăваров — Пулкар.

Егоров. Г. П. Воскресение шумеров. 2-е изд. перераб. доп. — Чебоксары: Атăл, 1993 г. — С. 31.

То, что пулкары — есть сăвары выявляется еще рядом моментов. В истории ЧАССР (стр. 27) говорится, что «в походах гуннов в пределы Восточной Римской империи участвовали булгары и савары». Здесь между названиями надо было бы ставить дефис, а не и. Ибо прикаспийские сăвары, прибывшие на Северный Кавказ ещё до нашей эры, жили обособленно от пулкар. В походах гуннов, видимо, они и не участвовали. Часть сăвар-пулкар, обосновавшаяся на Среднем Дунае, составляла ядро державы гуннов, была объединяющей ее силой. Находясь в союзе нескольких племен, они не забывали свое шумерское происхождение, именовались также по названию древнего корня — сăвар. Но к имени народа добавляли клич — пулкар (будь един). Именно поэтому в событиях, где участвуют сăвары, непременно упоминаются пулкары. Эти названия всегда идут параллельно.

Егоров. Г. П. Воскресение шумеров. 2-е изд. перераб. доп. — Чебоксары: Атăл, 1993 г. — С. 52—53.

Сторонники единства, желая объединить народ в одно сильное ядро, выступили с призывом ПУЛКАР (будь един). Эта группа сăваров именовалась пулкарами. Правитель другого города, не желающий расстаться с титулом царя, сконцентрировал своих сторонников чуть поодаль от сăвар-пулкаров. Таким примерно образом произошла раздвоенность названия одного народа сăвар (шумер) на сăваров и сăвар-пулкаров.

Егоров. Г. П. Воскресение шумеров. 2-е изд. перераб. доп. — Чебоксары: Атăл, 1993 г. — С. 53.

Отсюда вытекает неоспоримый вывод: НАРОДА С НАЗВАНИЕМ БУЛГАР НА ВОЛГЕ НИКОГДА НЕ БЫЛО; ЧУВАШЕЙ (ШУМЕРОВ) ИМЕНОВАЛИ БУЛГАРАМИ ПО НАЗВАНИЮ ИХ ГОСУДАРСТВА. Также дунайские болгары носят имя названия государства, а не народа.

Егоров. Г. П. Воскресение шумеров. 2-е изд. перераб. доп. — Чебоксары: Атăл, 1993 г. — С. 54.

 


 

Прочие народы, проживающие в интересующем нас регионе, должны усвоить простую мысль — ещё в булгарские времена они были лишь статистами на подмостках истории, скромными наблюдателями величия чувашской государственности. Об этом со всей определенностью сообщает адепт печально знаменитой «яфетической теории» Н. Марра, главный пропагандист шумерской концепции происхождения чувашей Г. Егоров: «Входили вышеперечисленные народы (удмурты, мордва, марийцы, башкиры, татары — В. Ф.) в состав государства Пулкар? Нет! Чуваши, имевшие государство, занимали ведущее место на реке Атăл, находились на высоком уровне экономического и культурного развития по сравнению с соседями»216.

...

«Новые» чувашские историки, разумеется, по-новому ставят вопросы о происхождении своего народа и, соответственно, о границах ареала его формирования. На почве этногенетических реконструкций некоторые из них приходят к сенсационным и волнующим национальное самосознание выводам. В частности, уже упоминавшийся главный чувашский шумеролог обнаруживает «следы народа в разных местах, на разных территориях — в Средней Азии, на Урале, в Сибири, на Кавказе, Дунае, Пиренеях, Аппенинах, в Египте, Скандинавии»219.

Данные топонимики убеждают этого оригинально мыслящего исследователя в том, что «названия рек, озер, гор на обширной территории, начиная от северо-восточных районов Ирана до северо-западного Китая (Синьцзян) — чувашские»220.

Не менее интересны и открытия Г. Егорова на ниве археологии: «курганы, сохранившиеся в Месопотамии, Средней Азии, на Урале, Дунае, в Поволжье, на Дону — это места захоронения видных чувашей»221. Непосвященный читатель может усомниться, дескать как же это чуваши могли оставить неопровержимые свидетельства своего пребывания на столь обширной территории? Ответ на этот вопрос обескураживает: «обнаруженные следы не оставляли места сомнениям: нити были связаны с одним народом, одним языком... Все пути к разгадке тайны восходили к... шумерам»222.

Казалось бы, причем здесь шумеры? Какое отношение имеют чуваши к древней Месопотамии? Оказывается, самое прямое! «Как бы они не отрицали проживание шумеров сегодня, доказывающие факты сохранились «золотом на мраморе». Жизнь и путь шумеров — это жизнь и путь чувашского народа. Шумерский язык — это чувашский язык»223.

216Егоров Г. П. Воскресение шумеров. Чебоксары, 1993. С. 52.

219 Егоров Г. П. Указ. соч. С. 3.

220 Там же. С. 22.

221 Там же. С. 49.

222 Там же. С. 3.

Филиппов В. Р. Чувашия девяностых. Этнополитический очерк. — М.: Центр цивилизац. и регион. исслед. РАН, 2001. — 250 с.

Исследователь-любитель Геннадий Егоров изучает отношения между шумерами и чувашами (следуя традиции Марра) и заявляет о том, что чуваши-шумеры, ничего общего не имеющие с тюрками, открыли Америку и принесли индейцам культуру. Шнирельман описывает чувашскую версию этнической истории только на основе книг Егорова, но, разумеется, сёрьезные ученые не поддерживают аргументацию последнего99.

99Shnirelman V. Who Gets the Past? P. 46—49, 57.

Уяма Томохико. От «булгаризма» через «марризм» к национальным мифам: дискурсы о татарском, чувашском и башкирском этногенезе // Новая волна в изучении этнополитической истории Волго-Уральского региона / Под ред. К. Мацузато. — Саппоро: Центр славянских исследований, 2003. — С. 16—51.

Чувашский краевед-любитель Геннадий Егоров посвятил проблеме корней чувашского народа свою книгу «Воскресение шумеров». В ней он прослеживает историю «протошумеров», появившихся в Месопотамии до времени, когда появилось земледелие, и настаивает на том, что с одиннадцатого до третьего тысячелетия до н.э. «только один народ жил во всей Месопотамии» – «проточуваши», как он его называет. После набегов семитских групп (как же без еврейского заговора!), одна группа шумеров – «низовых чувашей»- мигрировала к восточному Средиземноморью и Южной Анатолии и затем в юго-восточную Европу, где она продолжала пользоваться клинообразной письменностью, доказательство которого было обнаружено в Румынии. Группа, которая осталась, была позже вытеснена из Месопотамии аккадцами и мигрировала в Центральную Азию; эта группа упоминается как «верховые чуваши». Егоров мобилизует лингвистические данные, чтобы спорить, что диалект низовых чувашей был очень близок к диалекту южных шумеров, и даже что «шумерский язык — чувашский язык, который выжил без всяких изменений». Не берусь, за недостатком специальных знаний и кругозора, оценивать, чьи аргументы весомее в подобном «споре тюрков между собою», но мне лично ясно только одно, что «история мидян темна и непонятна». Аргументы же тех и других ничем не сложнее угадывания смысла и подставки букв в слова, которые, как мы уже выяснили, «говорят сами за себя, стоит лишь правильно их «озвучить». Могу только сказать, что, по моему мнению, в подобном спорее аргументы чувашских авторов будут гораздо весомее, чем татаро-башкир, хотя бы потому, что именно в Чувашии находится городок Шумерля (по-тюркски Шумер иле /Страна шумер). Этот аргумент для меня является решающим.

Измайлов И. Л. Незаконнорожденные дети господ журналистов или о навязчивом шумеро-булгаризаторстве истории татар.

Особое место в этих псевдонаучных построениях занимает книга чувашского исследователя-любителя Г. П. Егорова, опубликованная в 1993 г. и доказывающая, что чуваши являются не больше, не меньше как прямыми потомками шумеров *8 . При этом автор категорически отвергает устоявшееся в науке мнение о тюркской принадлежности чувашей, оживляя давно отброшенную теорию 1920-х гг., стимулированную некоторыми построениями академика Н. Я. Марра и популярную среди чувашских националистов. Егоров заявляет о своем стремлении «восстановить истинную историю чувашей», будто бы искаженную поколениями историков. Автор «прослеживает» исторический путь пра-шумеров (т. е. пра-чувашей) в Месопотамии со времен возникновения земледелия и заявляет, что «с очень отдаленных времен, с XI до III тыс. до н. э., в Месопотамии жил только один народ». Шумеры сплотились во второй половине III тыс. до н. э., чтобы противостоять набегам семитов. Именно семитское вторжение привело к распаду шумерской общности на две части: одна группа мигрировала в Восточное Средиземноморье и Южную Анатолию, тогда как другая все еще жила в Южной Месопотамии. Затем первая мигрировала в Юго-Восточную Европу, принеся туда навыки клинописи. Из-за «аккадского террора» пришла в движения и южная группа, которая переселилась вначале в Среднюю Азию. Вот когда возникло деление чувашей на низовых и верховых, сохраняющееся и в наши дни, объясняет автор.

Передвигаясь по просторам Передней Азии и соседним регионам, «шумеры-чуваши» несли с собой свою высокую культуру: они будто бы значительно повлияли на развитие иврита, создали мировые религии, включая и христианство (автор утверждает, что Иисус Христос тождественен чувашскому языческому духу — Кереметь), принесли искусство земледелия в Египет и Среднюю Азию и даже в Северо-Западный Китай, а также распространили пивоварение по всему миру. В начале I тыс. н. э. чуваши были оттеснены из Средней Азии на Северный Кавказ, где они встретили своих западных сородичей, пришедших из Восточного Средиземноморья, и слились с ними. Некоторые из чувашских групп осели тогда в Грузии, Армении и Азербайджане. Но остальным пришлось искать пристанище в Среднем Поволжье. Так «чуваши-шумеры» оказались на своей нынешней территории. Автор верит в тождество шумерского и чувашского образа жизни, и в то, что «шумерский язык — это чувашский язык, сохранившийся без каких-либо изменений». А шумеры были первыми теологами, земледельцами, философами, математиками, кузнецами планеты, изобретателями бронзового литья, письменности и государственности. «Бог повелел им быть во всем впереди других народов». В Среднем Поволжье они создали могущественное булгарское государство, вполне моноэтничное по своему составу.

Автор сетует на то, что чуваши постоянно страдали от более отсталых врагов-варваров, которые посягали на их территорию и культурное достояние, будь-то Нижняя Месопотамия, Средняя Азия или Среднее Поволжье. Они потерпели сокрушительное поражение от татаро-монголов, испытывали тяжелый гнет во времена Казанского ханства и освободились от последнего лишь в 1552 г. благодаря русской помощи.

Автор делает особый акцент на вклад чувашей в русскую культуру и утверждает, что именно они были основными создателями русского языка. Он убежден, что чувашский язык повлиял на многие языки Европы и Азии. Более того, по его словам, именно «чуваши-шумеры» впервые пересекли Атлантический океан и открыли Новый Свет, принеся основы культуры американским индейцам.

Короче говоря, Егоров настаивает на полной самобытности чувашского народа, отличающегося от всех других по языку, культуре, физическому типу и, отчасти, даже по религии. Впрочем, он не отказывается от христианства, но проявляет отчетливое желание совместить его с чувашским язычеством. Совершенно очевидно, что кроме всего прочего, его теория преследует две цели: во-первых, подсказать путь к решению земельного вопроса (имея в виду чрезмерно высокую плотность сельского населения в Чувашии, автор «напоминает», что в былые времена Волжская Булгария занимала не только Волго-Камье, но простиралась далеко на юго-восток вплоть до Южного Урала и р. Урал), а во-вторых, стремится сплотить достаточно крупную чувашскую диаспору вокруг разрабатываемой им «чувашской идеи».

Шнирельман В. А. Мифы диаспоры